Модифицированные продукты: Часто задаваемые вопросы по генетически модифицированным продуктам питания

By | 15.12.2018

Как отличить генно- модифицированные продукты

Генетически
модифицированная пища
 — продукты питания, полученные из генетически модифицированных организмов
(ГМО) — растений или животных. Продукты, которые получены при помощи
генетически модифицированных организмов, включая микроорганизмы, или в состав которых входит хоть один компонент,
полученный из продуктов, содержащих ГМО, также могут считаться генетически
модифицированными, в зависимости от законодательства конкретной страны.

Ученые
спорят о влиянии генетически модифицированных продуктов на здоровье.
В США, Китае и Канаде выращивают
измененную кукурузу, сою и картошку, а вот Австрия, Греция
и Венгрия объявили себя свободными от ГМО.

Вред
ГМ-продуктов не доказан, но, если вам важно, чтобы ваша еда была полностью
натуральной, то необходимо
научиться отличать продукты, с отсутсвием ГМО:

ГМО —
генетически модифицированные
организмы
(растения, животные, микроорганизмы), которым
пересадили гены других организмов.

·        
ГМ-продукты обладают устойчивостью
к насекомым-вредителям, гербицидам, грибкам и вирусам. Их вкус
лучше, а растут они быстрее
традиционных продуктов.

·        
Пока нет никаких научных доказательств
того, что модифицированные продукты опасны для человека
.
Многочисленные международные исследовательские учреждения и научные
организации подтверждают эти данные.

·        
ГМ-продукты могут
вызывать аллергическую реакцию.
Например, если
у вас аллергия на фундук и вы съели продукт с генами
этого ореха, то непереносимость даст о себе знать. Поэтому
внимательно изучайте информацию на этикетках.

 

1. Изучите
этикетку:

Натуральные
продукты маркируют особым образом.
Ищите пометки «100 % organic», «Organic», или «Made with organic
ingredients». Они гарантируют, что в товаре нет генетически
модифицированных компонентов.

Обратите
внимание на надписи «Без
ГМО», «Non-GMO» и «Made without genetically modified ingredients». В составе этих товаров могут присутствовать ГМО,
но не более
0,9 %.

В США
овощи и фрукты обозначают
PLU-кодом из 5 цифр на ценнике. Код на трансгенных
продуктах начинается с 8.

 

2. Обратите внимание на внешний
вид продукта:

Генетически
модифицированные продукты безупречны на вид
. Они
имеют правильную форму, одинаковый размер и долго не портятся, так
как новые гены позволяют им быть устойчивыми к негативному внешнему
воздействию. Например, ген бактерии Bacillus thuringiensis, добавленный
в ГМ-растения, вырабатывает токсин, который отравляет вредителей.

Если
овощи тронуты насекомыми, скорее всего, перед вами натуральный продукт.

3. Если для вас важно
не употреблять ГМ-продукты, запомните этот список
:

78 %
сои, 33 % кукурузы
и 24 % рапса
в мире — трансгенные.

Их добавляют
в такие продукты, как:

·        
колбаса, сосиски

·        
молочные и сырные продукты

·        
полуфабрикаты и мучные смеси

·        
сухие завтраки, каши быстрого приготовления

·        
хлеб, кондитерские изделия

·        
сладкие напитки

·        
хлопковое и арахисовое масло

·        
майонез

·        
шоколадный сироп

ГМО есть или не есть?

ГМО, Генетически Модифицированные Организмы — организмы (микроорганизмы, растения, животные), геном которых был искусственно и целенаправленно изменен ( модифицирован) введением определенных генов другого живого организма, методами генной инженерии. Эти изменения производятся с целью получить организм с новыми, ожидаемыми свойствами. Так, для сельскохозяйственных культур это повышение устойчивости к вредителям, увеличение сроков хранения, улучшение вкусовых свойств. Трансгенными называют организмы, измененные с применением генетического материала организма другого вида, при естественном скрещивании это невозможно.
Отношение к ГМО – один из самых неоднозначных вопросов на сегодняшний день. На протяжении последних десятилетий в научной среде, СМИ, интернет- пространстве не утихают споры о пользе или потенциальном вреде ГМО. Однозначное мнение на данный момент не сформировано и пока мир прочно разделен на убежденных сторонников и яростных противников ГМО.
Реалии же таковы: в 2015 году генетически модифицированные культуры составили 99% собранного в США урожая сахарной свеклы, 94% соевых бобов, 94% хлопка и 92% кормовой кукурузы. Значительны доли модифицированной пшеницы, табака, картофеля, клубники.
На сегодня уже 12% всех земель планеты сельхозназначения заняты модифицированными культурами.
Страны, где наиболее массово выращивают модифицированные растения : США (60%), второе место у Аргентины и Бразилии, третье у Парагвая и Уругвая, четвертое у Канады, пятое у Индии.
На сегодня ГМО – компоненты, в том или ином виде присутствуют практически во всех сферах нашей жизни. Это – реальность, в которой мы уже живем, обратный путь, вряд ли возможен.

Плюсы ГМО
– Ускорение селекции и гибридизации. На создание нового сорта с заданными признаками без использования методов генной инженерии ранее уходили десятилетия. Сейчас возможно получить измененное растение в сроки до года. Так получают виды, устойчивые к негативным погодным условиям, вредителям.
– Снижение расходов на производство ( требуется меньше удобрений, гербицидов, инсектицидов), следовательно возможность наращивать объемы выращиваемой продукции.
– Сокращение потерь при хранении (модифицированные сорта лучше переносят хранение и транспортировку)
– Сокращение трат на борьбу с вредителями ( сорта картофеля, устойчивые к калорадскому жуку)
Как мы видим- плюсы неоспоримы и однозначны. Фактически, использование модифицированных организмов- реальная возможность избавить человечество от голода .

Минусы ГМО
В обществе, в первую очередь, благодаря позиции СМИ, активно эксплуатирующим эту гарантированно вызывающую эмоциональный отклик тему , отношение к ГМО сложилось крайне отрицательное. К сожалению, большинство информационных материалов подаются в агрессивной, ультимативно-осуждающей использование модифицированных организмов форме. Однако, все не настолько однозначно, на сегодняшний день мировым научным сообществом ГМО тактично оцениваются как потенциально опасные.
Противники ГМО ссылаются на следующие гипотетически возможные последствия употребления модифицированных продуктов:
– Аллергические реакции, либо на сам продукт-ГМО, либо на исходный материал.
-Употребление генетически модифицированных продуктов, предположительно, может спровоцировать развитие онкологических заболеваний, возникновение новых вирусов.
-Вероятность исчезновения некоторых видов растений.

Cложившаяся ситуация парадоксальна- ученые отрицают негативное воздействие ГМО на здоровье человека, подтверждая это результатами многолетних исследований. Потребители же пищевой продукции, не утруждая себя логическими размышлениями, идут на поводу у СМИ, которые в погоне за громкими заголовками, передергивают факты, нагнетая истерию вокруг ГМО.
В России законодательные и регуляторные органы, во многом под давлением общественного мнения, жестко ограничивают и контролируют использование ГМО в сельском хозяйстве.
Запрет на выращивание ГМО-культур действует во Франции, Венгрии, Швеции, в большинстве других стран обязательна маркировка продукции о присутствии в ней ГМО-элементов. Допустимые нормы содержания модифицированных генов в продуктах: в США – 10%, в Японии – 5%, в Евросоюзе – не более 0,9%.
В 2016 году опубликованы результаты самого масштабного исследования о влиянии ГМО на человека “Genetically Engineered Crops: Experiences and Prospects (2016)”. Для выяснения, каковы же потенциальные риски использования ГМО были проанализированы более 900 научных статей, изданных за последние 30 лет, на тему влияния ГМ-культур на организм человека и окружающую среду. Анализ статей продолжался два года комитетом из 50 учёных, исследователей и специалистов от сельского хозяйства и биотехнологий. Документ рецензировали 26 независимых экспертов. Заключение, полученное в результате анализа информации таково – употребление продуктов из ГМ-культур не имеет корреляции (связи) с заболеваниями раком, ожирением, диабетом, болезнями ЖКТ, заболеваниями почек, аутизмом и аллергиями. Не установлено долговременного повышения заболеваемости после массового распространения продуктов питания из ГМ-культур в США и Канаде в 90-е годы. Обнаружены определённые свидетельства положительного влияния ГМО на здоровье людей из-за сокращения количества инсектицидных отравлений и повышения уровня витаминов у населения развивающихся стран.
Вывод ученых однозначен: негативное влияние на живые организмы употребление ГМО не оказывает, возможность потенциально негативного влияния употребления модифицированной продукции на здоровье на сегодняшний день научно не доказана. Однако, общественное мнение, сформированное некомпетентными СМИ, резко отрицательно воспринимает растущее распространение ГМО- продукции. Судя по опросам, более половины населения России уверены, что употребление ГМО наносит несомненный урон здоровью. Наиболее часто ГМО представляют как потенциальный аллерген или канцероген. Такой настрой потребителей послужил причиной появления на пищевом рынке нового элемента маркетингового разделения – маркировки «без ГМО».
Однако, утверждать, что отложенное, проявляющееся в следующих поколениях людей пагубное влияние ГМО исключено, тоже нет оснований. Данная сфера науки развивается стремительно, и на сегодня прошло недостаточно времени, для окончательных выводов. Плоды генной инженерии, как и любые блага цивилизации имеют свою цену, которая, к сожалению, пока неизвестна.
В связи с этим, в России с 2016 запрещается использовать для посева (посадки) семена растений, генетическая программа которых изменена с использованием методов генной инженерии, содержащие генно-инженерный материал, внесение которого не может являться результатом естественных (природных) процессов, за исключением посева (посадки) таких семян при проведении экспертиз и научно-исследовательских работ.
Как в дальнейшем будет развиваться генная инженерия, каковы отсроченные последствия возрастающего производства и потребления ГМО продукции, предполагать сложно. Наиболее вероятный вариант -одновременное сосуществование трансгенных и обычных организмов с предоставлением потребителю гарантированной возможности самостоятельного выбора.

Генмодифицированные продукты – Новоаганская районная больница

В последние годы все большее влияние на здоровье населения планеты оказывает качество и структура питания. Опубликованы данные, что ежегодно в мире от недоедания и белково-энергетической недостаточности погибает 15 млн. человек.
В международном научном сообществе существует четкое понимание того, что в связи с ростом народонаселения Земли, которое по прогнозам ученых должно достичь к 2050 году 9-11 млрд. человек, необходимо удвоение или даже утроение мирового производства сельскохозяйственной продукции, что невозможно без применения трансгенных (генетически модифицированных) растений, создание которых многократно ускоряет процесс селекции культурных растений, увеличивает урожайность, удешевляет продукты питания, а также позволяет получить растения с такими свойствами, которые не могут быть получены традиционными методами.
Принцип создания трансгенных растений и животных схожи.

Что такое трансгенные продукты?
Генетически модифицированные организмы (ГМО, genetically modified organism, GMO) создаются методами генной инженерии (genetic engineering) – науки, которая позволяет вводить в геном растения, животного или микроорганизма фрагмент ДНК из любого другого организма с целью придания ему определенных свойств.
Любое растение или животное имеет тысячи различных признаков. Например, у растений: цвет листьев, величина семян, наличие в плодах определённого витамина и т.п. За наличие каждого конкретного признака отвечает определённый ген. Ген – от греческого genos, и переводится как “род”, “происхождение”. Ген представляет собой маленький отрезочек молекулы ДНК и генерирует или порождает определённый признак растения или животного. Если убрать ген отвечающий за появление определённого признака, то исчезнет и сам признак. И, наоборот, если добавить, например, растению новый ген, то у растения появится и новый признак.
Делается это для того, чтобы растения и животные получили новые удобные для человека свойства, повышенную устойчивость к вирусам, к гербицидам, к вредителям и болезням растений. Пищевые продукты, полученные из таких генноизмененных культур, могут иметь улучшенные вкусовые качества, лучше выглядеть и дольше храниться. Также часто такие растения дают более богатый и стабильный урожай, чем их природные аналоги.
Основные объекты генной инженерии в растительном мире: соя, кукуруза, картофель, хлопчатник, сахарная свекла. Путем генной инженерии возможно повышение урожайности на 40-50%. За последние 5 лет в мире земельные площади, используемые под трансгенные растения, увеличились с 8 млн. га до 46 млн. га.
Генетически модифицированные организмы входят в состав многих продуктов питания. Например, ГМ кукуруза добавляется в кондитерские и хлебобулочные изделия, безалкогольные напитки. Генетически модифицированная соя входит в состав рафинированных масел, маргаринов, жиров для выпечки, соусов для салатов, майонезов, макаронных изделий, вареных колбас, кондитерских изделий, белковых биодобавок, кормов для животных и даже детского питания. Из сои получают эмульгаторы, наполнители, загустители и стабилизаторы для пищевой промышленности.
Есть или не есть трансгенные продукты?
Когда речь заходит о генетически модифицированных продуктах, воображение тут же рисует грозных мутантов.
Чтобы полностью понять все риски употребления в пищу трансгенных продуктов, должно пройти несколько десятков лет и смениться несколько поколений, питавшихся генетически модифицированными продуктами.
Сторонники употребления генетически модифицированных продуктов считают, что они безвредны для человека и даже имеют преимущества. Главный аргумент, который приводят в защиту ученые эксперты всего мира, гласит: “ДНК из генетически модифицированных организмов так же безопасна, как и любая ДНК, присутствующая в пище. Ежедневно вместе с едой мы употребляем чужеродные ДНК, и пока механизмы защиты нашего генетического материала не позволяют в существенной степени влиять на нас”.  
Противники употребления ГМП, такие, как экологическая организация «Гринпис», объединение “Врачи и ученые против генетически модифицированных источников питания” считают, что рано или поздно “пожинать плоды” придется, так как при употреблении ГМП возможно возникновение пищевой аллергии, отравлений, онкологических заболеваний, мутаций.
Генетически модифицированные или обычные продукты – свобода выбора для каждого человека.
Выяснить, содержит ли продукт измененный ген, можно только с помощью сложных лабораторных исследований.  С января                  2005 года в «Закон о защите прав потребителей» была внесена поправка, в соответствии с которой каждый производитель обязан маркировать продукты, содержащие любое количество генетически модифицированного источника более 0,9%.
Чтобы получить право на ввоз, производство и реализацию продукции, содержащей генетически модифицированные источники, нужно пройти государственную гигиеническую экспертизу и регистрацию. Обязательная маркировка не означает, что данный продукт вреден для здоровья, ее нужно рассматривать только как дополнительную информацию для покупателя, а не как предупреждение об опасности.
Любой человек должен выбрать сам, согласен он есть генетически модифицированную пищу или нет.

Флуоресцентный кролик, полученный методом генной инженерии

Опасны ли продукты с ГМО?

На данный момент к продаже и употреблению разрешены несколько видов генетически модифицированных растений. Генетически модифицированного мяса или рыбы нет, хотя такие опыты ведутся. Но в целом в мире растёт интерес к экологически чистым, безопасным продуктам — как правило, потребители готовы переплачивать за продукты, не содержащие ГМО, и производители умело этим пользуются.

Кто-то считает их прогрессом, кто-то — мировым заговором против человечества. Мало кто из рядовых покупателей берёт на себя труд разобраться, что на самом деле представляют из себя генно-модифицированные продукты, но то, что они вызывают бесплодие, рак и аллергию, хотя бы раз в жизни слышал практически каждый. Отсюда возникает страх перед ГМО, люди стараются на всякий случай не рисковать.

На сегодняшний день в мире производят генно-модифицированные сорта томатов, картофеля, кукурузы, сахарной свёклы, риса, сои, пшеницы и некоторых других сельхозрастений. В России ГМО не производят, все продукты с ГМО — импортные, доля их на рынке из года в год сокращается, а оборот — ужесточается.

Единственный доказанный сегодня вред причиняют человеку не столько продукты, сколько те объёмы, в которых он их потребляет. Например, колбасные изделия. Кроме сои, которая на самом деле в большинстве случаев является генно-модифицированной, в колбасе содержатся фосфаты, избыток которых в организме ведёт к развитию остеопороза, и нитриты, которые могут быть причиной развития онкологии. Если в колбасе нет сои, там практически всегда будет так называемый белковый компонент — переработанные шкуры и хрящи животных, которые по сути несъедобны, их пищевая ценность минимальна. Поэтому даже не содержащая ГМО колбаса (а в большинстве случаев она их содержит) — не самый полезный продукт. Подобным образом ситуация обстоит и с овощами: генно-модифицированную картошку жук не ест, но давайте вспомним, каким количеством яда нужно обработать обычную картошку, чтобы получить урожай.

А вот то, что ГМО может быть причиной пищевой аллергии, на самом деле вызывает опасение врачей. Причиной большинства аллергий является белок. Когда белок подвергается генной модификации, спрогнозировать аллергическую реакцию на него у определённого числа потребителей довольно сложно.

Продукты с ГМО промаркируют – Роскачество


26 декабря вступают в силу изменения требований по маркировке продуктов с ГМО. На товарах появится специальный знак. Роскачество рассказало, что это значит для потребителя, в каких продуктах чаще всего встречаются генно-модифицированные организмы и где их точно не найти. 


Произведено в лаборатории


Сегодня, оказываясь в магазине, покупатели будто попадают в лабораторию. Только вместо пробирок яркие упаковки, а в качестве экспериментальных образцов продукты питания. Разумеется, на полках можно найти товары без искусственных добавок и красителей. Их довольно много, но для начала неплохо было бы в принципе разбираться в отличиях вреда и пользы таких компонентов. Например, соль – это консервант, только натуральный. Его потребители не боятся. Но если представить, что в составе будет указан хлорид натрия, то, наверняка, многие задумаются, стоит ли покупать такой продукт. И тем более давать его детям. Неизвестность пугает.


Но если в случае с солью, достаточно вспомнить школьный курс химии, то, например, с ГМО все обстоит сложнее. Это стало одной из причин, по которой эксперты Евразийской экономической комиссии обязали производителей наносить соответствующую наклейку на упаковку продукта, содержащего генно-модифицированный организм. «На рынке представлено множество продуктов, содержащих ГМО. О специальном знаке, маркирующем такую продукцию, говорят давно. Его применение стало бы значительным шагом вперед в идентификации рисков простым потребителем», – говорит Валентина Ботвинникова, кандидат технических наук.


В прошлом году в России на наличие ГМО было исследовано более 26 000 образцов продукции. В 17 из них эксперты обнаружили генно-модифицированные организмы.


Продукты генной инженерии


В упаковке со значком «ГМО» – продукт, в котором содержится организм с измененным геномом. Например, хлопья на завтрак из генно-модифицированной кукурузы. «Любые гены – это такие полимерные молекулы, состоящие из четырех типов химических единиц – нуклеотидов A, T, G и C. Различная последовательность их расположения дает нам разные гены», – рассказывает Александр Панчин, кандидат биологических наук, лауреат премии просветителей за книгу «Сумма биотехнологий». Это как предложения в нашей речи, состоящие из слов, от последовательности которых зависит смысл сказанного. Так вот, если ученые меняют порядок генов в каком-либо организме, такой организм называют генно-модифицированным (ГМО). «ГМО характерны, прежде всего, для сельскохозяйственных культур, в которые привнесены новые признаки: например, устойчивость к гербицидам, к вредителям, либо измененный ген выполняет сочетанные функции. То есть фактически изменение генома позволяет повысить жизнеспособность и иные характеристики растений», – объясняет Максим Возняк, руководитель испытательной лаборатории Тест-Пущино


В мире генную инженерию используют в основном, чтобы повысить производительность труда в сельском хозяйстве и улучшить различные характеристики продукции. Так, например, в Канаде одобрено производство трансгенного лосося. Ему встроили гены других видов рыб, благодаря чему он растет в два раза быстрее обычного. По мнению экспертов, использование такой технологии выгодно, в том числе потребителям. Сокращается время и затраты на производство, а значит, и конечная цена продукта может быть снижена.


Генная инженерия обладает практически неограниченными возможностями: она позволяет «собрать» набор генов с уникальными свойствами. Она позволяет менять и органолептические характеристики продукта – вкус, цвет, запах и другие. Речь здесь, скорее даже не о специальных вставках новых генов, а о вторичных функциях. «За биосинтез сахара отвечают, например, определенные ферменты. Можно сделать так, чтобы этих ферментов было больше и будет больше сахара. В то же время, если немного фантазировать, токсин к какому-нибудь паучку, который вредит выращиванию сахарной свеклы или тростника, может ухудшать, замедлять или вообще выключать действие фермента по биосинтезу сахара. Это вторая функция измененного гена, которую не предусмотрели. В таком случае можно получить модифицированный продукт, который, с одной стороны жучок не ест, а с другой – в нем будет синтезироваться меньше сахара», – говорит Андрей Замятнин, доктор биологических наук, директор Института молекулярной медицины Сеченовского университета. Однако такие примеры – скорее, исключение. «В целом модификация генома на данный момент влияет на вкус растений намного меньше, чем качество почвы, режим полива и другие более приземленные факторы», – подтверждает Олег Гусев, ведущий научный сотрудник института RIKEN (Япония), заведующий лабораторией «Экстремальная биология» КФУ.


Где можно встретить ГМО


Несмотря на то, что сегодня ученые способны изменить ДНК любого организма, на рынке пока нет исходно трансгенных продуктов животного происхождения. «В случае животных все не так просто: «изменил ген – получил гипоаллергенное молоко». Так не работает, к сожалению или к счастью, – продолжает Олег Гусев. Поэтому технологии генной инженерии для животных нам еще предстоит досконально изучить». Но это касается только не переработанных продуктов. Например, если в колбасных изделиях есть растительные компоненты, такие как соя, то там могут быть и ГМО.


«В России можно применять только те генетически модифицированные растения, которые прошли процедуру государственной регистрации, в том числе были проверены с точки зрения безопасности. Их немного. Это кукуруза, соя, рис и сахарная свекла», – рассказывает Елена Саратцева, заместитель руководителя Роскачества. В Японии, например, список чуть шире: плюс пять видов культур – рапс, картофель, бобы эдамамэ, хлопок и папайя.


По информации Международной службы оценки применения агробиотехнологий за последние 20 лет площади посевов генно-модифицированных культур в мире выросли в сто раз. 35 стран имеют опыт культивирования ГМО. В прошлом году генно-модифицированные культуры выращивали 24 страны, из которых только две – члены Евросоюза. Это Испания и Португалия. В России массовое возделывание ГМ сельхозкультур под запретом. Исключение – научные эксперименты. Что касается продажи, то реализовать на территории нашей страны можно только продукты с ГМО, проверенными экспертами и доказавшими свою безопасность.


О чем говорит маркировка «ГМО»


Для того, чтобы потребитель сам осознанно принимал решение, покупать продукты с ГМО или нет, в нашей стране было принято решение маркировать продукты с ГМО, если уровень содержания генно-модифицированных компонентов выше 0,9%. «Допустим, в продукте есть растительный ингредиент, например, соевый белок. Пусть содержание ГМО в нем равно 0,9%. Это означает, что по отношению к общему содержанию ДНК сои содержание генетически модифицированной сои составляет 0,9%», – поясняет Анастасия Семенова, заместитель директора по научной работе ФГБНУ «Федеральный научный центр пищевых систем им. В.М. Горбатова», доктор технических наук. Иными словами, если в килограмме конечного продукта содержится 9 граммов сои, из которой 0,09% с модифицированным геномом, то производитель обязан нанести наклейку «ГМО» на упаковку.


Аналогичные пороговые значения действуют и в странах Евросоюза, таких как Германия, например. «В США пока придерживаются иного подхода, чем европейцы, и оценивают необходимость маркировки ГМО в зависимости от того, насколько его химический состав эквивалентен традиционному аналогу. Если, например, соевое масло, полученное из ГМ сои, содержит более высокий уровень олеиновой кислоты, чем традиционное, то на этикетке должна быть представлена информация «…высокоолеиновое соевое масло…». При этом производители не обязаны указывать на упаковке, что продукт генно-модифицирован. Это что касается федерального законодательства. В отдельных штатах на своем уровне все же маркировка «ГМО» признана обязательной», – рассказывает Эльвира Садыкова, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории оценки безопасности биотехнологий и новых источников ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологий». В Восточной Азии также более либеральный подход. В Японии, к примеру, маркируются продукты, с содержанием генно-модифицированного компонента от 5% и больше. В Корее – от 3%. Однако «классическая» маркировка «ГМО» малоинформативна для потребителя: она не сообщает об изменениях свойств продукта в случае, если они есть.


Факторы риска


Вообще на сегодняшнем этапе развития науки нет однозначного и твердого ответа на вопросы о вреде или пользе всех генно-модифицированных организмов. По мнению некоторых ученых – вероятность риска невысока. «Можно даже посчитать вероятности риска воздействия ГМО на человека. И они невероятно низкие. Вероятность того, что взяли модифицировали растение, и этот кусочек ДНК «вышел» из генома растения, встроился в геном человека, да еще встроился так, что в итоге у человека начал развиваться рак и человек умер, практически нулевая. И тут опять же вопрос, а в этом ГМО виновато? С другой стороны, если, не дай Бог, что-то происходит, то не так-то и важно, какая вероятность данного события» – рассказывает Андрей Замятнин.


По оценкам Всемирной организации здравоохранения, большинство ГМ продуктов, которые сегодня есть на международном рынке, безопасны. Ученые многих ведущих научных организаций мира вообще не видят разницы в употреблении продуктов с измененными генами и не модифицированным ДНК. «Нет принципиальных отличий между ГМ продуктами и не ГМ с точки зрения безопасности, воздействия на человека. Некоторые думают, что если продукт генно-модифицирован и я его съем, то тоже как-то генно- модифицируюсь. Но это также странно утверждать, как если я съем вареное яйцо, то я сварюсь. Генная инженерия она так не работает. То есть для потребителя разницы быть не должно и нет даже никаких оснований думать, что она возможна» – говорит Александр Панчин. Химически гены все одинаковы и метаболизируются, то есть перевариваются человеческим организмом одинаково. Независимо от природы их происхождения».


Для сравнения ученые приводят пример селекции. Фактически это тоже изменение генома, последствие которого предсказать сложно. «Так получилось, что в процессе селекции одного из сортов картофеля возникли мутации, из-за которых в новом сорте картофеля было повышенное содержание соланина. Это такой токсичный гликоалколоид. Какое-то количество людей отравились. Означает ли это, что селекция – плохо? Конечно же, нет. Поскольку в подавляющем большинстве случаев селекция ни к чему такому не приводит», – продолжает Александр Панчин.


Вековые традиции перемен


Несмотря на это последние соцопросы показывают, что три четверти россиян считают генно-модифицированные продукты крайне опасными для организма. Некоторые ученые считают, что сказывается неосведомленность, с одной стороны, и лобби производителей, которые еще не освоили технологии генной инженерии. «Производство продуктов питания примерно раз в 100 лет сталкивается в проблемой продвижения новых технологий, вызванной низкой информированностью населения о безопасности новых продуктов. Так, в 19-м веке, потребители боялись консервированных продуктов, в 20-м веке – сублимированных продуктов. Теперь про это все забыли и потребляют эту продукцию без каких-либо опасений. Очевидно, с ГМО история повторится, и для того, чтобы потребители окончательно приняли это новшество, надо, чтобы прошло столетие», – заключает Анастасия Семенова.

Однако не все эксперты
столь категоричны. Но большинство согласно с тем, что потребители должны быть точно
проинформированы о том, что в продукте содержится ГМО. Тогда они сами смогут сделать
вывод. Будет он основан на результатах научных исследований или других фактах,
каждый решает сам

Памятка потребителю-Что нужно знать о ГМО

Генетически модифицированные объекты

Что такое генетически модифицированные организмы (объекты)?
Генетически модифицированные организмы (ГМО, genetically modified organism, GMO) создаются методами генной инженерии (genetic engineering) – науки, которая позволяет вводить в геном растения, животного или микроорганизма фрагмент ДНК из любого другого организма с целью придания ему определенных свойств.
Например, томаты получили ген морозоустойчивости от арктической камбалы, картофель получил ген бактерии, чей яд смертелен для колорадского жука, рис получил ген человека, отвечающий за состав женского молока, который делает злак более питательным.
Генетически модифицированные продукты (ГМП) – используемые человеком в пищу в натуральном или переработанном виде, полученные из генетически модифицированных организмов или содержащие их в своем составе.

Генетически модифицированные организмы (ГМО) – организм или несколько организмов, любые неклеточные, одноклеточные или многоклеточные образования, способные к воспроизводству или передаче наследственного генетического материала, отличные от природных организмов, полученные с применением методов генной инженерии или содержащие генно-инженерный материал, в том числе гены, их фрагменты или комбинацию генов.

Разрешено ли в России использовать генно-модифицированные источники (ГМИ)?

В настоящее время в России разрешены для использования и реализации в пищевой промышленности 13 видов пищевой продукции растительного происхождения, полученных с применением трансгенных технологий. При этом все пищевые продукты транспортируются в Россию из США, Германии, Канады и других стран. В России запрещено законом выращивать генетически модифицированные растения.

Как могут повлиять генно-модифицированные источники на организм человека?
При употреблении ГМП у человека могут проявиться новые виды аллергии, поскольку ГМП содержат вещества, влияние которых на организм человека еще не изучены.
Использование ГМП может привести к тому, что традиционные методы лечения с помощью антибиотиков будут малоэффективны, потому что большинство модифицированных растений содержат гены, устойчивые к антибиотикам.

Вы покупаете продукт, как узнать является ли он генетически модифицированным?
-необходимо изучить маркировку, потому что производитель обязан указывать на маркировке содержание генетически модифицированных источников, если пороговый уровень составляет 0,9%.
При этом информацию о продуктах питания, содержащих генно-модифицированные источники, необходимо указывать в графе «дополнительная информация» при оформлении сертификатов соответствия на такую продукцию.
-также можно определить ДНК генно-модифицированные источников в продуктах питания в специальных лабораториях.

Какие группы продуктов могут содержать ГМИ?  -мясные продукты- птицеводческие-хлебобулочные и мукомольные- рыбные и продукты моря- продукты детского питания-овощи и фрукты- жировые растительные продукты. 

Генетически модифицированные или обычные продукты – свобода выбирать для каждого человека.

Генетически-модифицированные продукты и их влияние на здоровье населения и окружающую среду

[ Радио Свобода: Программы: Качество жизни ]

[08-10-05]

Генетически-модифицированные продукты и их влияние на здоровье населения и окружающую среду

ВедущаяМарина Катыс При определении качества жизни учитывается не только благосостояние граждан, но и климат, географическое положение и многое другое. Однако согласитесь, если в стране на должном уровне решаются социальные проблемы, то никакие холода и бескрайние просторы не помешают ей быть комфортной для проживания. Сегодня мы будем говорить о генетически-модифицированных источниках, а также – о продуктах, содержащих ГМО, и о том, как генетически модифицированные организмы влияют на здоровье человека и окружающую среду. Рядом со мной в студии – директор Гринпис Россия Иван Блоков и доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии Российской Академии наук, член экологической женской Ассамблеи при ООН Ирина Ермакова. И первый вопрос – к Ивану Блокову. Почему Гринпис столько внимания уделяет генетически-модифицированным организмам? Иван Блоков: Это – очень важная тема, поскольку генетически-модифицированные организмы (если они попали в окружающую среду) будут бесконтрольно распространяться и мы никогда не сможем изъять их. Поэтому последствия распространения (последствия того, что они вышли из стен лабораторий и оказались у нас на столе, у нас на огороде) могут быть крайне широкие и затронут весь мир. Именно поэтому Гринпис старается предотвратить любое распространение генетически-модифицированных организмов в окружающей среде, сельскохозяйственных культурах – везде. Марина Катыс: Спасибо. Ирина Владимировна, вы занимаетесь исследованием генетически измененных организмов. Как вы относитесь к тому, что российский рынок постепенно заполняется продуктами, приготовленными с использованием таких генетически-модифицированных организмов? Ирина Ермакова: Конечно, отрицательно. Я считаю, что это вообще – катастрофа. Поэтому я и начала свои эксперименты, потому что знала, что на наш рынок поступает огромное количество трансгенных продуктов. Это могут быть как трансгенные (или генетически модифицированные) продукты (такие как, например, кукуруза, картофель, томаты), так и ГМ-компоненты в разных продуктах питания – в сосисках, в мороженом, в йогуртах. Почему это опасно? – Во-первых, эти продукты могут приводить к очень серьезным заболеваниям – это онкологические заболевания, дисбактериоз, аллергия, бесплодие. Марина Катыс: Спасибо. Насколько я знаю, трансгенные растения – это гибриды с измененным набором генов. И эти изменения производят для того, чтобы придать растению устойчивость к вредителям, морозостойкость, повысить урожайность или калорийность продукта. Еще в 1990 году начали выращивать табак, не чувствительный к вредным насекомым. Но начало массовому производству модифицированных продуктов положили США, когда в 1994 году появились помидоры, которые не портились при перевозке. Потом появились трансгенная соя, кукуруза, картофель, устойчивый к колорадскому жуку. Но всегда ли трансгенные растения – благо? И насколько ГМ-картофель лучше обычного? Иван Блоков: Трансгенные растения, как правило, по вкусу ничем не отличаются от обычных. Классический пример, конечно же, соя. Трансгенная соя, выпущенная фирмой “Monsanto”, ни по урожайности, ни по вкусовым качествам – ничем не отличается от обычной сои. У нее есть единственное отличие: когда она выращивается на полях, она устойчива к гербициду “раунд-ап”, который выпускается – конечно же – компанией “Monsanto”. Это – единственное отличие. Более того, используя традиционные сорта той же сои, можно получить гораздо большую урожайность, чем при выращивании трансгенной сои, но зачастую это не делается по причинам, которые далеки от каких-то реальных экономических причин, а просто потому, что оказывается банальное давление. То, что наш рынок сейчас заполоняет соя, во многом связано с тем, что в России нет контроля, а многие экспортеры стараются даже навязать нам трансгенную сою. Например, в США невозможно отделить ту же генно-модифицированную сою от обычной, они смешиваются и не разделяются никаким образом. Попадая к нам, эта трансгенная соя не маркируется и оказывается на столе у нас с вами. Марина Катыс: Хорошо, трансгенная соя попадает к нам на стол. К каким последствиям может привести генетически-модифицированная соя, попавшая в организм человека с продуктами питания, Ирина Владимировна? Ирина Ермакова: Я начала как раз эксперименты с генетически-модифицированной соей, устойчивой к “раунд-апу” компании “Monsanto”. Я добавляла в корм самок крыс эту генетически-модифицированную сою. У меня было и несколько контрольных групп: группа крыс, которым в корм добавляли традиционную сою, группа с добавлением изолята белка ГМ-сои и контрольная группа животных, в пищу которых мы ничего не добавляли. Те данные, которые я получила – просто шокирующие. Несмотря на то, что я была готова к негативному результату, то, что я получила, произвело на меня очень сильное впечатление. Мы изучали, что происходит с этими крысами и с их потомством. И оказалось, что около 60 процентов крысят не выживают после рождения, а те, которые выживают, очень ослаблены: они по размеру, и по весу значительно меньше, чем крысята из контрольной группы. Сразу скажу, не все 100 процентов крысят. Сегодня я как раз закончила подсчеты: 36 процентов из группы крысят ГМ-сои весили через две недели менее 20 граммов (где-то 14-15 граммов), а в норме, в контрольной группе – это 30-35 граммов. Разница, конечно, существенная. Марина Катыс: Спасибо, Ирина Владимировна. И у нас первый звонок из Долгопрудного. Виктор Алексеевич, пожалуйста. Слушатель: По поводу применения трансгенных продуктов. При повсеместном применении этих продуктов человеком на сегодняшний день объективно не установлено, что есть какое-то негативное воздействие. И первоначальные опыты, на которые сейчас ссылаются, это не очень объективно. Это один вопрос. А второй вопрос – относительно цены продуктов. Ведь трансгенные продукты должны быть значительно дешевле, и здесь должна быть такая функция государства – следить за торговцами, которые эти продукты продают по цене “чистых” продуктов. Вот здесь надо смотреть. А относительно влияния на организм человека – вряд ли. То, что говорят – что вызывает то, вызывает се… Достаточно много применяют, и пока данных в печати, что отрицательное воздействие есть, не было. Марина Катыс: Спасибо, Виктор Алексеевич. Иван Блоков хочет вам ответить. Иван Блоков: Вынужден обратить внимание на то, что даже по данным официальных исследований, которые проводились на картошке в Институте питания Российской Академии медицинских наук, было четко показано, что подопытная группа крыс имеет серьезные, статистически достоверные, отклонения в составе крови и в размере внутренних органов. И – уже достоверности в данном случае нет, поскольку набор исследованных животных был слишком мал, – наблюдается значительно большее число патологий. Абсолютно аналогичные результаты были показаны в том же Институте питания при исследовании сахарной свеклы. И аналогичные или очень близкие результаты были показаны при исследовании кукурузы по тем данным, которые фирма “Monsanto” представила в Европейский союз. Таким образом, у нас есть конкретный материал, обосновывающий потенциальную опасность данных продуктов. Ирина Ермакова: Мы опять говорим о крысах, а вопрос был – есть ли какое-то вредное воздействие на человека? Дело в том, что на крысах, действительно, было показано вредное воздействие ГМ-организмов через месяц и через шесть месяцев, но у человека оно проявится не сейчас, не сразу, а года через 2-3. Почему все-таки опасны генетически-модифицированные организмы? – Из-за несовершенства способов встраивания гена. Биотехнологические методы пока еще очень далеки от совершенства, об этом пишут очень многие ученые. Я, может быть, позже расскажу о встрече с английскими коллегами, которые посвятили этому большой обзор. Марина Катыс: Спасибо, Ирина Владимировна. И я предлагаю послушать Тамару Петровну из Москвы. Здравствуйте. Слушатель: Добрый день. Будьте добры, я бы попросила прокомментировать находящихся в студии такую вещь. Я сама слышал по радио интервью с биохимическим светилом академиком Скулачевым, который сказал буквально следующее: “только невежественные, отсталые и глупые люди могут опасаться генетически-модифицированных продуктов”. Я бы очень вас просила это прокомментировать. Иван Блоков: Сложно комментировать то, что сказал многоуважаемый академик. Тем не менее, все результаты исследований, которые имеются у нас на руках, четко показывают, что есть очень серьезная потенциальная опасность генетически-модифицированных продуктов. Но это скрывается во многих случаях. Например, в Германии Гринпис вместе с правительством Германии – представьте себе такую ситуацию – выиграл суд у фирмы “Monsanto”, сделав открытой информацию об исследованиях (ту самую информацию, которая показывает, что есть серьезные потенциальные проблемы). В России мы были вынуждены дважды обращаться в суд – к Институту питания и к Федеральной Службе по надзору за правами потребителей – с тем, чтобы получить возможность ознакомиться с материалами исследований. Как вы думаете, что мы получили? – Мы не получили материалов, поскольку этих материалов не существует. Хотя суд подтвердил нашу правоту. Я боюсь, что уважаемый академик, возможно, был просто введен в заблуждение и не видел базовых, исходных материалов исследований. Марина Катыс: Спасибо, Иван Блоков. Ирина Владимировна, пожалуйста. Ирина Ермакова: Во-первых, существует много научных данных и мировое заявление ученых об опасности трансгенных организмов, и большие обзоры, которые говорят о том, насколько эти продукты опасны и для человека тоже, с предупреждением о тех заболеваниях, которые они могут вызвать. С помощью биотехнологических методов создается абсолютно новый организм, и необходимо знать, как он взаимодействует с другими организмами. Когда я только начала этим заниматься, меня попросили написать небольшую статью, и я решила, что две-три недели мне будет достаточно, чтобы ознакомиться с литературой. И я была уверена, что ученые все проверили и не стоит беспокоиться, и была страшно удивлена, когда я не нашла работ о том, как ГМ-продукты влияют на живые организмы. После этого я участвовала в Съезде биотехнологов, и опять-таки доклада, как же ГМ-продукты влияют на живые организмы, я не услышала. Мне удалось найти несколько работ, как они влияют на насекомых, на мышей, на крыс, и во всех этих работах говорилось о том, что они представляю огромную опасность для живых организмов и их потомства. Марина Катыс: Спасибо, Ирина Владимировна. А сейчас я предлагаю послушать материал нашего саратовского корреспондента Ольги Бакуткиной. Ольга Бакуткина: В Саратове работает одна из первых региональных лабораторий, проводящая исследования на присутствие в продуктах питания трансгенной ДНК. Рассказывает начальник отдела по надзору за питанием Роспотребнадзора по Саратовской области Елена Никонова. Елена Никонова: За истекшие 9 месяцев у нас исследовано 188 проб. Из них в 12-ти было выявлено содержание ГМ-компонента. Применяем меры административного воздействия в этом случае, но идет очень тяжело именно из-за того, что в обществе создается мнение, что эта продукция – вредна для здоровья. Ольга Бакуткина: Продукция с трансгенными компонентами не изымается, просто дается предписание о необходимости ее маркировки. Елена Никонова: Всем производителям в их программы включен обязательный пункт о проведении контроля на ГМ-компонент. То есть если они не используют, они обязаны это подтверждать лабораторными испытаниями. Если же используют – будьте любезны маркировать. Ольга Бакуткина: За прошедшее время трансгенные компоненты были обнаружены сотрудниками лаборатории в основном в мясной продукции, причем как местных производителей, так и продуктах, привезенных из других регионов. Мощности лаборатории не позволяют проверять продукцию по частным заявкам рядовых покупателей. А как они относятся к продаже продуктов с генно-модифицированными добавками? Житель Саратова: Первая проблема – мы даже не знаем, какие продукты изменены, поскольку нет специальных обозначений. И дело не только в генетически-измененных продуктах, а во многих других добавках, которые сейчас используются. То есть понятие “натуральный продукт”, наверное, сейчас вообще невозможно. Жительница Саратова: Никто никогда не говорит правду. Продают и нигде не написано на этикетке. Сардельки “Аппетитные” – какое там содержание? То есть я должна взять с собой очки и сама читать – никто из продавцов никогда об этом информацию не выдает. Ольга Бакуткина: Если некоторые производители пытаются скрыть информацию о генно-модифицированных добавках, а продавцы неохотно сообщают о них покупателям – значит, есть опасение, что товар не купят. Коммерческий директор одного из респектабельных центральных магазинов Саратова Алексей Сочнев утверждает, что покупателей не волнует наличие трансгенных компонентов в кока-коле, а вот к мясным изделиям, соусам, а тем более – к детскому питанию, они относятся более внимательно. Учитывают ли руководители торговых предприятий состав продуктов при их закупке? Алексей Сочнев: Все зависит от того, кому предназначается товар. Люди состоятельные стараются избежать даже мелких покушений на свое здоровье, поэтому они стараются закупать продукты без генно-модифицированных компонентов. А “экономные” магазины рассчитаны на массового покупателя, который хочет приобрести товар подешевле и чтобы это было съедобно. Поэтому, я не думаю, что многие магазины будут интересоваться происхождением продуктов. Ольга Бакуткина: Пока не закончены дискуссии о полной безопасности трансгенных компонентов в продуктах питания, опасения при их покупке вполне понятны. Вот только выбор могут позволить себе не все. Большинство саратовцев все-таки чаще смотрят на цену, а не на маркировку продуктов питания. Марина Катыс: Я знаю, что в Европе если содержание генетически-модифицированных организмов в пищевых продуктах превышает 0,9 процента, это обязательно должно указываться на упаковке. Кроме того, в Европе запрещено промышленное разведение генетически-модифицированных культур. А как обстоят дела в России, Иван Блоков? Иван Блоков: В России любое содержание генно-модифицированных ингредиентов обязательно должно отражаться на этикетке продукта. К сожалению, это не происходит нигде в нашей стране. Хотя по результатам исследований той же санитарно-эпидемиологической службы в Москве, в Петербурге и в центральных городах – до 40 процентов продуктов, взятых наугад в торговой сети, содержат генно-модифицированные ингредиенты. Норматив 0,9 у нас не действует, а он мог бы быть применим, чтобы обозначить смесь, случайно попавшее загрязнение. Но у нас не существует лабораторий, которые могли бы это определять, практически ни в каких городах страны. Они есть в Москве, есть в Петербурге – и, пожалуй, список на этом заканчивается, в остальных городах определение может вестись только качественно. Поэтому все проблемы, которые связаны с торговлей, конечно же, остаются скрытыми. Так у нас есть 10 регионов, в которых вообще не существует лабораторий, могущих определять такие продукты. А вот выращивание таких продуктов в России недопустимо. Две попытки были сделаны компаниями – они подавали документы на экологическую экспертизу и получили четкий и жесткий отказ. Потому что продукты исследованы недостаточно. Я бы отметил один очень важный момент. Когда санитарный врач разрешает к использованию потенциально опасное вещество, в случае, если он совершил ошибку или намеренно разрешил то или иное вещество, максимальная ответственность, которую он может нести, – это дисциплинарная ответственность, в худшем варианте он может быть уволен. Что касается членов Государственной Экологической экспертизы, то люди, которые входят в комиссию, могут попасть под уголовное преследование, если они допустили ошибки. Как мы видим – есть разрешение на использование в ГМ-продуктов в питании, есть категорический запрет на выращивание ГМ-культур в окружающей среде. Марина Катыс: Спасибо, Иван. И мы слушаем Владимира из Москвы. Пожалуйста. Слушатель: Добрый вечер. Прежде всего я хочу сказать, что тема эта чрезвычайно актуальна, но подход несколько поверхностный. У нас существует Академия наук, у нас существует Академия медицинских наук. Вот академик Скулачев считает так. Ваши гости считают по-другому. Существуют американские исследования. Где наши официальные исследования? И где ссылки ваших гостей на официальные исследования Академии медицинских наук? Хочу сказать, что в общем это выступление производит впечатление некоторой ангажированности. А так как известна ангажированность Гринпис, то – трудно доверять. Извините. Марина Катыс: Спасибо, Владимир. Сейчас вам ответят оба наших гостя. Ирина Владимировна, вы ангажированы? Ирина Ермакова: Нет, конечно. Вообще я – независимый эксперт. Я нашла много научных источников и работ, которые показывают, почему это опасно. Буквально два слова скажу о методах встраивания гена. Дело в том, что существует два наиболее распространенных способа встраивания гена: один – агро-бактериальный (это почвенные опухолеобразующие бактерии, используют плазмиду – кольцевую ДНК – для встраивания гена) и второй – так называемый биобаллистический способ, когда на микрочастицы золота или вольфрама наносят ДНК и с помощью этих микрочастиц идет “обстрел” клеток. На самом деле оба метода несовершенны. В частности, те же самые плазмиды, которые могут попадать к нам в желудок, не разрушаются до конца. Была проведена совершенно потрясающая работа немецких исследователей, когда они добавляли в корм плазмиду, содержащую ген флуоресцентного зеленого белка и потом смотрели – куда попадает этот ген, в клетки каких органов. Они смотрели это у мышей, а в другой работе кормили беременных самок и смотрели, что происходит у потомства. Обнаружили флуоресцентный белок в клетках многих органов у плодов и новорожденных мышат. И таких исследований достаточно много. Я была в Италии на конференции, организованной Международным обществом потребителя. Там, конечно, механизмы встраивания не обсуждались, а обсуждался вопрос о сосуществовании ГМ-культур и традиционных культур. На конференции мне удалось встретиться с английским ученым, который, когда я его спросила “что вы думаете о способах встраивания гена?” сказал мне: “эти способы встраивания – для экспериментов, но не для коммерческого использования”. У меня есть работа этого исследователя, я вам ее подарю. Марина Катыс: Спасибо, Ирина Владимировна. Иван Блоков, ответьте, пожалуйста, нашему слушателю. Иван Блоков: Спасибо огромное за вопрос. Несмотря на то, что я не считаю Гринпис ангажированной организацией, вопрос очень к месту. Данных официальных исследований, которые по нашему законодательству обязаны были проводиться в Российской Федерации, мы не смогли получить. Судя по всему, таких исследований просто не существует сегодня. В результате двух судебных процессов с официальными органами мы полностью подтвердили право и нас, как организации, и любого гражданина страны получить такие исследования. Вместо отчетов об исследованиях, которые должны были быть, были представлены некие краткие выжимки из них, в которых официально (по запросу суда) утверждалось, что ничего больше в организациях не имеется. Поэтому, к сожалению, мы не можем говорить ни о каких исследованиях в России. Марина Катыс: А что касается ангажированности Гринпис? Иван Блоков: Мне очень сложно отвечать на вопрос об ангажированности. Кем ангажирован Гринпис? Нас очень часто обвиняют в том, что мы работаем на ЦРУ, а, скажем, в других странах нас обвиняют в том, что мы работаем на КГБ. Почему? – Потому что мы везде протестуем против радиоактивных отходов. Ну кем мы ангажированы? – Наверное, населением тех стран, которые не хотят видеть у себя эти радиоактивные отходы. Марина Катыс: Спасибо, Иван. И Николай из Курска очень давно ждет возможности задать вопрос нашим гостям. Слушатель: Здравствуйте, уважаемые господа. Я хочу сказать, что вольно или невольно начнешь переоценивать нашего Лысенко – сколько на него было вылито, а он был не такой уж и глупый мужик. Я хочу сказать, что – никуда не денешься. В России невозможно купить ни молока, ни сыра, ничего – везде соя. И избавиться от этого будет наверняка невозможно, потому что на тех полях, где выращивается этот экспериментальный картофель, он начинается скрещиваться с чистыми, так сказать, культурами, с чистым картофелем, и фактически уже следующий картофель несет всю нагрузку. Я хотел бы узнать, это так или нет? И каковы наши дальнейшие перспективы, когда наши дети захотят иметь внуков, доживут ли они? Спасибо. Иван Блоков: Пока в России не выращивается трансгенная соя. Так что, если вы увидите сою российского производства, то можете быть уверены, что она – не трансгенная. Что касается картофеля, то – да, он действительно гарантированно попал на поля, он гарантированно вышел за ограду тех полей, где выращивалась экспериментальная картошка, и попал к нам с территории Грузии и Украины. Так что с картошкой могут, действительно, наступить проблемы, и мы не можем предложить сейчас никакого варианта их решения. Марина Катыс: То есть фактически в России уже нельзя говорить о том, что существуют регионы с чистым картофелем? Иван Блоков: По крайней мере, в северо-западных регионах, где проводилось экспериментальное выращивание картофеля, а также в регионах, примыкающих к Украине и Грузии – да, мы не можем говорить со 100-процентной гарантией, что регионы – чистые. Марина Катыс: Ирина Владимировна, вы хотели что-то добавить? Ирина Ермакова: Да, я говорила, что была на конференции, которая была организована Международным обществом потребителей. На этой конференции были представители очень многих стран, и, кстати, конференция была посвящена вопросу о сосуществовании ГМ-культур и традиционных культур. Вывод был сделан совершенно однозначный: сосуществования быть не может, происходит генетическое загрязнение. Многие страны (о чем говорили их представители), в том числе – Америка, сейчас выступают против ГМ-продуктов и ГМ-культур. Во Франции сжигают поля. В США сейчас поставлен вопрос о так называемой “травке для гольфа”, которая тоже генетически-модифицирована в некоторых случаях. Что касается наших экспериментов – когда мы начинали их, то вставал вопрос: а как влияет та же самая ГМ-соя на живой организм, (не только на потомство, но и вообще на поведение тех крыс). Мы добавляли в корм самок крыс небольшое количество генетически-модифицированной сои. И уже могу сказать, что у самок обнаружен повышенный уровень тревожности, нарушение инстинкта материнства. Это мы зафиксировали. Мы призываем к тому, чтобы был проведен достаточно большой (может быть, даже на мировом уровне) эксперимент, тщательный, с привлечением многих стран по проверке влияния генетически-модифицированных организмов на животных и на другие организмы. В частности, мы сейчас пишем проект, где будут задействованы не только крысы или мыши, но и обезьяны. Позже я расскажу о том, какую информацию я получила по поводу роста онкологических заболеваний сейчас в России, который я связываю именно с тем, что у нас много продуктов, содержащих ГМ-компоненты. Марина Катыс: Спасибо, Ирина Владимировна. Сергей из Санкт-Петербурга, пожалуйста, вам слово. Слушатель: Когда обычные люди слышат это страшное выражение “генетически-модифицированные” – наверное, люди не знают, что у нас все – генетически-модифицировано, наши организмы миллионы лет подвергались генетическим модификациям. Если люди действительно хотят заняться чем-то полезным, я думаю, надо все-таки начать с крыс, мышей и даже обезьян – поить их питерской водой, например. Или вспомните, например, мясо чернобыльское, которое по всему Союзу развозили по секретному письму. Вот если они об этом будут говорить, я думаю, мы их и не услышим никогда. Спасибо. Марина Катыс: И звонок Александра из Москвы. Пожалуйста. Слушатель: Мне кажется, целесообразно провести четкую границу между понятиями “генно-инженерная технология” и “продукты генной инженерии”. Наша вся аптечная продукция (причем, самые лучшие достижения последнего времени) – это продукты рекомбинантной технологии. И мы их используем, иногда очень даже с успехом. Что касается продуктов питания, если они будут дешевле, чем натуральные продукты, то и – слава богу, и надо их использовать и применять. Относительно опасности биотехнологического применения непосредственно в окружающей природе, выращивание и так далее – это же вопросы технологии, чтобы сделать это безопасным. Марина Катыс: Кстати, хочу напомнить нашим слушателям, что ежегодно в мире от недоедания, белковой и калорийной недостаточности погибает около 15 миллионов человек. И ряд ученых, сторонников генной инженерии (к которым, видимо, и относится наш слушатель) считают, что без ГМ-продуктов человечество не сможет решить проблему продовольствия. Ведь по прогнозам на земле к 2050 году население должно превысить 10 миллиардов человек – соответственно, возникает необходимость удвоения или даже утроения мирового производства сельхозпродукции, что невозможно, как считают эти ученые, без применения трансгенных растений. Иван, как бы вы могли это прокомментировать? Во-первых, что если у человека нет денег на хорошие продукты, пусть он ест ГМ-продукты. И второй вопрос, что, действительно, в медицине применяется огромное количество лекарств с использованием генно-инженерных технологий, и это – положительный момент. Иван Блоков: Безусловно, то, что в медицине используются лекарства, это дает абсолютно положительный эффект, и нет никаких сомнений, что когда подобного рода технологии используются в закрытых системах, не попадают в окружающую среду и не попадают неограниченно к нам на стол, то их можно только поддерживать. Это не вызывает никаких сомнений, по-моему, ни у кого. Другое дело, что если мы начинаем говорить о технологиях. Хорошо, давайте поговорим о безопасной технологии. Для того, чтобы безопасно, в соответствии с американским стандартами, вырастить генно-модифицированную картошку, вы ее должны посадить на поле таким образом, чтобы в уголочке было высажено несколько кустиков обычной картошки (чтобы на них собирался весь колорадский жук). Но в следующем году – второй раз – на это поле высаживать трансгенную картошку уже нельзя, надо дать полю отдохнуть. Как вы думаете, будет такая технология соблюдаться в России, в наших реальных условиях? – Конечно, нет! Что касается питания – максимальное повышение стоимости колбасы с добавлением чистой сои (вместо трансгенной сои) может составлять 1 процент. При наших ценах на колбасу это 1-2 рубля на килограмм. Я думаю, что любой человек такое может себе позволить. Но дело в том, что в России даже этого нет, в России колбаса с наличием трансгенной сои или без таковой стоит абсолютно одинаково. Потребителю совершенно не важно, какая соя там есть. А ряд производителей продают колбасу за ту же цену, хотя полностью отказались от трансгенной сои. Говорить о каком-то грандиозном удешевлении продуктов, производимых из генно-модифицированных растений, вообще невозможно. Стоимость их примерно одинакова, просто в одном случае – когда вы выращиваете нормальное растение без использования большого числа гербицидов, надо потратить немного больше труда, а в другом случае – вам надо вложить те же самые пестициды и гербициды, которые тоже стоят денег. Это просто другой механизм вкладывания денег. Поэтому слова о том, что генно-модифицированные продукты накормят человечество – большой блеф. Предполагается, что они накормят человечество когда-то потом, в 2020-2030 году, когда тех людей, кто это сейчас пропагандирует, уже не будет ни у власти, ни в науке – они уйдут в сторону, получив все, что могли получить, от пропаганды или от продажи этих продуктов. А продукты останутся у нас с вами. Марина Катыс: Спасибо Иван. Ирина Владимировна… Ирина Ермакова: Когда мы говорим о лекарствах – то в них в основном используют продукты деятельности генов, а не сами гены. Поэтому большинство лекарств безопасны с точки зрения генетического воздействия. И здесь нужно сказать о том, что биотехнологию, несомненно, развивать нужно, и я считаю, что она должна всячески поддерживаться государством и финансироваться государством. Но когда мы говорим о ГМ-культурах – то, что произошло? Биотехнологи недоработали, а бизнесмены поторопились. А остановить бизнес, даже если обнаружили ошибку, очень трудно, практически невозможно. А выступают в основном за трансгенные растения те ученые, те биотехнологи, которые получают средства от тех компаний, которые производят эти ГМ-культуры. И здесь опять-таки мы должны разделить науку и коммерцию: науку нужно развивать, биотехнологии несомненно нужно развивать и поддерживать, но на данном этапе развития биотехнологии коммерческое использование ГМ-продуктов страшно опасно. Марина Катыс: Спасибо, Ирина Владимировна. Владимир Иванович из Москвы, пожалуйста, вам слово. Слушатель: Добрый день, господа. Тема чрезвычайно актуальная, больше спасибо вам за это. Две ремарки. Во-первых, когда выступают люди категорично по данному вопросу, надо иметь в виду, что на этом поле крутятся колоссальные деньги. Второе, при ссылке на Америку надо помнить о том, что там приблизительно половина бизнесменов не имеют образования, и это тоже надо принимать во внимание. А вопрос такой. Скажите, пожалуйста, можно ли считать, что в продуктах, в которых применена американская соя, уже заведомо есть генно-модифицированный продукт? И второе, скажите, у нас есть селекция (скажем, Мичурин, Лысенко) и есть генно-модифицированные продукты – в чем разница? Когда селекционер выводит сорт с наперед заданными свойствами, он все-таки имеет какие-то ограничения со стороны природы, а когда создаются генно-модифицированные культуры – там никаких ограничений нет, добиваются “через колено”, как говорится, того, что человек перед собой поставил. Пример: я слышал, вывели сорт картофеля, который не грызут крысы; определили, что там чрезмерные высокое содержание лизина и вывели такой сорт – крыса не ест, а люди едят. Марина Катыс: Спасибо большое, Владимир Иванович. Итак, Иван, первый вопрос нашего слушателя был о том, вся ли соя из Соединенных Штатов генно-модифицированная? Иван Блоков: Если соя пришла из Аргентины – она вся генетически-модифицированная, 100 процентов аргентинской сои генно-модифицировано. От 60 до 80 процентов сои в США генно-модифицировано, но поскольку она не разделяется и смешивается в процессе производства, то почти наверняка, если вы получили продукт, содержащий сою, из США, он тоже будет содержать генно-модифицированную сою. А вот если продукты из российской сои, то пока она вообще не модифицирована, ее можно есть без опаски. Марина Катыс: Спасибо, Иван. Ирина Владимировна, что касается наших селекционеров, (Мичурина и его коллег) и генетически-модифицированных организмов – в чем отличие? Ирина Ермакова: Селекционеры скрещивают родственные организмы, родственные растения. Никто не пытается скрещивать, например, помидор и рыбу или яблоко и картофель, это невозможно, и в природе тоже. ГМ-технологии дают человеку огромные возможности для скрещивания чего угодно. То есть мы фактически нарушаем определенные законы природы, когда скрещиваем разные виды, которые скрещиваться между собой не могут. Мы закон нарушили, обошли его, и последствия могут быть колоссальными. Вот говорят, что это тот же генетический материал, подумаешь, все должно разрушаться в желудочно-кишечном тракте. Я опять-таки обращаю внимание на способ встраивания гена, который пока несовершенен. Эти чужеродные вставки могут попасть в половые клетки – и тогда на свет появится ребенок с генами картофеля (уже такие случаи были в Америке описаны) или с генами рыбы. Это будет генетическая химера, которая, как правило, будет еще и бесплодна. То есть на самом деле – очень много опасностей. Поэтому мы и говорим: ОСТАНОВИТЕСЬ, давайте проверим, давайте все досконально изучим, поймем механизм, и только после этого будем выращивать. Марина Катыс: Спасибо. И Вадим из Московской области, пожалуйста. Слушатель: Это Вадим из Московской области, поселок Снегири. Я очень законопослушный человек, но правильно ли я понял, что государство не ведет официальных исследований для членов этого государства по исследованию тех продуктов, о которых вы говорите? Иван Блоков: Государство не смогло предоставить результаты исследований по безопасности этих продуктов, и мы предполагаем, что такие исследования не проводились (поскольку их нет, а они должны быть по нашему законодательству). В очень небольшом количестве регионов государство проводит исследования реальных продуктов на наличие в них ГМИ и вынуждает производителя показывать на соответствующих этикетках – есть ли генно-модифицированные ингредиенты в продукте или нет. Для 10 регионов России это вообще невозможно. Максимальное количество исследований было проведено в течение года в Белгородской области – 955 исследований. Можно себе представить, какое количество исследований проводилось в остальных регионах. То есть всего исследований было проведено намного меньше, чем существует производителей подобного рода продукции в стране, не говоря уже о том, что партии продуктов, конечно, не проверялись. Марина Катыс: Спасибо. И Николай Елисеевич из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос. Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать относительно истории. У меня жена в 1975 году была в Америке, и там уже правительство начало призывать фермеров переходить к натуральному выращиванию, натуральным технологиям, а в супермаркетах продукты модифицированные стоили намного дешевле – примерно в 5-10 раз дешевле. Вот когда в Америке начали производить генно-модифицированные продукты? Марина Катыс: Спасибо за ваш вопрос. Иван Блоков, пожалуйста. Иван Блоков: С 1994 года идет промышленный выпуск генно-модифицированных растений, которые используются человеком в пищу. Немного раньше был впервые высажен табак, это было сделано в 1990 году. Но с 1994 года в Америке это делается в промышленном масштабе. Марина Катыс: Спасибо. И еще один слушатель, Валерий из Москвы, пожалуйста. Слушатель: Добрый день. Передача интересная очень, и я хотел бы доктору Ермаковой задать вопрос. Скажите, пожалуйста, какой конкретно ген сои может принести вред? Ирина Ермакова: В данном случае мы проверяли сою, устойчивую к “раунд-апу”, это была “Монсантовская” соя. На конференции в Италии я обсуждала эти данные с представителями разных стран. Рассказывала им о том, что у крыс был повышенный уровень тревожности, что крысята были очень агрессивными, они набрасывались друг на друга и на людей. Даже сотрудница вивария отказалась обслуживать их и чистить их клетки, пришлось мне делать это самой, потому что крысы нападали и на сотрудников вивария. И представительница из Японии сказала мне, что есть очень интересные работы, когда добавляли в пищу сам гербицид “раунд-ап”, – и у крыс тоже была повышенная тревожность и агрессия, что, в принципе, наблюдали и мы у потомства тех крыс, которым мы подкармливали ГМ-соей, устойчивой к раундапу. И она (когда мы обсудили этот вопрос) сказала, что если просто добавлять “раунд-ап” в пищу – тоже возникает такая агрессия. И мы даже предположили, что, возможно (это нужно, конечно, все проверять) у сои, которая устойчива к “раунд-апу”, идет накопление, аккумуляция этого гербицида, и в конечном счете этот гербицид тоже попадает к нам в организм. Этот факт тоже нужно проверить, и сейчас мы подключили к работе эмбриотоксикологов, генетиков, морфологов и биохимиков для того, чтобы выяснить, что действительно происходит. Марина Катыс: Спасибо, Ирина Владимировна. И Виктор из Москвы, пожалуйста. Слушатель: Добрый день. Сейчас в Москву везут из южных регионов очень много картофеля. Картофель чистый, без изъянов, красивый, крупный. Вопрос: как можно визуально отличить чистый картофель от генно-модифицированного картофеля – визуально, на рынке, без справок, без всевозможных документов? Спасибо. Марина Катыс: Спасибо, Виктор. Иван, видимо, вопрос к вам. Иван Блоков: Визуально отличить генно-модифицированные растения о немодифицированных нельзя никак. Невозможно без лабораторных исследований отличить картофель, невозможно отличить сою, невозможно отличить кукурузу и невозможно отличить помидоры – это то, что может к нам попадать на рынок. Именно поэтому мы и настаиваем на том, что государство должно вести контроль и очень четко маркировать все продукты, которые к нам попадают. Марина Катыс: Но на российский рынок попадает генетически-модифицированный картофель уже не в качестве семян для промышленного производства, а в качестве продукта, который поступает в супермаркеты? Иван Блоков: Большинство российских лабораторий, которые проводят исследования, не могут определить более чем 1-2 продукта. В первую очередь это, безусловно, соя и во вторую очередь это либо кукуруза, либо картофель. По большей части – картофель. В регионах в большинстве случаев контроль невозможен, мы просто не можем сказать – что же происходит сейчас в стране? Мы можем дать реальную оценку того, какая часть рынка занята ГМ-продуктами, только для сои, для всего остального – увы! Инструментальных способов контроля практически нет. Марина Катыс: Спасибо. Нина Ивановна из Москвы, пожалуйста, вам слово. Слушатель: У меня вопрос к вашему гостю. Иван Блоков дал обнадеживающую информацию о том, что если соя – импортная, то это – на 100 процентов генетически-модифицированный продукт, а наша, отечественная – совершенно безопасная. Но на упаковке продукта указывается просто содержание сои. И как отличить сою импортную от сои отечественной? По сути дела, такая информация для покупателя остается совершенно бесполезной. Марина Катыс: Спасибо, Нина Ивановна. Сейчас вам ответит Иван Блоков. Иван Блоков: Есть несколько способов. Во-первых, если соя была произведена в Краснодарском крае или продукт был произведен в Краснодарском крае, то практически со 100-процентной вероятностью вы можете быть уверены, что он произведен из нашей сои, которая там выращивается. Но для того, чтобы вы могли воспользоваться более серьезным способом определения и понять, где что есть – Гринпис специально выпускает “Справочник для потребителя”. Это брошюра, которую можно посмотреть на нашем интернет-сайте, и она бесплатно высылается любому жителю России, который обратится в Гринпис любым способом. Так что обращайтесь, и через несколько дней вы получите такой справочник, в котором будет список компаний, которые четко отказались и подтвердили неиспользование генно-модифицированных ингредиентов. Марина Катыс: Спасибо. И Владимир Сергеевич из Санкт-Петербурга, пожалуйста. Слушатель: Здравствуйте. Во-первых – почему половина Америки носит 54-56-ой размер одежды? Во-вторых – мы давно забыли вкус подлинных продуктов – настоящего сыра, настоящей колбасы, настоящей картошки. Мы уже отвыкли от настоящей музыки, от настоящей архитектурной акустики и так далее. Мы забываем вкус подлинной жизни, мы уходим в мир иллюзий. Марина Катыс: Спасибо, Владимир Сергеевич. Ирина Владимировна, почему в Америке так много тучных людей? Ирина Ермакова: Конечно, это – нарушение обмена веществ. Есть такая точка зрения – что люди любят поесть. – Нет, конечно. Это – нарушение обмена, и вполне возможно, что именно трансгенные продукты могли привести к такому нарушению. У меня есть информация по поводу онкологических заболеваний в США – там рост онкологии почти по всем органам. Я стала сравнивать с тем, что происходит в России – в России на фоне общего снижения онкологических заболеваний, тем не менее, всплеск онкологических заболеваний кишечника (как раз туда попадают в первую очередь плазмиды и чужеродные вставки) и рака крови. Это, на самом деле, путь тех самых плазмид с целевым геном, о которых я говорила. В основном страдают дети до четырех лет и пожилые люди после 60-ти, т.е.когда иммунитет еще не развит или уже ослаблен. К сожалению, если у нас будет очень много трансгенных продуктов, то через 2-3 года рак уже будет как насморк. У меня есть коллекция фотоснимков: фотографирую растения и животные с каким-нибудь заболеванием. Я обратила внимание на то, что в последнее время мне все чаще стали попадаться животные с опухолями – кошки, собаки и др. , и что меня очень удивило много больных растений. Очень странные наросты. Это наросты на плодах: яблоках, картошке, клубнике; наросты на черенках, на стеблях. Я сделала фотографии, а растения отправила на экспертизу нашим ученым в МГУ, для того чтобы они проанализировали, с чем это может быть связано. Действительно, сейчас очень и очень рискованная ситуация. Марина Катыс: Спасибо, Ирина Владимировна. В США от 50 до 80 процентов традиционных сортов сельскохозяйственных культур содержат трансгены. Это исследование было проведено по заказу Союза обеспокоенных ученых (Union of Concerned Scientists). И по заказу этого Союза было проведено тестирование семян культур, не имевших официальной истории генетической модификации. Результаты восьмилетнего культивирования ГМ-сортов этих растений в открытом грунте показали, что для рапса “генетическое загрязнение” составило 83 процента, для кукурузы и соевых – 50 процентов. По прогнозам, приблизительно еще через 2 года ГМ-экспериментирования в США “чистых” сортов практически не останется. ..

ГМО сельскохозяйственных культур, кормов для животных и не только

Feed Your Mind Главная страница

en Español (испанский)

Какие ГМО-культуры выращивают и продают в США?

PDF 152 КБ

Ем ли я продукты, полученные из ГМО-культур?

Весьма вероятно, что вы едите продукты и продукты, приготовленные из ингредиентов, полученных из ГМО-культур. Многие ГМО-культуры используются для производства ингредиентов, которые едят американцы, таких как кукурузный крахмал, кукурузный сироп, кукурузное масло, соевое масло, масло канолы или сахар-песок.Некоторые свежие фрукты и овощи доступны в разновидностях ГМО, в том числе картофель, кабачки, яблоки и папайя. Хотя ГМО содержатся во многих продуктах, которые мы едим, большинство ГМО-культур, выращиваемых в Соединенных Штатах, используются в пищу животным.

Чтобы потребителям было проще узнать, содержат ли продукты, которые они едят, ГМО-ингредиенты, Министерство сельского хозяйства США ведет список биоинженерных продуктов, доступных во всем мире. Кроме того, вы начнете видеть этикетку «биоинженерно» на некоторых продуктах, которые мы едим, благодаря новому Национальному стандарту раскрытия информации о биоинженерных пищевых продуктах.

Какие ГМО-культуры выращиваются и продаются в США?

В Соединенных Штатах выращивают лишь несколько типов ГМО-культур, но некоторые из этих ГМО составляют значительный процент выращиваемых культур (например, соя, кукуруза, сахарная свекла, рапс и хлопок).

В 2018 году ГМО-соя составляла 94% всех посаженных соевых бобов, ГМО-хлопок составлял 94% всего посаженного хлопка, а 92% посевной кукурузы приходилось на ГМО-кукурузу.

В 2013 году ГМО рапс составлял 95% посевов рапса, а ГМО сахарной свеклы – 99.Убрано 9% всей сахарной свеклы.

Большинство ГМО-растений используются для производства ингредиентов, которые затем используются в других пищевых продуктах, например, кукурузный крахмал из ГМО-кукурузы или сахар из ГМО сахарной свеклы.

Кукуруза:

Кукуруза – это наиболее часто выращиваемая культура в США, большая часть которой – ГМО. Большая часть кукурузы с ГМО создана, чтобы противостоять насекомым-вредителям или гербицидам. Кукуруза Bacillus thuringiensis (Bt) – это кукуруза с ГМО, которая производит белки, токсичные для определенных насекомых-вредителей, но не для людей, домашних животных, домашнего скота или других животных.Это те же типы белков, которые используют органические фермеры для борьбы с насекомыми-вредителями, и они не причиняют вреда другим полезным насекомым, таким как божьи коровки. Кукуруза GMO Bt снижает потребность в опрыскивании инсектицидами, одновременно предотвращая повреждение насекомыми. Хотя много ГМО-кукурузы идет в обработанные пищевые продукты и напитки, большая часть ее используется для кормления скота, например коров, и домашней птицы, например кур.

Соя:

Большая часть сои, выращиваемой в США, – это ГМО-соя. Большая часть ГМО-сои используется в пищу для животных, преимущественно домашней птицы и домашнего скота, а также для производства соевого масла. Он также используется в качестве ингредиентов (лецитин, эмульгаторы и белки) в обработанных пищевых продуктах.

Хлопок:

ГМО-хлопок был создан, чтобы быть устойчивым к коробчатым червям и помог возродить хлопковую промышленность Алабамы. ГМО-хлопок не только является надежным источником хлопка для текстильной промышленности, он также используется для производства хлопкового масла, которое используется в упакованных пищевых продуктах и ​​во многих ресторанах для жарки. Шрот и шелуха из ГМО-хлопковых семян также используются в пищу для животных.

Картофель:

Некоторые виды ГМО-картофеля были разработаны для защиты от насекомых-вредителей и болезней.Кроме того, были разработаны некоторые разновидности ГМО-картофеля, которые противостоят синякам и потемнению, которые могут возникнуть, когда картофель упаковывают, хранят и транспортируют, или даже режут на кухне. Хотя поджаривание не меняет качества картофеля, оно часто приводит к тому, что пища выбрасывается без надобности, потому что люди ошибочно полагают, что подрумянившаяся еда испорчена.

Папайя:

К 1990-м годам кольцевая вирусная болезнь почти уничтожила урожай папайи на Гавайях и в процессе почти уничтожила промышленность папайи на Гавайях.ГМО-папайя, получившая название «радуга», была создана для защиты от вируса кольцевой пятнистости. Этот ГМО спас выращивание папайи на Гавайских островах.

Летний сквош:

Кабачок с ГМО устойчив к некоторым вирусам растений. Сквош был одним из первых ГМО на рынке, но он не получил широкого распространения.

Канола:

ГМО канола используется в основном для приготовления растительного масла и маргарина. Шрот из семян канолы также можно использовать в пищу для животных. Масло канолы используется во многих упакованных пищевых продуктах для улучшения консистенции пищи.Большинство ГМО канолы устойчивы к гербицидам и помогают фермерам легче бороться с сорняками на своих полях.

Люцерна:

ГМО люцерна в основном используется для кормления крупного рогатого скота, в основном молочных коров. Большая часть люцерны с ГМО устойчива к гербицидам, что позволяет фермерам опрыскивать посевы, чтобы защитить их от разрушительных сорняков, которые могут снизить производство люцерны и снизить питательные качества сена.

Apple:

Было разработано несколько сортов ГМО-яблок, устойчивых к потемнению после разрезания.Это помогает сократить количество пищевых отходов, поскольку многие потребители считают коричневые яблоки испорченными.

Сахарная свекла:

Из сахарной свеклы делают сахарный песок. Более половины сахарного песка, расфасованного для полок продуктовых магазинов, производится из ГМО сахарной свеклы. Поскольку ГМО сахарная свекла устойчива к гербицидам, выращивание ГМО сахарной свеклы помогает фермерам контролировать сорняки на своих полях.

А как насчет животных, которые едят пищу из ГМО-культур?

Более 95% животных, используемых для производства мяса и молочных продуктов в США, едят ГМО-культуры. Независимые исследования показывают, что нет никакой разницы в том, как продукты, содержащие ГМО и не содержащие ГМО, влияют на здоровье и безопасность животных. ДНК в пище с ГМО не передается животному, которое ее ест. Это означает, что животные, которые едят ГМО-пищу, не превращаются в ГМО. Если бы это было так, у животного была бы ДНК любой съеденной пищи, будь то ГМО или нет. Другими словами, коровы не становятся травой, которую они едят, а куры не становятся кукурузой, которую они едят.

Точно так же ДНК из продуктов животного происхождения с ГМО не попадает в мясо, яйца или молоко животного.Исследования показывают, что такие продукты, как яйца, молочные продукты и мясо, полученные от животных, которые едят ГМО, равны по питательной ценности, безопасности и качеству с продуктами, приготовленными из животных, которые едят только продукты, не содержащие ГМО.

Узнайте больше о ГМО-культурах и кормах для животных .

Кто следит за безопасностью корма для животных?

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) является основным регулирующим органом, ответственным за обеспечение безопасности пищевых продуктов, содержащих ГМО и не содержащих ГМО, для животных. Эту ответственность выполняет Центр ветеринарной медицины FDA. FDA требует, чтобы вся пища для животных, например пища для людей, была безопасной для животных, производилась в чистых условиях, не содержала вредных веществ и имела точную маркировку.

Есть ли в пище животных ГМО?

Скоро будет. FDA одобрило приложение, которое позволяет продавать AquAdvantage Salmon, атлантического лосося, который был генетически модифицирован для более быстрого достижения важной точки роста.FDA определило, что лосось AquAdvantage столь же безопасен для употребления и питателен, как и атлантический лосось без ГМО. FDA также обнаружило, что одобрение заявки на этого лосося не окажет существенного влияния на окружающую среду США.

Используются ли ГМО для производства чего-либо, кроме еды?

Когда вы слышите термин «ГМО», вы, вероятно, думаете о еде. Однако методы, используемые для создания ГМО, также важны при создании некоторых лекарств. Фактически, генная инженерия – процесс, используемый для создания ГМО, – впервые была использована для производства человеческого инсулина – лекарства, применяемого для лечения диабета. Лекарства, разработанные с помощью генной инженерии, проходят тщательный процесс утверждения FDA. Все лекарства должны быть подтверждены как безопасные и эффективные, прежде чем они будут одобрены для использования людьми. ГМО также используются в текстильной промышленности. Некоторые растения ГМО-хлопка используются для создания хлопкового волокна, которое затем используется для изготовления ткани для одежды и других материалов.


Как регулируются ГМО для обеспечения безопасности пищевых продуктов и растений в США

Наука и история ГМО и других процессов модификации пищевых продуктов

Как ГМО-культуры влияют на наш мир

Наука и история ГМО и других процессов модификации пищевых продуктов

Feed Your Mind Главная страница

en Español (испанский)

Как генная инженерия изменила селекцию растений и животных?

Знаете ли вы?

Генная инженерия часто используется в сочетании с традиционной селекцией для получения генно-инженерных разновидностей растений, имеющихся сегодня на рынке.

В течение тысяч лет люди использовали традиционные методы модификации, такие как селективное разведение и скрещивание, для разведения растений и животных с более желательными признаками. Например, первые фермеры разработали методы скрещивания для выращивания кукурузы с различными цветами, размерами и областями применения. Сегодняшняя клубника – это нечто среднее между видами клубники, произрастающими в Северной Америке, и видами клубники, произрастающими в Южной Америке.

Большинство продуктов, которые мы едим сегодня, были созданы с помощью традиционных методов разведения.Но изменение растений и животных с помощью традиционного разведения может занять много времени, и сложно внести какие-то конкретные изменения. После того, как в 1970-х годах ученые разработали генную инженерию, они смогли внести аналогичные изменения более определенным образом и за более короткое время.

Каковы последние достижения науки в селекции растений и животных?

Ученые разрабатывают новые способы создания новых разновидностей сельскохозяйственных культур и животных, используя процесс, называемый редактированием генома.Эти методы могут упростить и ускорить внесение изменений, которые ранее вносились посредством традиционного разведения.

Существует несколько инструментов для редактирования генома, например CRISPR. Ученые могут использовать эти новые инструменты редактирования генома, чтобы сделать посевы более питательными, устойчивыми к засухе и устойчивыми к насекомым-вредителям и болезням.


Как регулируются ГМО для обеспечения безопасности пищевых продуктов и растений в США

ГМО-культуры, корма для животных и не только

Как ГМО-культуры влияют на наш мир

Правда о генетически модифицированных продуктах питания

Роберт Голдберг опускается в кресло и указывает рукой в ​​воздух. «Монстры Франкенштейна, твари, выползающие из лаборатории», – говорит он. «Это самая удручающая вещь, с которой я когда-либо имел дело».

Голдберг, молекулярный биолог растений из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, не борется с психозом. Он выражает отчаяние в связи с непрекращающейся необходимостью противостоять тому, что он считает фиктивными опасениями по поводу рисков для здоровья, связанных с генетически модифицированными (ГМ) культурами. По его словам, его особенно расстраивает то, что эти дебаты должны были закончиться несколько десятилетий назад, когда исследователи представили поток оправдывающих доказательств: «Сегодня мы сталкиваемся с теми же возражениями, с которыми сталкивались 40 лет назад.”

Дэвид Уильямс, биолог, специализирующийся на зрении, живущий в другом кампусе, имеет противоположную жалобу. «В продвижении этой технологии было задействовано много наивной науки», – говорит он. «Тридцать лет назад мы не знали, что когда вы добавляете какой-либо ген в другой геном, геном реагирует на это. Но теперь любой в этой области знает, что геном не является статической средой. Вставленные гены можно трансформировать несколькими способами, и это может произойти через несколько поколений ». В результате, настаивает он, вполне могут оказаться, что потенциально токсичные растения не проходят испытания.

Уильямс признает, что он относится к крошечному меньшинству биологов, поднимающих острые вопросы о безопасности ГМ-культур. Но он говорит, что это происходит только потому, что молекулярная биология растений защищает свои интересы. Финансирование, большая часть которого поступает от компаний, продающих ГМ-семена, в значительной степени благоприятствует исследователям, которые изучают способы дальнейшего использования генетической модификации в сельском хозяйстве. Он говорит, что биологи, которые указывают на риски для здоровья или другие риски, связанные с ГМ-культурами, – которые просто сообщают или защищают экспериментальные данные, подразумевающие, что могут быть риски, – оказываются в центре злобных атак на их авторитет, что приводит ученых, которые видят проблемы с ГМ-продуктами молчать.

Прав ли Уильямс или нет, одно неоспоримо: несмотря на неопровержимые доказательства того, что ГМ-культуры безопасны для употребления в пищу, споры по поводу их использования продолжают бушевать, а в некоторых частях мира они становятся все громче. Скептики утверждают, что эта споры – это хорошо – что мы не можем быть слишком осторожными, когда возимся с генетической основой мирового продовольственного снабжения. Однако для таких исследователей, как Голдберг, постоянные опасения по поводу ГМ-продуктов вызывают не что иное, как раздражение.«Несмотря на сотни миллионов генетических экспериментов с участием всех типов организмов на Земле, – говорит он, – и людей, которые едят миллиарды блюд без проблем, мы снова стали невежественными».

Так кто же прав: сторонники GM или критики? Когда мы внимательно смотрим на доказательства для обеих сторон и взвешиваем риски и преимущества, мы находим удивительно четкий путь выхода из этой дилеммы.

Преимущества и заботы

Большая часть науки о безопасности GM указывает в одном направлении. Возьмите это у Дэвида Зильбермана из Калифорнийского университета. Экономист в области сельского хозяйства и окружающей среды из Беркли и один из немногих исследователей, заслуживающих доверия как агрохимических компаний, так и их критиков. Он утверждает, что преимущества ГМ-культур значительно перевешивают риски для здоровья, которые пока остаются теоретическими. Использование ГМ-культур «снизило цены на продукты питания», – говорит Зильберман. «Это повысило безопасность фермеров, позволив им использовать меньше пестицидов. Он увеличил производство кукурузы, хлопка и сои на 20–30 процентов, что позволило выжить некоторым людям, которые без них не справились бы.Если бы он получил более широкое распространение во всем мире, цена [на продукты] упала бы и меньше людей умерло бы от голода ».

По словам Зильбермана, в будущем эти преимущества станут еще более значительными. По оценкам Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций, к 2050 году миру придется выращивать на 70 процентов больше продуктов питания, чтобы не отставать от роста населения. Изменение климата затруднит возделывание большей части пахотных земель в мире. Зильберман говорит, что ГМ-культуры могут давать более высокие урожаи, расти на засушливых и засоленных землях, выдерживать высокие и низкие температуры и переносить насекомых, болезни и гербициды.

Предоставлено: Джен Кристиансен

. Несмотря на такое обещание, большая часть мира была занята запретом, ограничением или иным образом избеганием ГМ-продуктов. Почти вся кукуруза и соя, выращиваемые в США, являются генетически модифицированными, но только две ГМ-культуры, кукуруза Monsanto MON810 и картофель Amflora от BASF, принимаются в Европейский Союз. Ten E.U. страны запретили MON810, и, хотя BASF отозвала Amflora с рынка в 2012 году, четыре ЕС. страны тоже позаботились запретить это. Было предложено одобрить несколько новых сортов ГМ-кукурузы, но до сих пор они неоднократно и безоговорочно отклонялись.По всей Азии, в том числе в Индии и Китае, правительства еще не одобрили большинство ГМ-культур, включая устойчивый к насекомым рис, который дает более высокие урожаи при меньшем количестве пестицидов. В Африке, где миллионы голодают, несколько стран отказались импортировать ГМ-продукты, несмотря на их более низкую стоимость (в результате более высоких урожаев и уменьшения потребности в воде и пестицидах). Кения полностью запретила их из-за широко распространенного недоедания. Ни у одной страны нет определенных планов по выращиванию золотого риса, культуры, предназначенной для получения большего количества витамина А, чем шпината (рис обычно не содержит витамина А), даже несмотря на то, что от его дефицита ежегодно умирает более миллиона человек и полмиллиона случаев необратимой слепоты Развивающийся мир.

В мировом масштабе только десятая часть пахотных земель включает ГМ-растения. Четыре страны – США, Канада, Бразилия и Аргентина – выращивают 90 процентов ГМ-культур планеты. Другие страны Латинской Америки отталкиваются от заводов. И даже в США все громче звучат голоса, осуждающие генетически модифицированные продукты. В 2016 году федеральное правительство США приняло закон, требующий маркировки ГМО-ингредиентов в пищевых продуктах, заменяющий действующие или предложенные в нескольких десятках штатов законы о маркировке ГМ.

Страх, подпитывающий всю эту деятельность, имеет давнюю историю. Общественность была обеспокоена безопасностью ГМО-продуктов с тех пор, как в 1970-х годах ученые Вашингтонского университета разработали первые генетически модифицированные табачные растения. В середине 1990-х, когда на рынок поступили первые ГМ-культуры, Гринпис, Сьерра-клуб, Ральф Надер, принц Чарльз и ряд знаменитых поваров выступили против них. Потребители в Европе особенно встревожились: например, опрос, проведенный в 1997 году, показал, что 69 процентов населения Австрии видели серьезные риски в ГМО-продуктах, по сравнению с 14 процентами американцев.

В Европе скептицизм по поводу ГМО-продуктов уже давно сочетается с другими проблемами, такими как недовольство американским агробизнесом. Однако на чем бы оно ни основывалось, европейское отношение отражается во всем мире, влияя на политику в странах, где ГМ-культуры могут принести огромную пользу. «В Африке им все равно, что делаем мы, дикари в Америке», – говорит Зильберман. «Они смотрят на Европу и видят, что страны отвергают GM, поэтому не используют его». Силы, борющиеся с генетической модификацией в Европе, сплотили поддержку «принципа предосторожности», согласно которому с учетом катастрофы, которая может возникнуть в результате потери токсичного, инвазивного ГМ-урожая в мире, усилия ГМ должны быть прекращены до тех пор, пока технология не будет доказана. абсолютно безопасно.

Но, как известно медицинским исследователям, ничто не может быть «доказано безопасным». Можно только не оказаться значительным риском после попытки трудно найти, как и в случае с ГМ культур.

Чистый рекорд

Человечество на протяжении тысячелетий выборочно выращивало сельскохозяйственные культуры, изменяя геномы растений. Обычная пшеница долгое время была исключительно искусственно созданным растением; он не может существовать вне ферм, потому что его семена не разлетаются. В течение примерно 60 лет ученые использовали «мутагенные» методы для взлома ДНК растений с помощью радиации и химикатов, создавая сорта пшеницы, риса, арахиса и груши, которые стали основой сельского хозяйства. Эта практика вызвала мало возражений со стороны ученых или общественности и не вызвала известных проблем со здоровьем.

Разница в том, что селективное разведение или мутагенные методы, как правило, приводят к замене или изменению большого количества генов. Технология ГМ, напротив, позволяет ученым вставить в геном растения один (или несколько из них) генов другого вида растений или даже бактерии, вируса или животного. Сторонники утверждают, что такая точность делает технологию гораздо менее вероятной для сюрпризов.Большинство молекулярных биологов растений также говорят, что в крайне маловероятном случае, когда новое генетически модифицированное растение возникнет неожиданная угроза здоровью, ученые быстро выявят и устранят ее. «Мы знаем, куда идет этот ген, и можем измерить активность каждого отдельного гена вокруг него», – говорит Голдберг. «Мы можем точно показать, какие изменения происходят, а какие нет».

И хотя может показаться жутким добавить вирусную ДНК к растению, на самом деле это не проблема, говорят сторонники. Вирусы встраивают свою ДНК в геномы сельскохозяйственных культур, а также людей и всех других организмов на протяжении миллионов лет.Они часто доставляют гены других видов, пока находятся в них, поэтому наш собственный геном загружен генетическими последовательностями, происходящими от вирусов и нечеловеческих видов. «Когда критики ГМ говорят, что гены не преодолевают видовой барьер в природе, это просто невежество», – говорит Алан МакХьюген, молекулярный генетик растений из Калифорнийского университета. Риверсайд. Гороховая тля содержит гены грибов. Тритикале – это столетний гибрид пшеницы и ржи, который содержится в некоторых муках и хлопьях для завтрака. Сама по себе пшеница – это гибрид между видами.«Мать-природа делает это все время, как и обычные селекционеры, – говорит МакХьюген.

Может ли поедание растений с измененными генами позволить новой ДНК внедриться в нашу? Это возможно, но крайне невероятно. Ученые никогда не находили генетический материал, который мог бы пережить путешествие через кишечник человека и превратиться в клетки. Кроме того, мы регулярно подвергаемся воздействию вирусов и бактерий, гены которых попадают в ГМ-продукты, и даже потребляем их. Бактерия Bacillus thuringiensis , например, производящая белки, смертельные для насекомых, иногда включается в список естественных пестицидов в органическом земледелии.«Мы ели это на протяжении тысячелетий», – говорит Голдберг.

В любом случае, утверждают сторонники, за последние несколько десятилетий люди съели триллионы блюд, содержащих генетически модифицированные ингредиенты. Ни один подтвержденный случай заболевания не был связан с генетическими изменениями. Марк Линас, видный активист, выступающий против ГМ, который в 2013 году публично перешел на решительную поддержку технологии, указал, что каждая зафиксированная в истории продовольственная катастрофа была связана с культурами без ГМ, такими как Escherichia coli – инфицированные органические ростки фасоли, от которых в 2011 году в Европе погибло 53 человека.

Критики часто пренебрегают исследованиями безопасности генетически модифицированных продуктов в США, которые часто финансируются или даже проводятся ГМ-компаниями, такими как Monsanto. Но большая часть исследований по этому вопросу проводится Европейской комиссией, административным органом ЕС, который нельзя так легко отбросить как инструмент отрасли. Европейская комиссия профинансировала 130 исследовательских проектов по безопасности ГМ-культур, выполненных более чем 500 независимыми группами. Ни одно из этих исследований не выявило особых рисков от ГМ-культур.

Множество других заслуживающих доверия групп пришли к такому же выводу. Грегори Джаффе, директор по биотехнологиям Центра науки в интересах общества, научно-исследовательской группы по наблюдению за потребителями в Вашингтоне, округ Колумбия, старается отметить, что у центра нет официальной позиции, за или против, в отношении генетической модификации. пищевые растения. И все же Джефф настаивает на том, что научные данные ясны. «Современные ГМ-культуры безопасны для употребления в пищу и могут безопасно выращиваться в окружающей среде», – говорит он. Американская ассоциация развития науки, Американская медицинская ассоциация и Национальная академия наук безоговорочно поддержали ГМ-культуры. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США вместе со своими коллегами из нескольких других стран неоднократно анализировало обширные исследования и пришло к выводу, что ГМ-культуры не представляют особой угрозы для здоровья. Десятки обзорных исследований, проведенных академическими исследователями, подтвердили эту точку зрения.

Противники генетически модифицированных продуктов питания указывают на несколько исследований, указывающих на возможные проблемы с безопасностью. Но рецензенты разобрали почти все эти отчеты. Например, исследование 1998 года биохимиком растений Арпадом Пуштаи, работавшим в то время в Институте Роуетта в Шотландии, показало, что крысы, которых кормили ГМ-картофелем, страдали от задержки роста и связанных с иммунной системой изменений.Но картофель не предназначался для употребления в пищу – на самом деле он был разработан как токсичный для исследовательских целей. Позже Институт Роуетта посчитал эксперимент настолько небрежным, что опроверг выводы и обвинил Пуштаи в неправомерном поведении.

Подобных историй предостаточно. Совсем недавно группа ученых под руководством Жиля-Эрика Сералини, исследователя из Канского университета Нижней Нормандии во Франции, обнаружила, что крысы, употребляющие в пищу распространенный тип ГМ-кукурузы, заболевают раком с угрожающе высокой скоростью. Но Сералини долгое время выступал против ГМ, и критики утверждали, что в своем исследовании он полагался на линию крыс, у которой слишком легко развиваются опухоли, не использовал достаточное количество крыс, не включал надлежащие контрольные группы и не смог сообщить многие детали. об эксперименте, в том числе о том, как проводился анализ.После обзора Европейское управление по безопасности пищевых продуктов отклонило результаты исследования. К такому же выводу пришли несколько других европейских агентств. «Если бы ГМ-кукуруза была настолько токсичной, кто-то уже заметил бы это», – говорит МакХьюген. «Сералини опровергали все, кто хотел прокомментировать».

Некоторые ученые говорят, что возражения против ГМ-продуктов питания проистекают скорее из политики, чем из науки – что они мотивированы возражением против огромного влияния крупных транснациональных корпораций на снабжение продовольствием; ссылка на риски, связанные с генетической модификацией, просто обеспечивает удобный способ подстегнуть массы против промышленного сельского хозяйства. «Это не имеет ничего общего с наукой», – говорит Голдберг. «Речь идет об идеологии». Бывший активист против ГМ Линас соглашается. Он зашел так далеко, что назвал толпу противников GM «явным антинаучным движением».

Постоянные сомнения

Однако не все возражения против генетически модифицированных продуктов можно так легко отклонить. Долгосрочные последствия для здоровья могут быть незаметными, и их практически невозможно связать с конкретными изменениями в окружающей среде. Ученые долгое время считали, что болезнь Альцгеймера и многие виды рака имеют компоненты окружающей среды, но мало кто станет спорить, что мы идентифицировали их все.

И противники говорят, что это неправда, что процесс ГМ с меньшей вероятностью вызовет проблемы просто потому, что заменяется меньше, более четко идентифицированных генов. Дэвид Шуберт, исследователь болезни Альцгеймера, который возглавляет лабораторию клеточной нейробиологии в Институте биологических исследований Солка в Ла-Хойя, Калифорния, утверждает, что один, хорошо охарактеризованный ген все еще может поселиться в геноме целевого растения множеством различных способов. «Он может идти вперед, назад, в разные места, в нескольких копиях, и все они делают разные вещи», – говорит он.И, как отмечает Уильямс из U.C.L.A., геном часто продолжает изменяться в следующих поколениях после вставки, оставляя его с другим расположением, чем предполагалось и первоначально протестировано. Существует также феномен «инсерционного мутагенеза», добавляет Уильямс, при котором встраивание гена в конечном итоге приводит к снижению активности соседних генов.

Действительно, количество затронутых генов в ГМ-растении, скорее всего, будет намного меньше, чем при обычных методах селекции.Тем не менее, противники утверждают, что, поскольку массовая замена или изменение целых пакетов генов – это естественный процесс, происходящий в растениях на протяжении полумиллиарда лет, сегодня он, как правило, преподносит немного страшных сюрпризов. С другой стороны, изменение одного гена может оказаться более подрывным действием с неожиданными волновыми эффектами, включая производство новых белков, которые могут быть токсинами или аллергенами.

Противники также отмечают, что виды изменений, вызванные вставкой генов других видов, могут быть более значительными, более сложными или более тонкими, чем те, которые вызываются внутривидовой заменой генов при обычном разведении.И то, что на сегодняшний день нет доказательств того, что генетический материал от измененного урожая может попасть в геном людей, которые его едят, не означает, что такой передачи никогда не произойдет – или что этого еще не произошло и мы еще не обнаружили Это. Эти изменения может быть трудно уловить; их влияние на производство белков может даже не проявиться при тестировании. «Вы наверняка узнаете, если в результате растение не будет хорошо расти», – говорит Уильямс. «Но заметите ли вы изменение, если оно приведет к производству белков с долгосрочным воздействием на здоровье людей, которые его едят?»

Верно также и то, что многие ученые-сторонники ГМ в этой области чрезмерно суровы – даже ненаучны – в своем обращении с критиками.Сторонники ГМ иногда объединяют каждого ученого, поднимающего вопросы безопасности, с активистами и дискредитированными исследователями. И даже у Сералини, ученого, стоящего за исследованием, которое выявило высокие показатели рака у крыс, получавших ГМ, есть свои защитники. Большинство из них – не ученые, или вышедшие на пенсию исследователи из малоизвестных учреждений, или ученые-небиологи, но Шуберт из Института Солка также настаивает на том, что исследование было несправедливо отклонено. Он говорит, что как человек, занимающийся исследованиями безопасности лекарств, он хорошо разбирается в том, что представляет собой качественное исследование токсикологии на животных, и что Сералини делает оценку.Он настаивает на том, что порода крыс, участвовавших в исследовании, обычно используется в авторитетных исследованиях лекарственных средств, как правило, в количестве не более, чем в исследовании Сералини; что методология была стандартной; и что детали анализа данных не имеют значения, потому что результаты были поразительными.

Шуберт присоединяется к Уильямсу в качестве одного из немногих биологов из уважаемых институтов, которые готовы резко бросить вызов большинству, которое считает безопасными ГМ-продукты. Оба обвиняют в том, что большее число ученых будет выступать против генетической модификации, если это не обязательно приведет к критике в журналах и СМИ.Они утверждают, что эти атаки мотивированы опасением, что высказывание сомнений может привести к сокращению финансирования этой области. Уильямс говорит: «Осознано это или нет, но в их интересах продвигать эту область, и они не объективны».

Оба ученых говорят, что после публикации в уважаемых журналах комментариев, ставящих под сомнение безопасность ГМ-продуктов, они стали жертвами скоординированных атак на их репутацию. Шуберт даже заявляет, что исследователи, которые обнаруживают результаты, которые могут вызвать вопросы безопасности, избегают публикации своих результатов из-за страха негативных последствий.«Если не получится, – говорит он, – тебя разобьют».

Есть доказательства, подтверждающие это обвинение. В 2009 году журнал Nature подробно описал отрицательную реакцию на достаточно солидное исследование, опубликованное в Proceedings of the National Academy of Sciences USA исследователями из Университета Лойола в Чикаго и Университета Нотр-Дам. В документе было показано, что ГМ-кукуруза, похоже, попадает с ферм в близлежащие ручьи и может представлять опасность для некоторых насекомых, потому что, согласно лабораторным исследованиям исследователей, ручейники, по-видимому, страдали от диеты, содержащей пыльцу ГМ-кукурузы. .Многие ученые немедленно атаковали это исследование, некоторые из них предположили, что исследователи были небрежны, вплоть до неправомерных действий.

Путь вперед

В этом споре есть золотая середина. Многие умеренные голоса призывают к продолжению распространения ГМ-продуктов при сохранении или даже усилении испытаний на безопасность новых ГМ-культур. Они выступают за то, чтобы внимательно следить за воздействием существующих на здоровье и окружающую среду. Но они не выделяют ГМ-культуры для особого изучения, отмечает Яффе из Центра науки в общественных интересах: всех культур можно подвергнуть дополнительному тестированию.«Мы должны лучше работать с надзором за продуктами питания», – говорит он.

Даже Шуберт соглашается. Несмотря на его опасения, он считает, что будущие ГМ-культуры можно будет безопасно внедрить, если улучшат тестирование. «Девяносто процентов ученых, с которыми я разговариваю, предполагают, что новые ГМ-растения проверяются на безопасность так же, как новые лекарства – FDA», – говорит он. «Это абсолютно не так, и они обязательно должны быть такими».

Усиленное тестирование станет бременем для исследователей ГМ и может замедлить внедрение новых культур.«Даже при нынешних стандартах тестирования ГМ-культур большинство традиционных культур не попало бы на рынок», – говорит МакХьюэн. «Что будет, если мы станем еще строже?»

Это справедливый вопрос. Но поскольку правительства и потребители все чаще выступают против ГМ-культур в целом, дополнительное тестирование может стать компромиссом, который позволит человечеству извлечь выгоду из значительных преимуществ этих культур.

Продукты, полученные с помощью генной инженерии: Медицинская энциклопедия MedlinePlus

Генную инженерию можно проводить с использованием растений, животных, бактерий и других очень мелких организмов. Генная инженерия позволяет ученым переносить желаемые гены из одного растения или животного в другое. Гены также можно переносить от животного к растению или наоборот. Другое название этого явления – генетически модифицированные организмы или ГМО.

Процесс создания ГМО кормов отличается от селективного разведения. Это включает в себя выбор растений или животных с желаемыми признаками и их разведение. Со временем это приводит к потомству с желаемыми чертами.

Одна из проблем селекционного разведения заключается в том, что оно также может приводить к появлению нежелательных признаков.Генная инженерия позволяет ученым выбрать один конкретный ген для имплантации. Это позволяет избежать появления других генов с нежелательными признаками. Генная инженерия также помогает ускорить процесс создания новых продуктов с желаемыми характеристиками.

Возможные преимущества генной инженерии включают:

  • Более питательная пища
  • Более вкусная пища
  • Устойчивые к болезням и засухе растения, требующие меньше ресурсов окружающей среды (например, воды и удобрений)
  • Меньше использования пестицидов
  • Увеличено поставка продуктов питания с более низкой стоимостью и более длительным сроком хранения
  • Более быстрорастущие растения и животные
  • Пища с более желательными характеристиками, например картофель, который производит меньше канцерогенных веществ при жарке
  • Лекарственные продукты, которые можно использовать в качестве вакцин или другие лекарства

Некоторые люди выражали озабоченность по поводу генетически модифицированных продуктов, например:

  • Создание продуктов, которые могут вызывать аллергическую реакцию или токсичных
  • Неожиданные или вредные генетические изменения
  • другое растение или животное, не созданное методами генной инженерии
  • Продукты с меньшим содержанием питательных веществ us

Эти опасения оказались необоснованными. Ни один из генетически модифицированных продуктов, используемых сегодня, не вызвал ни одной из этих проблем. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) оценивает все продукты GE, чтобы убедиться, что они безопасны, прежде чем разрешить их продажу. В дополнение к FDA, Агентство по охране окружающей среды США (EPA) и Министерство сельского хозяйства США (USDA) регулируют биоинженерные растения и животных. Они оценивают безопасность ГМО-продуктов для людей, животных, растений и окружающей среды.

Плюсы и минусы, подтвержденные доказательствами

ГМО, сокращение от генетически модифицированных организмов, являются предметом множества споров.

По данным Министерства сельского хозяйства США (USDA), семена ГМО используются для посадки более 90% всей кукурузы (кукурузы), хлопка и сои, выращиваемых в Соединенных Штатах, а это означает, что многие из продуктов, которые вы едите, вероятно, содержат ГМО (1).

Хотя большинство известных организаций и исследований предполагают, что ГМО-продукты безопасны и устойчивы, некоторые люди утверждают, что они могут нанести вред вашему здоровью и окружающей среде.

Эта статья помогает объяснить, что такое ГМО, дает сбалансированное объяснение их плюсов и минусов, а также дает рекомендации по определению ГМО-продуктов.

«ГМО», что означает «генетически модифицированный организм», относится к любому организму, ДНК которого была модифицирована с использованием технологии генной инженерии.

В пищевой промышленности к ГМО-культурам были добавлены гены по разным причинам, например, для улучшения их роста, содержания питательных веществ, устойчивости, устойчивости к вредителям и простоты выращивания (2).

Хотя можно естественным образом придать продуктам желаемые черты путем селекции, этот процесс занимает много поколений.Кроме того, заводчикам может быть сложно определить, какое генетическое изменение привело к появлению нового признака.

Генетическая модификация значительно ускоряет этот процесс за счет использования научных методов, которые придают растению специфический желаемый признак.

Например, одной из наиболее распространенных ГМО-культур является кукуруза Bt , генетически модифицированная для производства токсина инсектицида Bt . Вырабатывая этот токсин, кукуруза способна противостоять вредителям, снижая потребность в пестицидах (3).

ГМО-культуры невероятно распространены в Соединенных Штатах: не менее 90% сои, хлопка и кукурузы выращиваются с помощью генетических методов (4).

Фактически, по оценкам, до 80% продуктов питания в супермаркетах содержат ингредиенты, полученные из генетически модифицированных культур.

Хотя ГМО-культуры значительно упрощают сельское хозяйство, существует некоторая озабоченность по поводу их потенциального воздействия на окружающую среду и их безопасности для потребления человеком, особенно связанных с болезнями и аллергией (5).

Однако Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), Агентство по охране окружающей среды (EPA) и USDA утверждают, что ГМО безопасны для употребления людьми и животными (6).

Резюме

ГМО – это продукты питания, изготовленные с использованием методов генной инженерии. Они составляют 90% сои, хлопка и кукурузы, выращиваемых в Соединенных Штатах, и считаются безопасными для потребления человеком.

ГМО-продукты могут дать ряд преимуществ производителю и потребителю.

Для начала, многие ГМО-культуры были генетически модифицированы для экспрессии гена, защищающего их от вредителей и насекомых.

Например, ген Bt обычно генетически вводится в такие культуры, как кукуруза, хлопок и соя.Он происходит от встречающихся в природе бактерий, известных как Bacillus thuringiensis .

Этот ген производит белок, токсичный для некоторых вредителей и насекомых, что придает ГМО-растениям естественную устойчивость. Таким образом, ГМО-культуры не нужно так часто подвергать воздействию вредных пестицидов (7).

Фактически, анализ 147 исследований, проведенных в 2014 году, показал, что технология ГМО сократила использование химических пестицидов на 37% и повысила урожайность сельскохозяйственных культур на 22% (8).

Другие ГМО-культуры были модифицированы генами, которые помогают им выжить в стрессовых условиях, таких как засуха, и противостоять болезням, таким как упадок сил, что привело к повышению урожайности для фермеров (9, 10, 11).

В совокупности эти факторы помогают снизить затраты для фермеров и потребителей, поскольку позволяют повысить урожайность и рост в более суровых условиях.

Кроме того, генетическая модификация может повысить питательную ценность продуктов. Например, рис с высоким содержанием бета-каротина, также называемый золотым рисом, был разработан, чтобы помочь предотвратить слепоту в регионах, где в местных диетах наблюдается хронический дефицит витамина А (12).

Более того, генетическая модификация может использоваться просто для улучшения вкуса и внешнего вида пищевых продуктов, таких как не потемневшее яблоко (13).

Кроме того, текущие исследования показывают, что ГМО-продукты безопасны для употребления (14).

Резюме

ГМО-продукты проще и дешевле выращивать фермерам, что делает их дешевле для потребителя. Методы ГМО могут также улучшить питательные вещества, вкус и внешний вид пищевых продуктов.

Хотя текущие исследования показывают, что ГМО-продукты безопасны, есть некоторые опасения по поводу их долгосрочной безопасности и воздействия на окружающую среду (14).

Вот некоторые из основных проблем, связанных с потреблением ГМО.

Аллергия

Есть некоторые опасения, что ГМО-продукты могут вызвать аллергическую реакцию.

Это связано с тем, что ГМО-продукты содержат чужеродные гены, поэтому некоторые люди опасаются, что они содержат гены продуктов питания, которые могут вызвать аллергическую реакцию.

Исследование середины 1990-х годов показало, что добавление протеина из бразильских орехов в ГМО-соевые бобы может вызвать аллергическую реакцию у людей, чувствительных к бразильским орехам. Однако после того, как ученые обнаружили это, они быстро отказались от этой ГМО-пищи (15).

Хотя опасения по поводу аллергии обоснованы, сообщений об аллергических реакциях на ГМО-продукты, представленные в настоящее время на рынке, не поступало.

По данным FDA, исследователи, разрабатывающие продукты с ГМО, проводят тесты, чтобы гарантировать, что аллергены не переносятся из одного продукта в другой (16).

Кроме того, исследования показали, что продукты с ГМО не вызывают аллергии с большей вероятностью, чем их аналоги, не содержащие ГМО (17).

Тем не менее, если у вас аллергия на сою, то соевые продукты, содержащие как ГМО, так и не содержащие ГМО, вызовут аллергическую реакцию.

Раковые заболевания

Точно так же существует общее беспокойство по поводу того, что ГМО-продукты могут способствовать прогрессированию рака.

Поскольку рак вызывается мутациями ДНК, некоторые люди опасаются, что употребление в пищу продуктов с добавленными генами может повлиять на вашу ДНК.

Это беспокойство может быть частично связано с ранним исследованием на мышах, которое связывало потребление ГМО с более высоким риском опухолей и ранней смерти. Однако позже это исследование было отозвано, поскольку оно было плохо спланировано (18, 19, 20).

В настоящее время исследования на людях не связывают потребление ГМО с раковыми заболеваниями.

Американское онкологическое общество (ACS) заявило, что нет доказательств, связывающих потребление ГМО пищи с повышенным или пониженным риском рака (21).

Тем не менее, долгосрочных исследований на людях не существует. Таким образом, необходимы более долгосрочные исследования на людях.

Другие проблемы, связанные с окружающей средой и здоровьем

Хотя ГМО-культуры удобны для фермеров, существуют экологические проблемы.

Большинство ГМО-культур устойчивы к гербицидам, таким как Раундап. Это означает, что фермеры могут использовать Roundup, не опасаясь, что это повредит их урожай.

Однако со временем у все большего числа сорняков развилась устойчивость к этому гербициду. Это привело к тому, что раундап опрыскивается еще больше, чтобы убить устойчивые сорняки, поскольку они могут повлиять на урожай (22, 23, 24).

Раундап и его активный ингредиент глифосат являются предметом разногласий, поскольку исследования на животных и в пробирках связывают их с различными заболеваниями (25, 26, 27).

Тем не менее, обзор многочисленных исследований показал, что низкие количества глифосата, присутствующие в ГМО-продуктах, безопасны для потребления человеком (28).

ГМО-культуры также позволяют использовать меньше пестицидов, что положительно сказывается на окружающей среде.

Тем не менее, необходимы более долгосрочные исследования на людях.

Резюме

Основные проблемы, связанные с ГМО, связаны с аллергией, раком и экологическими проблемами – все это может повлиять на потребителя. В то время как текущие исследования предполагают небольшое количество рисков, необходимы более долгосрочные исследования.

Хотя продукты с ГМО кажутся безопасными для употребления, некоторые люди хотят их избегать.Тем не менее, это сложно, так как большинство продуктов в вашем супермаркете производится из ингредиентов ГМО-культур.

ГМО-культуры, выращиваемые и продаваемые в США, включают кукурузу, сою, рапс, сахарную свеклу, люцерну, хлопок, картофель, папайю, кабачок и несколько сортов яблок (29).

В США в настоящее время нет нормативных требований к маркировке ГМО-продуктов.

Тем не менее, с января 2022 года Министерство сельского хозяйства США потребует от производителей продуктов питания маркировать все продукты, содержащие ГМО-ингредиенты (6).

При этом на этикетках не будет написано «ГМО», а будет написано «биоинженерная пища». Он будет отображаться либо как символ биоинженерной еды Министерства сельского хозяйства США, указанный на ингредиентах или рядом с ними, либо как сканируемый код на упаковке с указаниями, например «Отсканируйте здесь для получения дополнительной информации» (6).

В настоящее время на некоторых пищевых продуктах может быть этикетка третьей стороны «Проект не содержит ГМО», которая указывает на то, что продукт не содержит ГМО. Однако этот ярлык является добровольным.

Также стоит отметить, что любые продукты с пометкой «100% органические» не содержат ГМО-ингредиентов, поскольку U.С. закон запрещает это. Однако, если продукт просто помечен как «органический», он может содержать некоторые ГМО (30).

В Европейском союзе (ЕС) продукты, содержащие более 0,9% ГМО-ингредиентов, должны иметь отметку «генетически модифицированные» или «произведенные из генетически модифицированных [название продукта]». Для продуктов без упаковки эти слова должны быть указаны рядом с товаром, например, на полке супермаркета (31).

До тех пор, пока в Соединенных Штатах не вступят в силу новые правила, нет четкого способа определить, содержит ли пища ГМО-ингредиенты.

Тем не менее, вы можете попытаться избежать ГМО-продуктов, употребляя их в пищу на месте, поскольку многие небольшие фермы вряд ли будут использовать ГМО-семена. Кроме того, вы можете избегать продуктов, которые содержат ингредиенты из перечисленных выше ГМО-культур.

Резюме

Пока не вступит в силу правило USDA 2022 года, трудно определить, какие продукты питания содержат ГМО в Соединенных Штатах. Вы можете избежать ГМО, ограничив количество ГМО-ингредиентов, употребляя местное питание, ища сторонние этикетки, не содержащие ГМО, или покупая 100% органические продукты.

ГМО – это пищевые продукты, модифицированные с помощью генетических методов.

Большинство продуктов в вашем местном супермаркете содержат ГМО-ингредиенты, потому что они проще и дешевле для фермеров, что делает их дешевле для потребителя.

В Соединенных Штатах к продуктам, выращиваемым с использованием методов ГМО, относятся кукуруза, соя, рапс, сахарная свекла, люцерна, хлопок, картофель, папайя, кабачки и несколько сортов яблок.

Хотя текущие исследования показывают, что продукты с ГМО безопасны для употребления, некоторые люди обеспокоены их потенциальным воздействием на здоровье.Из-за отсутствия долгосрочных исследований на людях необходимы дополнительные исследования.

В настоящее время в США не является обязательной маркировкой продуктов, содержащих ГМО. Однако с 2022 года все продукты, содержащие ГМО-ингредиенты, должны иметь где-нибудь на упаковке термин «биоинженерная пища» или код, который можно сканировать, чтобы показать, что они содержат ГМО-ингредиенты.

Генетически модифицированные культуры

На протяжении веков фермеры выращивали урожай на предмет определенных желаемых качеств. Генная инженерия обеспечивает более быстрый и точный способ достижения той же цели за одно поколение, а не за двадцать.Генетически модифицированные (ГМ) культуры обеспечивают повышенную урожайность, повышенную питательную ценность, более длительный срок хранения и устойчивость к засухе, морозу или насекомым-вредителям. Примеры ГМ-культур включают сорта кукурузы, содержащие ген бактериального пестицида, убивающего личинок вредителей, и соевые бобы со встроенным геном, который делает их устойчивыми к таким убийцам сорняков, как Раундап. Разрабатываемые «питательные» ГМ-культуры включают сорта пшеницы, не содержащие глютена, который является основной причиной пищевой аллергии; овощи с повышенным содержанием витамина Е для борьбы с сердечными заболеваниями; и «золотой рис», созданный методами генной инженерии и содержащий витамин А и железо, чтобы предотвратить общий дефицит питательных веществ в развивающихся странах.
В Соединенных Штатах ГМ-кукуруза используется во многих распространенных продуктах питания, включая кукурузную муку, чипсы из тортильи и кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы (подсластитель в безалкогольных напитках и выпечке). В 2010 году более 80 процентов кукурузы, сои, хлопка и сахарной свеклы в США были ГМ-сортами. В то время как регулирование ГМ-продуктов в США основывается на продукте, правила Европейского Союза (ЕС) основываются на этом процессе. В результате ЕС более строго регулирует ГМ-растения и животных, а европейская общественность опасается продуктов, полученных с помощью генной инженерии.На международном уровне выращивание ГМ-культур увеличилось с шести стран в 1996 году до 25 стран в 2009 году, и, как ожидается, к 2015 году оно достигнет 40 стран (в основном в развивающихся странах). В 2009 году около 134 миллионов гектаров земли находились под ГМ растениеводство.

Экологические проблемы

Помимо потенциальных рисков для безопасности пищевых продуктов, критики ГМ-культур выразили обеспокоенность по поводу их потенциальных неблагоприятных экологических последствий.

Во-первых, если ГМ-культуры скрещиваются с дикими родственниками, чужеродные трансгены могут «загрязнить» естественную экосистему.Например, пыльца Bt-кукурузы, как известно, удобряет не-Bt культуры. Такое генетическое заражение может создать проблемы для сертифицированных производителей органической продукции, а также для некоторых торговых партнеров США.

Во-вторых, некоторые экологи предупреждали о вредном воздействии Bt-кукурузы на нецелевых насекомых, таких как бабочки-монарх, которые питаются диким молочаем, растущим возле кукурузных полей. 3 На сегодняшний день эти опасения не оправдались. Однако необходимы исследования в течение более длительного периода времени.

Генетически модифицированных организмов и наши продукты питания – Food Insight

ГМО (генетически модифицированные организмы) продукты все чаще встречаются в наших источниках питания и часто упоминаются как будущее нашей сельскохозяйственной системы. Фактически, многие ГМО уже являются ингредиентами пищевых продуктов, которые нам часто нравятся. ГМО-культуры – это культуры, которые были безопасно спроектированы для получения новых характеристик, таких как повышенная доступность витаминов, засухоустойчивость и устойчивость к вредителям. Генетически модифицированные (ГМ) продукты питания поддерживают систему производства продуктов питания за счет повышения урожайности, сохранения и обеспечения устойчивости за счет социальных, экологических и экономических возможностей.Сегодня давайте подробнее рассмотрим характеристики 11 ГМО-продуктов, которые были одобрены в США.

1. Люцерна

ГМ-люцерна, высокопитательный бобовый продукт, используемый в качестве корма для крупного рогатого скота и молочных продуктов, был одобрен США. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) в 2006 году. Это четвертая по величине культура США (как по площади, так и по производству). ГМ-люцерна была изменена, чтобы (а) быть более устойчивой к гербицидам, таким как глифосат, и / или (б) содержать меньше лигнина, что облегчает переваривание люцерны скотом. Эти модификации ограничивают разрастание сорняков, увеличивают производство люцерны и повышают питательную ценность кормов.

2. Яблоки

Одобренные FDA в 2015 году, ГМ-яблоки впервые появились на рынке США в 2017 году. Все мы слышали, что «одно яблоко в день убережет врача», а ГМ-яблоки были изменены чтобы сохранить потемнение, подавляя фермент оксидазы. Эти не подрумянивающие яблоки могут уменьшить количество пищевых отходов в системе питания, поскольку помятые яблоки (которые могут быть идеальными для употребления в пищу) могут показаться потребителям коричневыми и неприятными.

3. Канола

FDA-, одобренное в 1999 году, генетически модифицированное растение канолы представляет собой масличную культуру, семена которой используются для получения масла канолы (полезный для сердца ненасыщенный жир), кормов для животных и биотоплива. Растение канола было изменено, чтобы повысить его устойчивость к гербицидам и вырабатывать меньше фитата (встречающегося в природе антинутриента из семян растений, который препятствует усвоению организмом витаминов и минералов). Снижение использования гербицидов приводит к повышению экологической устойчивости, сокращению использования пестицидов и повышению желаемых урожаев.

4. Кукуруза (кукуруза)

Кукуруза, как одна из самых важных сельскохозяйственных культур в мире, используется в пищу как для людей, так и для животных. ГМ-кукуруза (кукуруза) была одобрена Управлением по контролю за продуктами и лекарствами в 1996 году и была модифицирована для обеспечения устойчивости к насекомым, гербицидов, засухоустойчивости и увеличения размеров. Повышая устойчивость к насекомым и гербицидам, ГМ-кукуруза не только противостоит нападению гусениц, жуков и других вредителей; он также не подвержен образованию плесени и грибка. В конечном итоге эти улучшения приводят к увеличению урожайности, снижению токсинов и негативного воздействия на окружающую среду от использования пестицидов.

5. Хлопок

В качестве многоцелевого волокна хлопок используется в производстве одежды, текстильных изделий и кормов для животных. Утвержденный FDA в 1995 году, ГМ-хлопок составляет 80 процентов мирового хлопка. До генетических улучшений хлопковые культуры были вредными с экологической, экономической и санитарной точек зрения из-за их естественных вредителей (моль, тля и т. Д.) И сильного применения пестицидов. ГМ-хлопок постоянно модифицируется для обеспечения устойчивости к гербицидам и устойчивости к насекомым, чтобы уменьшить использование гербицидов (таким образом, уменьшая воздействие на окружающую среду) и повысить урожайность.Недавно ГМ-хлопок был одобрен для употребления в пищу как новый продукт с высоким содержанием белка!

6. Папайя

С 1940-х по 1990-е годы промышленность папайи была опустошена вирусом кольцевой пятнистости папайи; В период с 1993 по 2006 год производство папайи упало на 50 процентов. В 1985 году Министерство сельского хозяйства Гавайев профинансировало исследования устойчивых к вирусам ГМ-папайи. Одобренные FDA в 1998 г., устойчивые к кольцевой пятнистости ГМ-папайи теперь составляют 90% всех выращиваемых папайи. ГМ-папайя позволяет индустрии папайи и семейным фермам процветать и оставаться устойчивыми.

7. Картофель

Одобренный Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов в 2015 году, ГМ-картофель был модифицирован для защиты от болезней, уменьшения синяков (потемнения и черных пятен), увеличения продолжительности хранения и уменьшения соединений, связанных с образованием акриламида. Картофель с низким уровнем синяков и увеличенным сроком хранения сокращает количество пищевых отходов от послеуборочных потерь и бытовых отходов. Кроме того, уменьшение образования акриламида позволяет нам продолжать наслаждаться вкусным и полезным печеным или жареным картофелем.

8. Соя

Соя – универсальная товарная культура. Соевые бобы превращаются в тофу, соевое молоко и другие белковые продукты на растительной основе. Соевое масло используют для заправки салатов и жарки. Из сои также можно делать свечи и использовать ее в качестве биотоплива. В основном они используются в высокобелковых кормах для животных. Утверждено FDA в 1995 году, 90 процентов посевов сои в США составляют ГМ-соевые бобы. Эти бобы были модифицированы для обеспечения устойчивости к гербицидам и улучшения качества масла. Изменяя состав жирных кислот в соевых бобах, можно стабилизировать соевое масло, чтобы предотвратить прогоркание (неприятный запах, возникающий в результате химического разложения).Кроме того, устойчивость ГМ-сои к гербицидам увеличивает урожайность и снижает воздействие на окружающую среду.

9. Summer Squash

Несмотря на то, что в 1995 г. было одобрено FDA, генетически модифицированный летний кабачок (желтый кабачок и зеленый кабачок) выращивается в США на низких уровнях. Эти летние кабачки устойчивы к вирусу желтой мозаики кабачков – вирусу, который катастрофически влияет на тыквенные растения (кабачки, тыквы и дыни). Не подверженный воздействию вируса, летний тыквенный сок ГМ снижает потребление ресурсов и предотвращает пищевые отходы от разрушения урожая, которое могло бы возникнуть в результате вирусного заражения.

10. Сахарная свекла

Пятьдесят пять процентов сахара, производимого в США, производится из сахарной свеклы. Одобренная Управлением по контролю за продуктами и лекарствами в 2006 году как более устойчивая к гербицидам, ГМ-сахарная свекла составляет 90 процентов выращиваемой в стране сахарной свеклы. Сахарная свекла – трудоемкая культура; До появления ГМ сахарной свеклы фермеры раз в две недели наносили на свои посевы коктейли из пяти или более гербицидов. ГМ сахарная свекла смягчила многие нагрузки на окружающую среду за счет использования меньшего количества гербицидов и пестицидов, чтобы уменьшить потребление воды и углеродный след, одновременно способствуя беспахотному земледелию, удержанию воды и здоровью почвы.

11. Лосось

Хотя лосось является второй по популярности рыбой, потребляемой в США, чрезмерный вылов рыбы и ухудшение состояния окружающей среды привели к опасному сокращению популяций дикого лосося. ГМ-лосось, одобренный в 2015 году, является первым ГМО-животным, разрешенным FDA. По сравнению со своими аналогами без ГМО, ГМ лосось может вырасти до полного размера в два раза быстрее. ГМ-лосось не только может удовлетворить растущий спрос на рыбу, но и является экологически устойчивым за счет сохранения популяций дикой рыбы, сокращения выбросов углерода и контроля затрат и результатов рыбоводства.

Во всем мире ГМ-культуры были адаптированы в 67 из 195 стран мира. В 2017 году 17 миллионов фермеров выращивали ГМ-культуры. Наиболее часто выращиваемые в мире ГМ-культуры включают кукурузу, хлопок, рапс и сою. Однако другие страны также выращивают ГМ-культуры, такие как ананас и баклажан.

ГМ-культуры не только увеличивают запасы продовольствия в мире, но и их способность увеличивать экономическую ценность, сохранять биоразнообразие, сокращать выбросы углерода и поддерживать здоровье человека меняют мир по одному гену за раз.В следующий раз, когда вы будете тушить овощ или жевать картофель фри, подумайте о науке о ГМО, лежащей в основе продуктов, которые вы едите, и об устойчивости, которую это нововведение обеспечивает нашей продовольственной системе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *