Почему такая худая пугачева: Худая Пугачева превратилась в секс-диву

By | 15.07.1973

Худая Пугачева превратилась в секс-диву

11 октября 2012  13:43

Эльза Кузнецова

На завтрак певица ест только свежие фрукты и овощи, а также тонизирует себя чашкой кофе. Но что самое главное в диете: на обед и ужин…

(Казань, 11 октября, «Татар-информ»).В конце августа Алла Пугачева в день открытия «Крым Мьюзик Фест» появилась на красной ковровой дорожке в откровенном наряде, который порази л публику.  В этот раз Алла Борисовна решила сменить просторные балахоны на коротенькое платьице с поясом на талии. Как писали в СМИ, для подобного наряда Примадонне пришлось сильно похудеть. Певица сбросила около десяти килограммов на диете Пьера Дюкана. В основе рациона – натуральные продукты, нет серьезных ограничений по количеству пищи и времени ее приема. Таким образом, чувства голода данная методика похудения не вызывает. 

Буквально на днях народ был шокирован очередным перевоплощением Примадонны.  Алла Борисовна сильно похудела и стала выглядеть как девочка: в обтягивающих светлых джинсах, черной тунике с широким поясом, демонстрирующей тонкую талию певицы, и модной короткой кожаной куртке, она произвела фурор. Завершали картину задорные рыжие локоны.

«У Пугачевой — мощная сила воли. Она — просто солдат! Захотела — похудела! — говорит новый стилист артистки Алишер. — Мы сразу договорились, что на смену черным балахонам придут роскошные туники весенних оттенков. Что касается мини-юбок, то кукольный фасон новых моделей выгодно подчеркнул стройные ноги Пугачевой. Если ноги красивые, то зачем их скрывать? Мне захотелось превратить Аллу Борисовну в секс-диву».

За кулисами звездной тусовки шепчутся, что Алла Борисовна прибегла к помощи хирургов и сделала липосакцию, как это уже было в прошлом. Однако певица утверждает, что пластические процедуры ей противопоказаны. По словам Пугачевой, она и сама была готова лечь на операционный стол ряди стройной талии, но врачи против. «Я наркоз плохо переношу — сердце…», – говорит она.

Как выяснилось, похудеть на 25 кг Алле Пугачевой помогла здоровая диета, которую звезда выдерживает с образцовой силой воли. Как сообщил журналистам личный повар артистки Богдан Паринов, из рациона Примадонны исключены жирные и калорийные продукты, пишет MedikForum. На завтрак певица ест только свежие фрукты и овощи, а также тонизирует себя чашкой кофе. Но что самое главное в диете: на обед и ужин Пугачева ест только рыбу строго минимальными порциями. В ее меню — камбала, пеламида и лукарь.

Пугачева шокировала худобой и стилем девочки (фото)

Орбкайте показала подросшую дочь-красавицу (фото)

«Женщина, которая поет», «Летние гастроли», «Фантазии Веснухина».

В песнях Аллы Пугачевой — вся женская судьба с ее радостями и печалями, любовью и нелюбовью. Ее героини близки и понятны — прекрасные и грустные, веселые и влюбленные, счастливые и несчастные. Мы подготовили кинофильмы, в которых звучат песни в исполнении примадонны.

Алла Пугачева в роли Анны Стрельцовой в музыкальном фильме Александра Орлова «Женщина, которая поет» (1978)


«Летние гастроли»

Фактически известность к Алле Пугачевой пришла после того, как она исполнила песню «Арлекино». Она спела ее на XI Международном песенном конкурсе «Золотой Орфей» в Болгарии в 1975 году, восхитив зрителей и манерой исполнения, и голосом, и непосредственностью, и обаянием. Жюри единогласно присудило Пугачевой главный приз фестиваля — Гран-при — золотую статуэтку Орфея. В 1979 году песня «Арлекино» прозвучала в фильме режиссера Николая Субботина «Летние гастроли», в котором рассказывалась история любви солистки балета на льду и хоккеиста.


«Фантазии Веснухина»

В 1977 году состоялась телевизионная премьера очень славного детского фильма режиссера Валерия Харченко «Фантазии Веснухина». Это трогательная история о том, как первоклассник Кирилл мечтал выступить в цирке со своим котом Тишей. Фильм украшают несколько песен в исполнении Аллы Пугачевой, включая хит «Куда уходит детство».


Образ Нади Шевелевой создавали три замечательные артистки. На экране блистает Барбара Брыльска, говорит она голосом Валентины Талызиной, а поет за нее Алла Пугачева. Вся слава досталась, разумеется, в основном Барбаре, но песни из фильма стали хитами и остаются ими по сей день. В 2007 году Тимур Бекмамбетов снял сиквел легендарной картины — «Ирония судьбы. Продолжение». Отношение к этой работе у зрителей неоднозначное: кто-то категорически ее не принял, кто-то отнесся более снисходительно. Но практически ни у кого нет претензий к финальной песне из этого фильма «Опять метель», которую Алла Пугачева исполнила вместе с дочерью Кристиной Орбакайте. Как говорит в этой картине постаревший Женя Лукашин, «у любви нет прошедшего времени». То же самое можно, наверное, сказать и о песнях Аллы Пугачевой: они любимы всегда.


«Король-олень»

Музыку к чудесному фильму Павла Арсенова, снятого по сказке Карло Гоцци, написал композитор Микаэл Таривердиев. А песни исполняли Юрий Яковлев, Сергей Юрский и Алла Пугачева. Она спела вокальные партии Анджелы, сыграла которую Валентина Малявина. Голос певицы там абсолютно неузнаваем, она полностью вжилась в образ прекрасной и хрупкой Анджелы.


«Центровой из поднебесья»

В музыкальной комедии Исаака Магитона «Центровой из поднебесья» Алла Пугачева спела несколько песен композитора Александра Зацепина, включая такие известные композиции, как «До свидания, лето» и «Любовь одна виновата».


«Женщина, которая поет»

По ночам снится мне столько киноснов!
В них со мною рядом — ну просто нет слов —
Маэстро Пазолини, господин Феллини…

«…И Никита Михалков» — поет Алла Пугачева в юмористической песенке «Только в кино». В ней она сетует, что режиссеры не обращают внимания на ее актерский талант и не зовут сниматься в кино. «А я же молодая, я же не худая, / И к тому же женщина, которая поет!» — восклицает певица. Увы, это правда, с ролями в кино Алле Борисовне не повезло. Хотя можно не сомневаться, наверное, что она могла бы создать на экране множество интересных женских образов. По сути дела, большая кинороль у Аллы Пугачевой всего одна — в фильме Александра Орлова «Женщина, которая поет». Здесь она сыграла практически саму себя, молодую эстрадную певицу Анну Стрельцову. И конечно, в фильме очень много замечательных песен, некоторые из которых Алла Борисовна написала сама.

названа причина ее резкого похудения, Обозреватель, новости

68-летняя российская певица Алла Пугачева, которая за последние года похудела больше, чем на 20 килограммов, продолжает удивлять своих поклонников цветущим видом и стройной фигурой.

Российские диетологи из программы “Ты не поверишь!” на НТВ сделали неожиданное заявление относительно похудения Примадонны.

Российские специалисты уверены, что Пугачева перенесла операцию по резекции желудка, что позволило ей значительно похудеть.

“Да, Алла Борисовна действительно сделала резекцию желудка, я в курсе этого. Поэтому она начала так быстро худеть. В ходе процедуры удаляют часть желудка, после чего уменьшается вес, уходит все лишнее. Но тут нужно быть крайне осторожным, поскольку человек нуждается в регулярном наблюдении у врача. Если этого не делать, можно слишком похудеть с риском для здоровья”, – цитирует специалиста “СтарХит”.

Видео дня

По мнению врача, которая часто работает с пациентами, обратившимся за подобным операциям, Пугачеву не проинформировалии по поводу правильного поведения после хирургического вмешательства.

“Я видела ее буквально на днях, и она очень худая. Это неудивительно, ведь при резекции похудение происходит постепенно. Ей просто не рассказали, как надо себя вести после процедуры, поэтому вес продолжит уменьшаться. Сейчас Алле Борисовне нужна профессиональная помощь”, – заявила диетолог.

Отметим, что резекцию желудка делают при опухолях, язвенной болезни и при серьезных формах ожирения. Операция проходит под общим наркозом и длится 2-3 часа.

Никаких доказательств, подтверждающих факт операции, в программе предоставлено не было.

Напомним, ранее СМИ утверждали, что причиной резкого похудения Пугачевой стала липосакция. Однако певица не комментировала эти слухи. Близкие артистки утверждали, что она похудела лишь за счет правильного питания и здорового образа жизни.

Как сообщал “Обозреватель”, в сети появилось фото Аллы Пугачевой, которая поразила фанатов своим видом.

Владивосток | Худая Пугачева рискует здоровьем во имя красоты



Какой ценой Алла Борисовна Пугачева стремительно сбросила вес. Потеря более 20 килограммов за пару лет в преклонном возрасте не может не отразиться на общем состоянии организма.

 

Примадонна российской эстрады резко потеряла в весе и возрасте, как утверждают окружающие. Звезда буквально расцвела, стала выглядеть лучше, чем 20 лет назад, и приятно удивлять своих поклонников не только творчеством, но и внешним видом. В чём секрет такой метаморфозы, певица публично признаваться отказывается.

На одной из программ российского телеканала врач-диетолог заявила, что Пугачева перенесла операцию по частичному удалению желудка, после которой активное и глобальное снижение веса – обычная реакция организма. И вроде бы можно порадоваться за то, что жир Аллы Борисовны растворился как айсберг в океане, но есть несколько острых моментов, беспокоящих её близких. У звезды имеются некоторые проблемы с сердцем, что может повлечь за собой ряд осложнений после хирургического вмешательства в любою область организма. Также после резекции желудка, которую перенесла Пугачева ,необходимо соблюдать строгую диету, о чём Примадонна, судя по всему, не знает. Если этого не делать, можно сбросить ещё 20 килограмм, и очень быстро превратиться в дистрофика. Что не приемлемо в целом, а тем более при болезнях сердца. Диетолог утверждает, что Алла Борисовна нуждается в срочной консультации и постоянном наблюдении специалистов.

Поскольку официальная информация о потере веса примадонны отсутствует, остаётся лишь предполагать – нужна-ли ей помощь врачей. Возможно, Пугачёва стала стройной и привлекательной как в юные годы благодаря чувствам к любящему супругу Максиму Галкину. Последний в свою очередь, наоборот, стремительно набирает в весе и с долей самоиронии признаёт это на публике в личных аккаунтах в соцсетях. 

 

Жорик Журавлёв

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!

За что Алла Пугачева была благодарна Александру Стефановичу? – Тогда24

Алла Пугачева

Александр Стефанович и Алла Пугачева были женаты всего четыре года. После громкого перерыва супруги предлагали разные версии, объясняющие произошедшее. Так, режиссер утверждал, что у него проблемы с действующей властью, а Примадонна просто не хочет поддерживать любимого человека.

Алла Борисовна придерживалась совсем другой версии. Певица утверждала, что Стефанович постоянно ей изменял.В какой-то момент звезда просто устала от измен и подала на развод. Казалось, что после такого Пугачева будет вспоминать о союзе со Стефановичем только негативно, но в интервью программе «Временно недоступна» она сказала, что благодарна экс-супругу.

не пропустите Алла Пугачева и Александр Стефанович: история любви и расставания

«Мой муж Стефанович был очень эрудированным человеком. Много чего знал, перечислил кучу поэтических сборников.Некоторые вещи были мне совершенно неизвестны. Меня всегда тянуло к людям, которые могли духовно обогатиться. Другое дело, что у Стефановича было много других недостатков. Но я все равно благодарен ему за то, что он познакомил меня с миром некоторых интересных художников. Я познакомил людей, с которыми сам никогда бы не встретился», — делился артист в 2011 году.

Конечно, нельзя отрицать, что Стефанович внесла огромный вклад в формирование образа Аллы Пугачевой.Как известно, во время брака режиссер полностью контролировал творческую жизнь возлюбленной. Доходило до того, что он объяснял Примадонне, как и когда давать интервью. Именно Стефанович придумал для Аллы Борисовны псевдоним Борис Горбонос, под которым она выпускала свои авторские композиции.

«Я хотел, чтобы к этим песням относились объективно, поэтому выпустил их под псевдонимом, как неизвестный композитор. У моего второго мужа в школе был одноклассник, который постоянно над ним издевался.А когда зашел разговор о псевдониме, Стефанович предложила использовать фамилию этого человека, чтобы отомстить ему», — рассказывала Примадонна в программе «Тема» в 1993 году.

Стефанович так и не смог обрести личного счастья

При жизни сам Стефанович часто вспоминал Пугачеву в интервью. Так, однажды режиссер сказал, что творчески сформировал не только Аллу Борисовну, но и еще одну легенду эстрады – Софию Ротару.

Напомним, бывший муж Примадонны скончался 13 июля после продолжительной борьбы с коронавирусом.Режиссер попал в больницу в начале июля с обширным поражением легких, врачи не смогли ему помочь.

Фото: Legion-Media

Обзор/Музыка; Капризная Алла Пугачева, Пылкая советская поп-музыка

Алла Пугачева – многоголосая женщина – тонкое эстрадное чириканье, чистое роковое меццо-сопрано, драматическое кабаре-рычание и всхлипы. Поп-звезда из Советского Союза, которая, как сообщается, продала 150 миллионов пластинок, г-жа Пугачева завершила свое первое турне по Америке аншлаговым концертом в Карнеги-холле в четверг вечером, который дал захватывающее представление о мейнстримной советской поп-музыке.

Миссис Пугачева старается предложить что-то на любой вкус, от рока и поп-фанка до зажигательных баллад. Музыка, частично написанная г-жой Пугачевой, ориентирована на запад по вокальным стилям, инструментам (клавишные, электрогитары, трэп-барабаны), гардеробу, песенным формам и ритмам. Группа использует самое современное оборудование: те же японские синтезаторы, что и во всем мире, а также беспроводной микрофон, который госпожа Пугачева и Игорь Николаев (один из ее авторов песен, появившийся в эпизодической роли) несли в проходах, когда они пел.

Но даже с американскими и европейскими атрибутами песни имеют безошибочно узнаваемый славянский тон, передаваемый не только твердыми согласными русской лирики, но и изменчивой, театральной капризностью и почти постоянным использованием миноров. Время от времени песня замедлялась, а затем быстро увеличивалась в два раза, как русский народный танец, заставляя уравновешенную публику аплодировать.

Основным стилем поп-певцов, от американской Лайзы Минелли до испанца Хулио Иглесиаса и израильтянки Офры Хаза, является пылкая баллада с большим крещендо и слезливыми интермедиями.Для этих песен госпожа Пугачева становится поющей актрисой с полным театральным присутствием; она может перенять нежность инженю, шутливость кокетки или усталый от мира взгляд и гортанный тон Эдит Пиаф. В одной песне, которая, казалось, переходила от отчаяния к радости, она подняла микрофон, как рюмку, словно с горечью смакуя каждую каплю.

Аранжировки погружались в европейские вальсы кабаре и во все виды американской поп-музыки, от ритмов Берта Бахараха-Хэла Дэвида до одной песни «The Horse Race», явно обязанной «Thriller» Майкла Джексона; Г-жа.Пугачева, вызвав испуганный взгляд, закончила эту песню тем, что побежала на месте, отчаянно замахала руками и рухнула на сцену. (Владимир Пресняков, который спел три песни, чтобы открыть концерт, смоделировал свой стиль пения фальцетом по стилю г-на Джексона и попробовал несколько танцевальных поз г-на Джексона). девичество, противоречащее ее матронному виду; она взъерошила свои золотые волосы, захихикала и запрыгала. Но ее голос легко адаптировался, становясь легче для танцевальной поп-песни с припевом о кукушке и создавая сильный, чистый тон для быстрого рока.У нее даже была сила, чтобы конкурировать с гитарой в стиле Чака Берри в «Московском роке». сентиментален, как и его западные коллеги. Однако помимо этого было мало попыток общаться с англоязычной аудиторией; в программе концерта не было названий песен, тем более переводов. Пресс-секретарь продюсера сказала, что многие песни были о решимости и полной жизни.Но большинство зрителей, казалось, говорили по-русски, и даже те, кто не говорил, должны были быть впечатлены сценическим обаянием госпожи Пугачевой, ее разносторонностью и вокальной тонкостью.

Стройная Алла Пугачева помолодела на 20 лет

Накануне она приехала на дачу к модельеру Валентину Юдашкину. Вместе с певицей были также Александр Буйнов и продюсер Александр Достман с супругой. Пользователи отметили образ Аллы Борисовны, которая была одета в модный зеленый наряд в горошек, а также с необычной прической: волосы были подняты вверх, что позволило рассмотреть шею и уши звезды.

«Принцесса, вам так идет!», «Какая интересная прическа, и неважно, что говорят окружающие», «Главное, что друзья рядом, и ты счастлива», — пишут в соцсетях .

На фото видно, что у компании хорошее настроение. Возможно, обсуждались недавние «похороны» Александра Буйнова: накануне в Сети появилась статья на эту тему. Новость позабавила артиста, который с юмором отнесся к ситуации. «На следующий день после похорон было отмечено воскресение Юдашкина.Дай Бог всем здоровья, друзья, друзья мои! Вас когда-нибудь хоронили в жизни? — пошутил певец.

Алла Пугачева в компании друзей

Отметим, что Алла Борисовна в последнее время часто экспериментирует со своей внешностью — певица за последнее время сильно похудела и теперь может позволить себе носить обтягивающие платья, а также носить модные наряды. При этом Примадонна не стесняется показывать себя без макияжа — 71-летняя звезда часто публикует снимки без макияжа и хвастается своей внешностью.

Пугачева: «Скажи мне: «Алла, просто живи.

Неделю назад Пугачева также опубликовала фото с Валентином Юдашкиным, правда, певица там была с длинными волнистыми волосами — снимок понравился подписчикам меньше. По мнению большинства, звезде стоит «причесаться» или воспользоваться услугами стилиста.

Алла Борисовна никогда не скрывала, что лежит под ножом пластического хирурга — однажды это чуть не стоило ей жизни, но все обошлось и с тех пор артистка более внимательно относится к любым изменениям в своей внешности.

Фото: Legion-Media, Instagram

Роль сверхмелких интерметаллических частиц и мартенсита в упрочнении лазерного сварного соединения AISI 321/Cu/Ti

https://doi.org/10.1016/j.matchar.2021.111702Получить права и содержание

Фазовые превращения в сварном соединении вызывают деформационное упрочнение.

Интерметаллические наночастицы, гомогенно выделяющиеся в твердые растворы при охлаждении.

Зоны соединений на основе Fe имеют аустенитно-мартенситную структуру.

Остаточные сжимающие напряжения, образующиеся в сварном соединении.

В МЗ происходит вязкое разрушение разнородного сварного соединения.

Реферат

Изучение влияния фазовых превращений на остаточные напряжения в гетерофазных материалах имеет большое значение для прогнозирования ресурса машин и конструкций.Особый интерес представляют сварные соединения из разнородных материалов. Исследованы химический и фазовый составы, микроструктура, микротвердость, прочность и характеристики поверхности излома разнородных лазерных соединений AISI 321/Cu/Ti. Отличительными особенностями условий лазерной сварки являются смещение фокального пятна к границе раздела сталь/медь и углубление фокуса на 3 мм. Выбранный режим лазерной сварки позволил получить следующий химический состав зоны плавления (ЗП): 55.3 % масс. Cu, 32,2 % масс. Fe, 8,5 % масс. Cr, 4,0 % масс. Ni и 1,0 % масс. Ti. После кристаллизации в МЦ образуются два пересыщенных твердых раствора: один на основе меди, другой на основе железа. При послесварочном охлаждении интерметаллические частицы (Fe,Cr) 2 Ti размером 10 нм гомогенно осаждаются в твердом растворе на основе Cu, а частицы TiCu 4 размером 10 нм осаждаются в твердом растворе на основе Fe. Участки на основе Fe дополнительно упрочняются (до 540 HV 0,025) за счет образования кристаллов мартенсита в аустенитной матрице.Легирование титана медью вызывает стабилизацию βTi на границе Ti/MZ. При контактном плавлении титана образовались интерметаллические частицы Ti 2 Cu трех типов: эвтектические размером от 2 до 5 мкм, эвтектоидные от 0,1 до 0,5 мкм и гомогенно осаждающиеся в βTi при охлаждении размером 10 нм. После быстрого охлаждения в сварном соединении образовались сжимающие остаточные напряжения. При испытаниях на растяжение образцов со сварными соединениями в ЗМ они разрушались по смешанному типу.В микрокомпонентах на основе Cu и Fe по зоне МЗ произошло вязкое разрушение; хрупкое разрушение произошло в зоне со структурой (βTi + Ti 2 Cu) вблизи Ti. Предел прочности полученных сварных соединений составляет 470–515 МПа, что значительно превышает имеющиеся данные.

Ключевые слова

Ключевые слова

1

Ключевые слова

Лазерная сварка

Нержавеющая сталь

Titanium

Titanium

Медь

фазовые преобразования

Интерметаллические

Martensite

SICK

Остаточное напряжение

Рекомендуемое Средственные изделия (0)

Просмотреть полный текст

© 2021 Опубликовано от Elsevier Inc.

Рекомендуемые статьи

Ссылки на статьи

BORIS, новый белок, специфичный для мужской зародышевой линии, связанный с событиями эпигенетического перепрограммирования, имеет тот же домен из 11 цинковых пальцев, что и CTCF, белок-инсулятор, участвующий в считывании импринтинговых меток в соме

Дмитрий И. Лукинов

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Елена Пугачева

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Сергей Ватолин

a Лаборатория иммунопатологии Национального института аллергии и инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Svetlana D.

Pack

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Hanlim Moon

a Лаборатория иммунопатологии Национального института аллергии и инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Игорь Чернухин

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Poonam Mannan

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Erik Larsson

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Chandrasekhar Kanduri

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Alexander A.

Vostrov

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Hengmi Cui

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Emily L.

Niemitz

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

John E.

J. Rasko

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

France M.

Docquier

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Malathi Kistler

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Joseph J.

Breen

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Zhengping Zhuang

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Wolfgang W.

Quitschke

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Rainer Rekawitz

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Elena M.

Klenova

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Andrew P.

Feinberg

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Rolf Ohlsson

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт инфекционных заболеваний Health, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Herbert C.

Morse, III

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

Victor V.

Lobanenkov

a Лаборатория иммунопатологии, Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, Национальный институт здравоохранения, Bethesda, MD 20892-0760; b Отделение хирургической неврологии, Национальный институт неврологических расстройств и инсульта, Национальный институт здравоохранения, Бетесда, Мэриленд, 20892; c Факультет биологических наук, Университет Эссекса, Вивенхо Парк, Колчестер CQ4 3SQ, Великобритания; Кафедры d Генетика и патология и e Развитие и генетика, Университет Упсалы, Norbyvägen 18A, S-752 36 Уппсала, Швеция; f Кафедра психиатрии и поведенческих наук, Государственный университет Нью-Йорка, Stony Brook, NY 11794-8101; г Институт генетической медицины, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса, Росс 1064, 720 Ратленд-авеню, Балтимор, Мэриленд, 21205; h Отдел исследований генной терапии, Столетний институт и Сиднейский онкологический центр, Ньютаун, штат Новый Южный Уэльс, 2042, Австралия; i Кафедра химии и биохимии и Медицинский факультет Университета Южной Каролины, Колумбия, SC 29208; и k Genetisches Institut der Justus-Liebig-Universität, Heinrich-Buff-Ring 58-62, 35392 Giessen, Germany

США зажигают под советский ритм.

Суперзвезда вокалистки Аллы Пугачевой гастролирует по Штатам

Бостон

“Москва рулит! Москва рулит! Москва рулит!» — кричит ведущая поп-певица Советского Союза Алла Пугачева в западную акустическую систему мощностью 8000 ватт. Ее соло-гитарист, Владимир Кузьмин, перемещается в центр сцены и развязывает страстный гитарный рифф в стиле Хендрикса, в то время как вспыхивают огни, и мисс Пугачева бьет по сцене в своей черной мини-юбке с металлическими заклепками.

«Из-за перестройки, — говорит она почти полной аудитории в бостонском John Hancock Hall, — я здесь.”

Владение Пугачевой рок- и поп-стилем и ее завораживающее сценическое обаяние сделали ее самой популярной певицей в СССР и одной из самых продаваемых артисток за всю историю. Американский отраслевой журнал Billboard отметил, что она «стоит в одном ряду с такими великими людьми музыкальной индустрии, как Бинг Кросби, Элвис Пресли и Майкл Джексон…, продав более 150 миллионов [записей]…»

Сейчас у Пугачевой первый концертный заезд в США. С исполнителем на разогреве Владимиром Пресняковым, светловолосым певцом, который «лунная походка» а-ля рюс, и ее резервной группой Recital, она принесла новые звуки СССР Михаила Горбачева в Сиэтл, Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Чикаго, Филадельфия и Бостон.Сегодня вечером она завершит свой двухнедельный тур по Америке аншлаговым концертом в нью-йоркском Карнеги-холле.

Куда бы она ни пошла, Пугачева ослепляет публику, распевая громоподобные рок-номера, напевая русские народные песни или исполняя пронзительные мелодии на стихи Осипа Мандельштама, русского поэта, погибшего в советском трудовом лагере. В одном меланхоличном номере Пугачева в отчаянии падает на колени, а затем падает на пол, когда чернота поглощает сцену.

Сценический образ Пугачевой – первое, что снискало ей любовь советских зрителей.«В середине 70-х, — вспоминает Светлана Бойм, русская эмигрантка, ныне доцент Гарвардского университета, — Алла привнесла на советскую музыкальную сцену ярко выраженную индивидуальность. Она была из плоти и крови. Когда она пела, она смеялась и плакала. Публика любила ее за ее честность».

Преимущественно «эмигрантская толпа на концертах Пугачевой в США свидетельствует о ее популярности среди советских людей всех возрастов. Громоздкая бабушка восторженно смотрит на сцену здесь, в Бостоне. Четверо восторженных фанатов в возрасте около 20 лет постоянно кричат: «Арлекин! Арлекин!» — название хита 1975 года, который принес Пугачевой славу.

«Я помню, как видел ее в Москве, когда мне было семь лет», — замечает советский «эмигрантский подросток» после появления здесь Пугачевой. «Я не мог упустить шанс увидеть ее снова».

Несмотря на головокружительную популярность в СССР и Восточной Европе, Пугачева до недавнего времени была практически неизвестна на Западе.

«Раньше Госконцерт [советское государственное концертное агентство] был заинтересован только в отправке за границу балета Большого театра и Хора Советской Армии», — отмечает промоутер российского «эмигранта» Виктор Шульман, чьи усилия по привлечению Пугачевой в США провалялся в советской бюрократии в течение четырех лет, пока эта поездка не была наконец организована.

«Перестройка изменила это», — продолжает он. «Сейчас интересуются люди в советском представительстве, люди в советском посольстве, люди в Госконцерте и в Министерстве культуры. Все сходится, — говорит он, сжимая свои могучие руки с явным удовлетворением.

Не всегда все было так многообещающе для московской суперзвезды. «Много лет я пел в небольших клубах по всему Советскому Союзу. В Грузии, в Сибири маленькие городки, о которых вы и не слышали, — через переводчика объясняет Пугачева.«Много раз я подумывала бросить петь и заняться чем-то другим». с различными группами, в том числе с легендарными московскими Happy Guys, одной из первых официальных советских рок-групп.

Затем появился «Арлекин». В 1975 году Пугачева получила первый приз, исполнив эту песню на международном фестивале в Софии, Болгария. «Эта песня определила мою карьеру.Это песня о снятии масок. Я как Арлекин. Я ношу много масок. В повседневной жизни я застенчивый человек. Но на сцене я становлюсь кем-то другим».

Пугачева связывает свою непреходящую популярность с годами, которые она провела, выступая в отдаленных районах Советского Союза, где она научилась понимать потребности своей публики. «Это была взаимная зависимость, основанная на любви».

Ее карьера взлетела вверх. Ее альбомы на государственном лейбле звукозаписи продаются десятками миллионов. Она появлялась на телевидении и регулярно заполняла крупнейшие концертные площадки СССР.

Хотя Пугачева процветала в советском развлекательном заведении в первой половине 80-х, она поддержала призыв Горбачева к реформам 1985 года: «Я всегда была за перестройку. Перестройка — это состояние души, — настаивает она. «Но перестройка — это больше, чем просто болтовня. Вы должны принять меры. Как я сделал с концертом в Чернобыле».

В мае 1986 года, вскоре после аварии на Чернобыльской АЭС, московский рок-критик Атям Троицкий обратился к Пугачевой с идеей организовать концерт по сбору средств для перемещенных украинских семей.

«Алла была за», — вспоминает г-н Троицкий в своей книге «Назад в СССР», — и после некоторой «телефонной» подготовки мы поехали в ЦК партии. Для нас обоих это был первый визит в это место, но Алле не пришлось предъявлять удостоверение личности, чтобы попасть внутрь: ее сразу же впустили ошарашенные охранники».

Пугачева уговорила ЦК разрешить ей организовали концерт без участия советской бюрократии и вместе с Троицким развернули мероприятие всего за две недели.

29 мая 1986 года шесть советских рок-групп и солистов во главе с Пугачевой вышли на сцену перед 30-тысячной аудиторией московского стадиона «Олимпийский». Концерт помощи чернобыльцам собрал 100 тысяч рублей для пострадавших.

В последние годы Пугачева распространила свое послание за пределы Советского Союза в Западную Европу, на Дальний Восток, а теперь и в Северную Америку. Свою миссию за границей она рассматривает как попытку улучшить международное взаимопонимание и «реструктурировать» иностранные представления советских людей. «Увидев мое выступление, я надеюсь, что люди изменят свое мнение о советских людях, — добавляет она, смеясь, — что они увидят, что мы не просто русские медведи».

Тем не менее, поскольку концерты Пугачевой в США почти полностью посещала «русская эмиграция», ее общение с американцами происходило в основном во время экскурсий.

Она нашла Сан-Франциско «очаровательным». Она любила блеск и волнение Голливуда, но была потрясена разрастанием городов в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке.

С благословения Госконцерта она говорит, что “хотела бы вернуться в Америку и спеть для американской публики… возможно, с некоторыми западными исполнителями”.

“Если бы я мог выбрать партнершу для пения, я думаю, это была бы Тина Тернер. Или, может быть, Синди Лаупер или Бетт Мидлер». Что касается мужчин: «Мне очень нравятся исполнители с ярко выраженной артистической индивидуальностью: Майкл Джексон, Стинг, Элтон Джон». , Брюс Спрингстин.”

Тимоти В.Райбак, преподаватель истории и литературы в Гарвардском университете, является автором книги «Рок вокруг блока: рок-музыка в Советском Союзе и Восточной Европе, 1954–1988», которая будет опубликована в следующем году издательством Oxford University Press.

72-летняя Пугачева в костюме с эффектом облегающего кроя появилась на публике с мужем

Ольга Грабрых
Юлия Тодорович

Максим Галкин привел Примадонну на премьеру сериала «Вертинский». В центре событий корреспондент портала Телепрограмма pro.

Алла Пугачева и Максим Галкин. Фото: instagram.com/maxgalkinru/

Алла Пугачева и Максим Галкин — редкие гости светских раутов и красных дорожек. Спустя десять лет певица редко дает концерты и предпочитает петь только в кругу близких. Он решил посвятить себя семье. Актриса вместе с мужем заботится о близнецах Лизе и Гарри. Однако иногда он навещает друзей или устраивает встречи в своем саду. При этом даже в свои 72 года звезда следит за модными тенденциями.

Ночной выход: Галкин заснял шутки с Пугачевой в машинеПервая женщина согласилась сниматься в TikTok под своим хитом.

8 сентября Галкин поделился кадрами, на которых он едет в машине с женой. Оказалось, что они спешили на премьеру сериала «Вертинский». В съемках фильма о жизни шансонье приняли участие Анна Михалкова, Ксения Раппопорт, Паулина Андреева, Виктория Исакова и другие известные артисты. Многие из них появились на премьере.В центре событий представитель портала Телепрограмма pro.

По этому случаю Пугачева надела платье цвета мокрого асфальта с вертикальной полоской. Под курткой была черная блузка с широким поясом. А узкие брюки подчеркивали ее тонкие лодыжки. Наряд также дополняли лаконичные кожаные сапоги. Алла Борисовна сделала яркий макияж с акцентом на губы, а также высокий хвост с челкой-шторкой. Максим позировал с ней в обнимку. Он появился в кремовых брюках, темно-синей куртке и кроссовках.

Алла Пугачева и Максим Галкин. Фото: Ольга Храбрых/Teleprogramma.pro

Ранее Эвелина Хромченко отмечала, что вертикальная полоска создает эффект гармонии и удлиняет любой силуэт. Поклонники восхитились образом Примадонны. Многие обрадовались, увидев ее на ковре. К слову, пара сфотографировалась с Паулиной Андреевой, которая пришла в компании Федора Бондарчука.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.