Низкий гемоглобин препараты для повышения: Тотема раствор ампулы 10 мл 20 шт

By | 18.03.1970

ТОП 14 препаратов железа – рейтинг хороших средств 2021

Препараты железа назначаются для лечения железодефицитной анемии, которая диагностируется преимущественно у детей и женщин. Среди основных причин развития данного состояния следует выделить нерациональное питание и кровотечения. При дефиците железа в организме развивается анемия, которая характеризуется понижением гемоглобина.

Типичные признаки – бледность кожи, головокружения, быстрая утомляемость, раздражительность и вялость.

Железо, поступающее с пищей, усваивается не полностью. Недостаток жизненно необходимого микроэлемента приводит к снижению уровня ферритина и гемоглобина в крови, что чревато затруднением тканевого дыхания. Восполнять дефицит рекомендуется с помощью специальных медикаментов. Лучшие препараты железа представлены в ТОПе. Ниже описаны эффективные лекарства для взрослых, детей и беременных женщин.

Классификация антианемических средств

Добавки существуют в 2-х основных видах:

  • Двухвалентная форма (сульфаты). Концентрация микроэлемента в составе больше. Но они вызывают много побочных реакций.

  • Трехвалентная форма (плюс аминокислоты). Аминокислота помогает микроэлементу лучше усваиваться. Легкодоступная хелатная форма сводит вероятность возникновения побочных реакций к минимуму.

Нормальный уровень гемоглобина в крови взрослого человека составляет от 120 до 150 г/л. Если организм самостоятельно не может поддерживать этот показатель, то возникает необходимость в проведении лекарственной терапии.

Группы препаратов, повышающих гемоглобин:

  • Монопрепараты. Разработаны на основе Fe3+. В составе не содержится дополнительных активных компонентов.

  • Витаминные комплексы. Содержат различные минералы и микроэлементы, в основном витамины группы В и аминокислоты.

Лекарства можно принимать только после консультации с врачом. Специалист поможет подобрать эффективное лекарство и грамотно рассчитает дозировку.

Причины развития железодефицитной анемии

Организм нуждается в Fe3+ для производства гемоглобина, белка, ответственного за транспортировку кислорода в ткани. Анемия возникает, когда уровень гемоглобина в эритроцитах снижается. Следовательно, когда в кровотоке недостаточно микроэлемента, органы и ткани не получают необходимый им кислород.

Существует несколько причин, которые приводят к дефициту этого минерала:

  • Менструация или роды. Тяжелое менструальное кровотечение и кровопотеря во время родов обычно приводят к осложнениям.

  • Внутреннее кровотечение. Прием болеутоляющих средств часто приводит к кровотечению в желудке. Кроме того, некоторые патологии могут вызвать внутреннее кровотечение, например, язвы в желудке, полипы в кишечнике и рак толстой кишки.

  • Мальабсорбция микроэлемента. Некоторые кишечные расстройства, такие как целиакия и болезнь Крона, мешают поглощению веществ. С другой стороны, операция на кишечнике, такая как желудочный шунт, также может влиять на количество микроэлемента, которое способен поглощать организм.

Есть люди, которые подвергаются наибольшему риску. Например, вегетарианцы, которые исключают из рациона мясо. Также предрасположенность имеется у тех, кто часто сдает кровь и у детей, родившихся семимесячными.

Тем, кто входит в группу риска и испытывает симптомы дефицита нужно обратиться к врачу. Специалист направит на анализ крови, и, возможно, предложит некоторые изменения в питании и при необходимости назначит лечение.

Рейтинг препаратов железа

Какой препарат железа при анемии выбрать подскажет ТОП-15. Мы собрали наиболее эффективные лекарственные средства, которые практически не вызывают побочных реакций. Рейтинг медикаментов основан на анализе характеристик всех медикаментов и отзывах покупателей.

ТОП лучших препаратов железа при низком гемоглобине

№1 – «Фенюльс» (капсулы)

Самый лучший препарат железа при анемии, представленный комплексом витаминов и микроэлементов. Особенность заключается в микродиализных гранулах, которые постепенно выделяют составные части.

Капсулы «Фенюльс» назначаются при:

  • хронических кровопотерях;

  • алиментарной недостаточности;

  • повышенной потребности.

Входящие в состав витамины группы В и аскорбиновая кислота улучшают всасывание активного компонента, предупреждая перенасыщение организма.

№2 – «Феррум Лек» (жевательные таблетки)

Лучший препарат для поднятия железа, который относится к группе трехвалентных. Отличается стабильностью, не выделяя свободных ионов. По структуре активный компонент имеет схожесть с естественным соединением Fe3+, поэтому хорошо усваивается.

Ионы активно всасываются в области кишечника, что исключает вероятность интоксикации, вызванной передозировкой. «Феррум Лек» назначается младенцам и детям младшего возраста, а также могут быть использованы в период беременности.

№3 – «Феррум Лек» (раствор)

Эффективное средство для лечения анемии, которое предназначено для лиц, страдающих нарушениями со стороны желудочно-кишечного тракта. Отличается стабильным макромолекулярным комплексом.

Раствор «Феррум Лек» – лучший препарат железа для беременных женщин. Благодаря тому, что Fe3+поступают в кровь из кишечника, активно всасываясь, передозировка исключена. Дефицитные состояния быстро устраняются. Раствор также может быть использован для пациентов детского возраста.

№4 – «Сорбифер Дурулес» (таблетки)

Хорошее железо в таблетках, которое поэтапно высвобождается на протяжении длительного периода, постепенно насыщая организм. Используется в качестве профилактики в период беременности, при лактации и у людей, которые являются донорами крови.

№5 – «Тотема» (раствор для приема внутрь)

Комбинированный препарат незаменим для беременных женщин. В состав входят:

  • Железо. Синтезируем гемм, входящий в состав гемоглобина и принимающий участие в окислительно-восстановительных реакциях.

  • Марганец и медь. Кофакторы (соединения, участвующие в биологической деятельности) ферментов.

Постепенно регрессирует лабораторные и клинические симптомы анемии. Всасывание активных веществ осуществляется в верхнем отделе тощей кишки и в двенадцатиперстной кишке.

№6 – «Мальтофер» (капли)

Антианемическое средство имеет доказанную клиническую эффективность. Широко используется для новорожденных и недоношенных детей. Всасываемое вещество Fe3+ используется организмом для синтеза гемоглобина в области костного мозга или хранится в печени (где связывается с ферритином).

№7 – «Мальтофер Фол» (жевательные таблетки)

Содержит такие действующие вещества, как гидроксид железа с полимальтозой и фолиевую кислоту. Подходит для взрослых и детей с 12 лет. Недостаток заключается в наличии вероятности передозировки.

При несоблюдении рекомендаций производителя или при индивидуальной предрасположенности организма возможно развитие побочных реакций в виде головной боли, кожного зуда, мышечных спазмов. Жевательные таблетки могут спровоцировать окрашивание кала в темный цвет, что не является отклонением.

№8 – «Мальтофер» (таблетки жевательные)

Назначается для лечения латентного дефицита (без анемии). Таблетированная форма удобна для расчета дозировки. Исключает вероятность причинения вреда организму, вызванного передозировкой.

Незаменимый вариант для беременных и кормящих женщин. Это обусловлено отсутствием нежелательных последствий для плода или грудного ребенка. Не рекомендуется принимать детям до 12 лет. Жевательные таблетки «Мальтофер» – лучшее лекарство при проблемах с поджелудочной железой.

№9 – «Мальтофер» (сироп)

Препарат железа при анемии, который лучше усваивается. Форма выпуска в виде сиропа удобна тем, что имеется возможность в более точном дозировании. Таблетки нужно дробить или раскалывать, чтоб добиться нужной дозы активного компонента. Сироп позволяет упростить процесс. Выпускается в виде сиропа быстрее усваивается.

Единственный недостаток – более высокая цена, чем другие формы выпуска.

№10 – «Ферлатум» (раствор)

Имеет уникальную формулу. Содержит Fe3+ – соединение атомов с полусинтетическим белковым носителем, который предотвращает повреждение слизистой желудка. Возможность передозировки исключена благодаря тому, что активный компонент поступает в кровь путем всасывания (транспорта).

№11 – «Ферлатум Фол» – порошок для приготовления раствора

Разработано на основе кальция фолината пентагидрата и Fe3+.

«Ферлатум Фол» назначается:

  • при латентном и клинически выраженном дефиците;

  • для профилактики в период беременности, лактации, при длительных кровотечениях, в период активного роста и при несбалансированном или неполноценном питании.

При приготовлении раствора рекомендуется соблюдать рекомендации, указанные производителем. Случаев передозировки выявлено не было.

№12 – «Ферретаб» (капсулы)

Если не знаете, какой препарат железа лучше купить, обратите внимание на капсулы пролонгированного действия «Ферретаб». Комбинированное средство воздействует на организм комплексно:

  • Железа фумарат. Принимает участие в синтезе гемоглобина. Представлен в виде солей, которые быстро восполняют дефицит микроэлементов в организме, постепенно устраняя повышенную утомляемость, слабость, тахикардию и головокружение. Также исчезает сухость и бледность кожи.

  • Фолиевая кислота. Способствует нормальному созреванию мегалобластов и образованию нормобластов. Принимает участие в синтезе аминокислот. Предупреждает развитие анемии, выкидыши и преждевременные роды. Исключает нарушение умственного развития у детей.

№13 – «Фероглобин В12» (капсулы)

Занимает не последние места в рейтинг препаратов железа. Способствует формированию эритроцитов и синтезу аминокислот. Медь и аскорбиновая кислота повышают эффективность всасывания основного действующего вещества. Марганец регулирует углеводные обменные процессы в организме.

Капсулы «Фероглобин В12» нормализуют биосинтез гемоглобина и активируют окислительно-восстановительные процессы, устраняя симптомы, которые сопутствуют анемии (вялость и слабость, недостаточную умственную и физическую активность).

№14 – «Актиферрин» (капли для приема внутрь)

Антианемическое средство содержит Fe3+ и D,L-серин. Способствует быстрому восстановлению нормального баланса. Уникальная фармакологическая разработка обеспечивает лучшую переносимость действующих веществ, позволяя снизить нужную дозу.

Высокие дозировки могут стать причиной развития жизнеугрожающих состояний. Именно поэтому дозировку должен рассчитывать специалист. Неконтролируемый прием недопустим. Применение при беременности и лактации возможно только в том случае, если потенциальная польза для матери превышает возможный вред для ребенка.

Выводы

Лучшие таблетки для поднятия уровня железа самостоятельно подобрать сложно. Важно учитывать индивидуальные особенности организма, сопутствующие заболевания и лабораторные показатели. Окончательное решение должен принимать врач. Перед покупкой обязательно проконсультируйтесь со специалистом.

Большинство покупателей отдает предпочтение таким фирмам производителям, как Lek d. d. (Словения), Vifor (Швейцария), Ranbaxy (Индия) и др. Вопрос, какие препараты железа лучше принимать, задавайте своему лечащему врачу. Рейтинг представлен исключительно в ознакомительных целях и не должен быть использован в качестве терапевтической рекомендации.

Список литературы:
https://health.mail.ru/disease/anemiya/
https://www.eurolab.ua/medicine/atc/list/82/
https://www.vidal.ru/drugs/atc/b03ab

Малокровие: когда лечение неэффективно

Фото из архива центра и webmd.com

Бледная кожа у ребенка, синева под глазами, трещины в уголках губ, усталость, отсутствие аппетита. Мамы поставили бы диагноз быстро – малокровие, не хватает железа. «Диагностировать заболевание может только врач. И необязательно малокровие возникает вследствие недостатка железа в организме, как полагают многие», – говорит Валентина Даугялавичене – детский гематолог Медицинского центра диагностики и лечения, расположенного на улице В. Грибо в Вильнюсе.

Малокровие – это состояние, при котором в организме снижается содержание гемоглобина. Гемоглобин, в состав которого входит железо, переносит кислород в ткани. Когда его содержание снижается, процесс замедляется. В результате человек становится менее выносливым, быстрее устает, испытывает слабость, медленнее обновляются клетки тела – кожа становится тонкой и сухой, начинают редеть волосы, ногти становятся ломкими, возникают нарушения в работе нервной и иммунной систем.

«Детское малокровие из-за недостатка железа – довольно частое заболевание, – говорит врач с двадцатилетней практикой в онкогематологии Валентина Даугялавичене и обращает внимание родителей. – Обычно для лечения заболевания назначаются препараты железа, однако бывает так, что их прием не приводит ни к улучшению общего состояния пациента, ни к улучшению результатов обследования». 

В чем же причина неэффективного лечения? Врач не сомневается, что прежде всего следует выяснить, действительно ли недомогание – это железодефицитное малокровие. Бывают случаи, когда это заболевание вызвано не только нехваткой железа. «Мама мальчика 12-ти лет заподозрила у сына малокровие, заметив, что он выглядит обессиленным, жалуется на боли в животе, иногда у него желтеют глазные яблоки. При пальпации живота мальчика мы обнаружили увеличенную селезенку. Во время эхоскопии увидели и камни в желчном пузыре. Дополнительные анализы крови показали повышенное содержание сывороточного железа, повышенное содержание билирубина. Мы диагностировали наследственный микросфероцитоз. Это заболевание передается по наследству – у человека с рождения имеются и мелкие эритроциты, называемые микросфероцитами, и эритроциты нормального размера. Мелкие эритроциты негибкие, попадая в селезенку, они гибнут. Через протоки селезенки проскальзывают только эритроциты нормального размера. При распаде эритроцитов в селезенке (поэтому она и увеличивается) железа образуется слишком много. Нужно ли в таком случае принимать препараты железа? Разумеется, нет!» – рассказывает детский гематолог В. Даугялавичене.

Если гемоглобин снижается до опасного для жизни уровня, такие пациенты нуждаются в переливании эритроцитной массы. Если кризис заболевания повторяется, а врачи постоянно констатируют низкое содержание гемоглобина, приходится удалять селезенку. «Такие пациенты находятся у нас под наблюдением из-за образования камней в желчном пузыре, – говорит врач. – Камни могут застревать в желчных протоках. В таком случае операция неизбежна, приходится удалять желчный пузырь».

Иногда врачу приходится выводить из организма железо, а не назначить его препараты. «Родители привели ко мне в кабинет двух сестричек, 7 и 9 лет, с диагнозом «малокровие», но обеих долго и неэффективно лечили, – вспоминает  детский гематолог. – Когда мы провели дополнительные обследования, выяснилось: девочки больны талассемией, которой свойственны наследственные нарушения в структуре молекулы гемоглобина. При этом заболевании назначать препараты железа нельзя, наоборот – в организме имеет место избыток железа».

Малокровие обычно диагностируется на основании анализов крови. При истощении запасов железа признаки малокровия проявляются не сразу, но и их появление зачастую свидетельствует о других болезнях. «Причиной малокровия, лечение которого не дает результатов, могут стать заболевания почек, печени и начавшиеся в организме злокачественные процессы, – подчеркивает детский гематолог В. Даугялавичене. – Поэтому необходимо целенаправленно проводить дополнительные обследования – анализы крови, биохимический анализ крови».

Если обследования показывают, что железодефицитное малокровие было диагностировано правильно, а лечение все равно не дает результатов, которых ожидают пациенты, необходимо установить – почему? «Возможно, врачи назначили слишком малую дозу железа, а, может быть, железо принималось недостаточно долго. Или пациенту не подходит назначенный препарат железа, и его нужно заменить. Нельзя исключать и другие заболевания, например, нарушения в работе пищеварительного тракта – гастрит, язвенную болезнь, воспалительные заболевания кишечника», – отмечает врач.

У нее самой был подобный случай: «На консультацию пришла девочка-подросток, которая жаловалась на слабость, утомляемость. На уроках физкультуры она быстро уставала, ощущала усиленное сердцебиение, сильно потела. Аппетита у нее не было, хотя на боли в желудке она не жаловалась. Девочке поставили диагноз – железодефицитное малокровие. После приема препаратов железа ее состояние нисколько не улучшилось. При проведении гастрофиброскопии – эндоскопического осмотра желудка мы обнаружили признаки гастрита, положительным оказался и тест на бактерию H. Pylori. Пациентке было назначено комбинированное лечение у гастроэнтеролога и гематолога. Спустя десять дней состояние и результаты анализов улушчились, однако девочке предстояло длительное лечение под наблюдением гематолога и гастроэнтеролога».

Детский гематолог В. Даугялавичене говорит, что махнуть рукой на малокровие и спасаться одними только препаратами железа нельзя. Если состояние ребенка вызывает беспокойство, семейный врач не может ответить на возникающие вопросы, результаты обследований не вполне ясны или назначенное лечение неэффективно, консультация детского гематолога просто обязательна. Врач диагностирует и лечит не только железодефицитное малокровие, но и все заболевания крови и системы кроветворения – изменения количества и функции кровяных телец, нарушения свертываемости крови, лимфому.

Влияние препаратов железа на развитие кариеса в детском возрасте

Миф или реальность. Мнение родителей и специалистов.

Нередко у детей первых лет жизни педиатр диагностирует анемию, состояние не опасное, но требующее назначения специальных препаратов железа (Мальтофер, Фенюльс, Гемофер, Актиферрин), а также коррекции питания. Часто, анемия встречается именно у малышей первого года жизни, когда предпочтительным является прием лекарств в виде сиропа, сегодня часто назначается сироп алоэ с железом, который разводят в жидкости (сок или вода). Выбор и дозировка препарата – это прерогатива педиатра, зависит от возраста и состояния организма малыша.

С какими же жалобами к нам, детским стоматологам, приходят родители, дети которых принимали подобные препараты. Жалоб, как правило, две.

  1. На зубах, несмотря на тщательную гигиену, образовался коричневый налет, который никак не удается снять в домашних условиях.
  2. После приема препаратов железа (особенно, длительного) “посыпались” сразу все зубы.

Какие из перечисленных “неприятностей” соответствуют действительности, а какие нет?

Действительно, при приеме препаратов железа образуется специфический коричнево-рыжый налет, убрать который в домашних условиях практически невозможно. Для возвращения зубам природной белизны необходимо пройти процедуру профессиональной гигиены полости рта, где используются специальные пасты, благодаря которым налет легко счищается.

Рекомендации специалиста:

  • если Вашему ребенку назначен небольшой курс приема препарата железа, то с чисткой лучше подождать до отмены препарата, иначе налет частично может вернуться;
  • в случае, если курс длительный от 3-х месяцев до полугода и больше, то профессиональная чистка должна проводиться не реже одного раза в 2,5-3 месяца, так как под плотным слоем налета можно вовремя не увидеть начинающийся кариес.

Выбор препаратов для повышения уровня железа в организме велик. Следует проконсультироваться с грамотным специалистом и подобрать именно то лекарство, которое будет оптимальным для Вашего малыша. В моей практике были малыши, которым из-за постоянных операций приходилось практически на протяжении 1,5-2 лет пить препараты железа, ко мне их родители обращались с проблемой разрушения как передних, так и жевательных зубов (лечение проводилось в условиях общей анестезии в течение нескольких часов), но после незамедлительной замены препарата на более современный аналог, и гемоглобин восстановился буквально за неделю, да и новые кариозные поражения не развивались.

Теперь поговорим о состоянии зубов ребенка в период приема препаратов железа.

Само железо в составе препарата не оказывает негативного влияния на состояние эмали зубов. Однако, сахар встречается в составе практически каждого сиропа. Именно он и портит зубы малыша. И чем длительнее курс приема препарата, тем выше риск развития кариеса. Поэтому следует придерживаться следующих правил, принимая данные лекарства:

  • осмотр у стоматолога каждые 2,5-3 месяца,
  • после приема препарата железа необходимо обязательно почистить зубы.

Соблюдение данных рекомендаций поможет существенно снизить риск развития кариеса у ребенка, это проверенно нашими детскими стоматологами!

8 января 2018

Железодефицитная анемия кормящих матерей

От нее страдают около 700 млн. людей во всем мире. Это самая частая форма (80% от всех) анемий. 20 – 50% женщин детородного возраста, 90% женщин приобретают анемию к концу беременности.

Анемия означает:

  1. Количество ваших эритроцитов ниже нормы3,8-3,6 х 106г/л
  2. Ваш уровень гемоглобина ниже нормы -115-110 г/л, т.е количество переносимого кровью к тканям кислорода снижено.

Признаки анемии в Вашем организме (синдромы):

  1. Общеанемический:
    Одышка, тахикардия, обмороки, слабость, бледность кожи и слизистых.
  2. Сидеропенический(низкий уровень железа):сухость кожи, преждевременное появление морщин; ломкость ногтей и волос, плоские ложкообразные ногти, заеды в уголках рта, воспаление красной каймы губ, снижение иммунитета, частые инфекции, хронизация инфекций, мышечная слабость ( частые позывы на мочеиспускание, недержание мочи при смехе, кашле, натуживании), извращение вкуса (желание есть мел, известку, лед, бумагу), пристрастие к запахам – токсикомания, утренние отеки лица над и под глазами, пастозность ног из-за повышения проницаемости мелких сосудов.

Возможность физиологического всасывания железа из пищи ограничена. Рацион женщин составляет 2000—2500 ккал, т.е. 12—15 мг железа, из которых всасывается 1—1,3 мг, но при повышенных потребностях организма в железе из пищи может всосаться максимально 2 мг. Суточная потребность в железе у женщин в период беременности и лактации нередко возрастает до 3,5 мг.



      
Эритроциты при анемии: разных размеров, «выпотрошенные».Как они выполнят свои функции?        Эритроциты здорового человека.

 

Профилактическое питание при анемии

Питание должно быть полноценным. Особенно полезны мясные продукты: из мяса всасывается 6% железа, из яиц, рыбы – в 2 раза меньше, а из растительной пищи – только 0,2%. Диета должна содержать 120-200г мяса или 125-250г рыбы в день, 1 яйцо, до 1кг.молочных продуктов(сыр,творог,кефир), 80-100г жиров;около 800г овощей и фруктов, часть из которых в сыром виде (морковь, репа, капуста, яблоки). Наряду с этим витамины: С-100мг, А-6600МЕ, В1-2,5 мг, В2-4мг, РР-20мг.

Железо в продуктах животного и растительного происхождения(мг/100г)


Печень-9
Язык говяжий-5
Мясо кролика-4,4
Мясо индейки-4
Говядина-2,9
Мясо курицы-2,2
Свинина-1,5
Колбаса копченая-2,6
Колбаса вареная-1,8
Котлеты-1
Рыба(хек, окунь)-1
Яйцо-2,5
       Грибы суш.-35
Морская капуста-16
Шиповник-11,5
Гречка-7,8
Геркулес-7,8
Фасоль,горох-7
Грибы свеж.-5,2
Персики-4,1
Хлеб ржаной-3,9
Орехи-3,5
Груша-2,3
Яблоко-2,2

особенности, необходимость и возможность коррекции. Обзор литературы. – Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова

Ю.П. Орлов1, Н.В. Говорова1, Ю.А. Ночная1, В.А. Руднов2

1 ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» МЗ РФ

2 ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» МЗ РФ

Для корреспонденции: Орлов Юрий Петрович, д-р мед. наук, профессор кафедры анестезиологии и реаниматологии ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Минздрава России, Омск; e-mail: [email protected]

Для цитирования: Орлов Ю.П., Говорова Н.В., Ночная Ю.А., Руднов В.А. Анемия воспаления: особенности, необходимость и возможность коррекции. Обзор литературы. Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова. 2019;1:20–35. DOI: 10.21320/1818-474X-2019-1-20-35


Реферат

Цель написания обзора. Анализ публикаций в поисковых системах о физиологии и патологии метаболизма железа, патогенезе анемии воспаления у пациентов в отделении реанимации и интенсивной терапии для определения показаний и противопоказаний для терапевтического вмешательства.

Методы. Проанализированы статьи в базах данных медицинской литературы Pubmed, Medline, EMBASE. Для стратегии поиска использовали слова: «анемия воспаления», «железо и инфекции», «анемия и сепсис», «свободный гемоглобин», «обмен железа» — в период с 1990 по 2018 г. включительно и доступные работы в отечественной (e-library) литературе. Использованы материалы ведущих мировых организаций: World Health Organization, Cochrane Reviews, WSACS, ARDS Clinical Trials Network, European Society of Intensive Care Medicine, European Society of Anesthesiologists, Socety of Critical Care Medicine.

Заключение. Анемия как симптом при критическом состоянии в первую очередь требует определения ее роли в генезе гипоксии. Это должно подтверждаться не только уровнем гемоглобина, как носителя кислорода, но и конкретными критериями гипоксии: анализом газов крови, оценки высоты зубца ST по данным ЭКГ и, конечно, уровня лактата крови (более 2 ммоль/л). Анемия же при сепсисе обусловлена внутрисосудистым гемолизом, а гипоферремия — это следствие природной компенсаторной защиты от возможной манифестации инфекции. Введение таким пациентам препаратов железа или донорской крови сопряжено с обеспечением доступа бактерий к железу. В условиях сепсиса и продолжающегося гемолиза целесообразно использование хелаторов, если выявлены высокий уровень ферритина, низкая концентрация гаптоглобина и трансферрина. Решения о переливании крови или введении препаратов железа должны быть индивидуализированы с учетом конкретных факторов пациента, а любые потенциальные преимущества терапии препаратами железа должны быть сбалансированы с риском побочных эффектов.

Ключевые слова: анемия воспаления, железо, метаболизм железа

Поступила: 24.12.2018

Принята к печати: 01.03.2019

Читать статью в PDF


Введение

Анеми́я (от др.-греч. ἀν- — приставка со значением отрицания + αἷμα — «кровь»), или малокровие, — группа клинико-гематологических синдромов, общим моментом для которых является снижение концентрации гемоглобина в крови, чаще при одновременном уменьшении числа эритроцитов (или общего объема эритроцитов). Термин «анемия» без уточнения не определяет конкретного заболевания, т. е. анемию следует считать одним из симптомов различных патологических состояний.

Анемия воспаления является наиболее распространенным гематологическим расстройством и рассматривается сегодня как неспецифическая анемия, которая может вызвать не только диагностические трудности, но и терапевтические проблемы, особенно у пациентов отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). В обсервационном когортном исследовании CRIT был проведен анализ 4892 больных, которые находились в критическом состоянии в реанимационных отделениях [1, 2], где было показано, что анемия воспаления развивается у тяжелобольных в течение 30 дней. Средний уровень гемоглобина у тяжелобольных прогрессивно снижался за 30-дневный период, несмотря на переливание крови, и являлся независимым предиктором увеличения смертности и продолжительности пребывания у тяжелобольных пациентов [2].

В недавнем исследовании Joosten E., Lioen P. среди госпитализированных пожилых пациентов с анемией (191 человек) в 70 % случаев отмечалась анемия воспаления. Развитие анемии у 16 % больных было неразрывно связано с хронической почечной недостаточностью.

Но из числа всех больных с воспалительной анемией 71 % страдали острой инфекцией, 12 % — раком, 16 % — хронической инфекцией [3].

В классическом исследовании Cartwright G.E. было показано, что анемия воспаления — это анемия тяжелых пациентов, длительно находящихся в ОРИТ по различным причинам (политравма, сепсис, острые расстройства мозгового кровообращения, пневмония) и подвергающихся постоянной бактериальной агрессии. Анемия воспаления обычно легкой или средней степени тяжести, и эритроциты, как и уровень общего гемоглобина, не могут показать какие-либо стигмы дефицита железа, т. к. именно дефицит железа в данном случае отсутствует или часто несущественный, а в ряде случаев, напротив, выявляется высокий уровень железа [4].

Целью для написания настоящего обзора являлся анализ публикаций о физиологическом и патологическом метаболизме железа, патогенезе анемии воспаления, развивающейся у пациентов в ОРИТ, для определения возможных показаний и противопоказаний для терапевтического вмешательства. Проанализированы статьи в базах данных медицинской литературы Pubmed, Medline, EMBASE. Для стратегии поиска использовались запросы по ключевым словам: «анемия воспаления», «железо и инфекции», «анемия и сепсис», «свободный гемоглобин», «обмен железа» в период с 1990 по 2018 г. включительно и доступные работы в отечественной (e-library) литературе. Также использовались материалы ведущих мировых организаций: World Health Organization, Co- chrane Reviews, WSACS, ARDS Clinical Trials Network, Eu- ropean Society of Intensive Care Medicine, European Society of Anesthesiologists, Society of Critical Care Medicine.

Физиология метаболизма железа

Гемоглобин (от др.-греч. αἷμα — кровь + лат. globus — шар) (Hb или Hgb) — сложный железосодержащий белок животных, обладающих кровообращением, способный обратимо связываться с кислородом, обеспечивая его перенос в ткани. Если слышишь слово «анемия», то следующее слово — «гемоглобин». Большой вклад в исследование структуры и функционирования гемоглобина внес Макс Фердинанд Перуц, получивший за это в 1962 г. Нобелевскую премию и показавший структуру гемоглобина, который является сложным белком класса хромопротеинов, т. е. в качестве простетической группы здесь выступает гем — порфириновое ядро, содержащее железо.

У здоровых людей количество железа в организме поддерживается в пределах 4–5 г (80–95 мг/кг у женщин и 120–125 мг/кг у мужчин) [5]. Сегодня хорошо изучены процессы поглощения и рециркуляции железа, которые обеспечивают ежедневную потребность в синтезе гемоглобина. Деградация стареющих эритроцитов с помощью селезеночных макрофагов составляет 90 % от общей переработки железа, чем обеспечиваются основные потребности в железе, а остальные 10 % поступают из пищевого рациона [6].

Из-за высокой токсичности общее количество железа в организме строго отрегулировано, что создает фактически закрытую систему. Универсальность железа для организма обусловлена его способностью активно участвовать в окислительно-восстановительных реакциях за счет перехода между Fe3+ и Fe2+ валентным состоянием [7], что позволяет ионам Fe2+ реагировать с пероксидами и образовывать разрушительные гидроксильные и липидные радикалы [8]. Поэтому гомеостаз железа жестко регулируется на клеточном, тканевом и системном уровнях [9].

В организме взрослого человека большая часть железа присутствует в клетках: 2,6 г (57 %) в гемоглобине эритроцитов, 0,4 г (9 %) в миоглобине, 1,5 г приходится на негемовые запасы — ферритин и трансферрин, гемосидерин. Принципиально, что у млекопитающих нет известных активных систем для выведения железа [10]. Выделение железа в организме человека практически отсутствует, не превышая 32–285 мкг с мочой и калом и посредством шелушения кожи. И наоборот, употребление железа из рациона млекопитающих строго регламентировано. Оно происходит в двенадцатиперстной кишке и только в двухвалентной форме (Fe2+). В пище железо может присутствовать в двух видах: (Fe3+) — окисная форма и (Fe2+), или закисная форма. Из поступающих с пищей ежедневно 10–20 мг железа абсорбируется только 1–2 мг, но у беременных абсорбция может достигать и 3–5 мг [10].

В проксимальном отделе двенадцатиперстной кишки железо связывается с белком-транспортером (DMT- 1). DMT-1 — это специальный белок-носитель, который переносит железо (Fe3+) через мембрану энтероцита в кровоток один раз, и на его синтез требуется 4–6 ч, по- этому при частом приеме препаратов железа адсорбция снижается, а количество железа в кишечнике, напротив увеличивается  [10].

Транспорт и депонирование железа осуществляются трансферрином (Fe3+) c помощью трансферринового рецептора и ферритином (Fe3+) [10]. В крови оно окисляется до Fe3+ церулоплазмином и присоединяется к апотрансферрину.  Трансферрин пиноцитируется клетками ретикулоэндотелиальной системы и оказывается внутри лизосом, где от него отщепляется железо и восстанавливается до Fe2+ эндогенными восстановителями: НАДН, аскорбатом, цистеином, глутатионом. Апотрансферрин выводится обратно в кровь, образуя свободный пул железа (или «транзиторный пул»), которое транспортируется в места синтеза железосодержащих белков (печень) либо попадает в так называемый «медленно обменивающийся пул» [10].

В сыворотке крови и лимфе железо полностью и прочно связано с белком (Fe3+), и общее его количество не превышает обычно 7 мг. Содержание свободного железа в различных средах организма не превышает 10−18 мкмоль, что можно рассматривать как нулевой уровень [11]. Степень связи столь тесна, что при достаточном синтезе трансферрина в печени исключается (даже теоретически) факт присутствия 1 атома железа в литре крови [11–12]. Константа связывания железа трансферрином составляет 1030, а количество свободного железа в равновесии с трансферрином — 6 × 10−9 мкмолей, что в 108 раз меньше, чем требуется для роста бактерий [11]. Свойства трансферрина тесно связаны с присутствием другого белка сыворотки — церулоплазмина, обладающего ферроксидазной активностью [13]. В окислительных реакциях с участием ионов Fe2+ церулоплазмин является основным антиоксидантом плазмы крови, или своеобразной «ловушкой» для активных форм кислорода [13]. Поэтому увеличение концентрации церулоплазмина приводит к усилению антиоксидантной защиты [10, 13].

Запасы железа наилучшим образом отражает ферритин, и сегодня он является одним из немногих маркеров расстройств обмена железа. Из ферритина железо может вернуться в свободный пул. Но для этого необходимо, чтобы внутрь ферритина проник восстановитель, способный восстановить Fe3+ из гидроокиси [10]. В форме Fe2+ оно выходит из ферритина и попадает в транзиторный пул только в кислой среде [10].

Регуляция железа в сыворотке крови осуществляется с участием ряда белков, гепсидина, церулоплазмина, ферритина, трансферрина, гаптоглобина, гемопексина, лактоферрина и других. Физиологическая роль присутствия указанных белков в сыворотке заключается в том, чтобы сводить до минимума количество свободного (ионизированного) Fe2+ железа, содержащегося как внутри клетки, так и во внеклеточных жидкостях [9]. Они всегда находятся в железодефицитном состоянии (Fe3+), и это имеет глубокий физиологический смысл. В клетках тканей железо сконцентрировано в митохондриях, где оно включено в состав ферментов цитохромов (Fe3+), ответственных за процессы тканевого дыхания [13].

Железо также включено в состав различных ферментов, сконцентрированных в многочисленных клетках, как крови, так и различных тканей. Клетки эритроидного ряда костного мозга, тучные клетки, макрофаги, нейтрофилы ретикулоэндотелиальной системы всегда находятся в только в восстановленном (Fe3+) состоянии [13].

Контроль за постоянным физиологическим гемолизом стареющих эритроцитов опять же осуществляет целый блок белков. Как отмечено в работе J.D. Belcher,

«…Несмотря на важность гема для аэробной жизни, организм делает все возможное, чтобы защитить себя от гема, который сбежал из своего нормального клеточного отсека. Внеклеточный и внутриклеточный механизмы защиты эволюционировали так, чтобы защитить организм от гема, создав гаптоглобин, гемопексин, альбумин, α1-микроглобулин, гемоксигеназу-1, ферритин, трансферрин и лактоферрин» [14]. На рис. 1 показано, что в процессе жизни нарушения гомеостаза железа связаны с различными патофизиологическими состояниями, которые включают анемии (iron deficiency) и перегрузки железа (iron overload). В частности, непрерывно возрастает накопление тканевого железа с возрастом (aging), которое играет важную роль при воспалении и инфекции (inflammation & infection), раковых (cancer), генетических (genetic disorders), сердечно-сосудистых (cardiovascular diseases) и нейродегенеративных заболеваниях (neurodegenerative diseases).

Рис. 1. Важность железа в патофизиологических условиях (пояснение в тексте). Адаптировано по Gozzelino R., Arosio P. [10]

Баланс железа жестко регулируется для предотвращения пагубных последствий, не столько его дефицита, сколько перегрузки железом. Гепсидин (или «антимикробный пептид», как он назывался первоначально) является ключевой фигурой в регуляции гомеостаза системного железа [15]. Он подавляет поглощение железа из кишечника и его освобождение из эритроцитов и макрофагов. Гепсидин изменяет общее количество железа, хранимого в организме, и регулирует доступность железа не только для эритропоэза, но и для бактерий [16]. Производство гепсидина в печени модулируется множественными физиологическими стимулами, включая загрузку железа, его блокаду при воспалении и эритропоэтическую активность при гипоксии [17, 18].

Таким образом, большинство авторов постулируют:

  • анемия при воспалении имеет место всегда, и это обусловлено наличием классических признаков воспаления (где ведущими являются отек, ишемия), приводящих к расстройствам микроциркуляции, гипоксии, ацидозу повреждению мембраны эритроцита;
  • метаболизм железа строго контролируется, что обусловлено его высоким восстановительно- окислительным потенциалом, его токсичностью для любых клеточных структур;
  • наличие свободного от связей железа (Fe2+) в организме исключается полностью, что обеспечивает некий вариант «стерильности» тканей и не позволяет манифестировать бактериальной агрессии;
  • железо всегда доступно только для основных биологических функций, это не позволяет железу проявлять его цитотоксические эффекты;
  • механизмов для экскреции железа в организме человека нет, и это общебиологическая тенденция для всех зависимых от кислорода живых существ.

Патологические аспекты метаболизма железа и их реализация в условиях воспаления

Самые тяжелые окислительные повреждения клеточных мембран генерируются только с участием железа в окислительно-восстановительных реакциях (реакция Фентона, Хабера—Вайса, Осипова) с продукцией гидроксильного и липидного радикалов. Как было показано во многих исследованиях, это является основной причиной запрограммированной гибели клеток и повреждения тканей, которое может быть повышено только за счет неправильной компартментализации этого металла, а не его общего накопления [19].

Метаболизм железа в условиях активации процессов свободнорадикального окисления

В условиях развития воспаления (ишемия, гипоксия, ацидоз, инфекция), массивного повреждения тканей, развития шока на уровне клетки создаются условия для реализации процессов свободнорадикального окисления (СРО). Ишемия, гипоксия и ацидоз индуцируют чрезмерный синтез свободных радикалов (О2 и Н2О), что при несостоятельности системы антиоксидантной защиты приводит к активации перекисного окисления липидов (ПОЛ) [10, 13]. Именно СРО и ПОЛ создают условия для повреждения клеточных мембран (в первую очередь эритроцитов и эндотелиоцитов) и мембран митохондрий [20, 21]. Гемолиз эритроцитов и выход свободного гемоглобина в кровоток, как и появление цитохромов в цитозоли клетки, способствует развитию реакций Фентона, Хабера—Вайса и Осипова даже в условиях минимального количества кислорода:

Fe 2+ + O → Fe 3+ + O 2 (реакция Фентона).

Дальнейшее превращение супероксидного радикала может пойти разными путями. Супероксид под действием супероксиддисмутазы (СОД) превращается в перекись водорода или разлагается нерадикальным путем под действием каталазы и глутатионпероксидазы [21]. Однако при взаимодействии О 2 с окисью азота образуется пероксинитрит (мощный вазоконстриктор), повреждающий эпителий и нарушающий регуляцию сосудистого тонуса и артериального давления [22]. Некоторые исследования указывают на факт инактивации СОД в очаге повреждения даже при сравнительно небольшом снижении уровня рН [21].

Во втором случае мощный гидроксильный ради- кал образуется при наличии в биологической системе (клетке) перекиси водорода и опять же Fe 2+:

Fe 2+ + H2O2 Fe 3+ + OH + OH· (реакция Хабера-Вайса).

Третий путь окислительного повреждения биомолекул связан с появлением новых  свободных радикалов в результате взаимодействия несвязанных ионов железа с органическими гидроперекисями:

Fe 2+ + LOOH → Fe 3+ + OH· + LO· (реакция Осипова).

Образующийся при этом липоксидрадикал (LO·) дает начало новым цепям окисления липидов [21].

Три перечисленные выше реакции являются универсальным физиологическим процессом, характерным для любого вида клеток и тканей [12]. При любом критическом состоянии универсальный процесс синтеза свободных радикалов принимает катастрофические размеры и скорости. Причиной тому является избыток ионов Fe 2+ [20].

Следует отметить, что трансферрин, лактоферрин и церулоплазмин являются белками острой фазы воспаления и способны быстро и значительно повышать свою концентрацию в результате нарушения гомеостаза при воспалении [23]. Авторы также отмечают, что снижение уровня сывороточного железа при развитии многих воспалительных  процессов объясняет существенное снижение концентрации трансферрина и, напротив, рост концентрации лактоферрина. Kruzel M.L. et al. отмечают важную роль лактоферрина в межклеточной кооперации фагоцитирующих клеток, что выражается в способности мононуклеарных фагоцитов поглощать лактоферрин. Это, в свою очередь, приводит к угнетению образования гидроксильного радикала и тем самым к защите клетки от аутопероксидации мембран [24].

Роль гемолиза и свободного гемоглобина при воспалении

Исследования многих авторов указывают на параллелизм между степенью сосудистой агрегации эритроцитов и тяжестью течения основного заболевания, будь то геморрагический или травматический шок или перитонит [25], что в дальнейшем приводит к полной закупорке капилляров, остановке капиллярного кровообращения и, естественно, к внутрисосудистому гемолизу эритроцитов [26].

Гемолиз приводит к высвобождению гемоглобина, а катаболизм гемоглобина продуцирует гем, который является высокоцитотоксическим прооксидантом [27]. В устойчивом состоянии белок-поглотитель гаптоглобин связывает гемоглобин, а гем катаболизируется ферментом гемоксигеназой-2 (НО-2). Но когда этот гомеостатический процесс перегружен (выраженный гемолиз или массивное повреждение тканей с выходом в кровоток миоглобина), свободный гем нейтрализуется гемопексином и деградирует до моноксида углерода, железа и биливердина, индуцируемого изоформой гемоксигеназы HO-1 [28]. Поэтому высокая исходная концентрация билирубина (как продукта метаболизма гема) отмечается у большинства пациентов с политравмой, с сепсисом и является следствием массивного гемолиза, сопряженного с высоким уровнем сывороточного железа [29, 30].

Роль гемолиза и свободного гемоглобина при реперфузии

Именно свободному гемоглобину принадлежит отдельная, если не основная, роль в инициации воспалительного каскада и развития эндотелиальной дисфункции [31]. За сутки система транспорта и депонирования железа может перенести и депонировать только от 50 до 98 мг железа [10]. Выход же большого количества свободного железа (свободный гемоглобин в условии ацидоза быстро окисляется до конечного этапа — Fe 2+) происходит при отсутствии должного кровотока и должного количества железосвязывающих и железотранспортирующих белков в локальном участке кровообращения [31–33]. Количество разрушенных эритроцитов можно представить, например, с учетом интенсивности кровообращения в кишечнике, протяженности капиллярного русла кишечника c постоянным наличием в капилляре как минимум 30–40 эритроцитов [34]. Недостаточность «трансферриновой емкости» способствует циркуляции свободного гемоглобина и ионов Fe 2+ в кровотоке (что подтверждается увеличением концентрации свободного гемоглобина в период реперфузии), поступлению в микроциркуляторное русло печени, кишечника и поджелудочной железы, где железо оказывает прямое токсическое действие на мембраны клеток [31–33], свидетельствующих в первую очередь о тяжести тканевой гипоксии [35].

Роль гемолиза и свободного гемоглобина при сепсисе

Свободный гемоглобин все больше и больше играет центральную роль в патогенезе сепсиса, будучи мощным предиктором исхода пациента. Поэтому ряд авторов подчеркивает необходимость продолжения изучения механизмов гемолиза, вызванного сепсисом, с целью определения возможных терапевтических принципов. Сегодня уже известны наиболее важные и ранние триггеры гемолиза при сепсисе. Это сочетание ряда факторов: реакция активации комплемента; диссеминированная внутрисосудистая коагуляция; остановка потока крови в капиллярах; ограничение глюкозы в эритроцитах; изменение свойств мембраны красных кровяных клеток; наличие гемолитических патогенов и апоптоз эритроцитов [36].

В исследовании Brauckmann S. et al. проверили гипотезу центральной роли свободного гемоглобина в патогенезе сепсиса и выяснили, что как токсичный липополисахарид (LPS), так и нетоксичный (RS-LPS) вызывают гемолиз с помощью прямых мембранных эффектов. При этом гемолиз не зависит от системы комплемента и активации толл зависимых рецепторов (TLR-4). Авторами было установлено, что инкубация эритроцитов с LPS приводит к выраженному и зависимому, как по времени, так и по концентрации, повышению уровня свободного гемоглобина и активности лактатдегидрогеназы как в цельной крови, так и в промытых эритроцитах. Изменение целостности и уменьшение жесткости мембран эритроцитов были обусловлены уменьшением их осмотического сопротивления [37].

Говоря о роли железа в развитии сепсиса, нужно отметить, что все бактерии нуждаются в железе для своего развития [38]. Более того, существует строгая корреляция между доступностью ионов железа и вирулентностью микроорганизма [38–41]. Патогенные микробы эволюционировали и создали специализированные механизмы для получения железа от хозяина во время инфекции (некое «железное пиратство»). Железо и содержащие его белки представляют прямой интерес для всех патогенных бактерий, и в данном случае снижение общего гемоглобина без наличия активного кровотечения является следствием конкуренции бактерий с макроорганизмом за ионы железа [42]. В связи с этим вполне закономерно, что снижение концентраций сывороточного железа, ферритина и уменьшение степени насыщения трансферрина при сепсисе трактуется авторами как проявление защитного природного механизма [38–41].

В исследовании Yamaguchi M. было обнаружено, что S. pneumoniaе уклоняются от агрессивного влияния антибиотиков, нейтрофилов и h3O2 в присутствии эритроцитов человека. Общепризнано, что вторжение в эритроциты обеспечивает бактериальные патогены рядом преимуществ, включая защиту от иммунной системы, снижение эффективности лечения антибиотиками и питательную ценность. Таким образом, эритроциты предоставляют приют для S. pneumoniaе. Кроме того, вполне возможно, считают авторы, что эта способность к вторжению связана с фактом — пенициллин G не убивает S. pneumoniaе после того, как они вторглись в эритроциты [43].

В этом же случае ферритин, депонированный в кишечнике и вышедший в кровоток с целью связывания железа, в условиях ацидоза и при воздействии супероксидного радикала меняет свою валентность (Fe 3+ → Fe 2+) и становится «легкой добычей» для бактерий [13]. Доступность железа для бактерий обеспечивается за счет собственных гемолитических свойств [39] или за счет активации процессов СРО, повреждения активными радикалами кислорода мембран эритроцитов, последующего гемолиза, выхода свободного гемоглобина и его метаболизма по пути «гем → гемин → Fe 2+». Данная ситуация усугубляется тем, что в очаге воспаления отсутствуют нормальный кровоток и должное количество железосвязывающих белков, за исключением лактоферрина, сконцентрированного в нейтрофилах [39].

Компенсаторные механизмы при анемии воспаления

Острая или хроническая анемия приводит к включению компенсаторных реакций, налагающих дополнительную нагрузку на тяжелобольных пациентов, многие из которых имеют ранее существовавшие сердечно-легочные заболевания. Да, острое изоволемическое уменьшение концентрации гемоглобина ниже 50 г/л среди здоровых людей приводит к прогрессивным повышениям «цены» сердечной деятельности в виде снижения доставки и потребления кислорода и снижения сердечного индекса, но без доказательств гипоксии тканей [44]. В исследовании Weiskopf R.B. у добровольцев до и после удаления 900 мл крови измеряли сердечно-сосудистые параметры, артериальное и смешанное венозное содержание кислорода, насыщение оксигемоглобином и уровень лактата в артериальной крови. Оказалось, что острое изоволемическое снижение концентрации Hb в крови до 50 г/л у здоровых людей не дает признаков недостаточной доставки кислорода, что подтверждается отсутствием изменений концентрации кислорода в артериальной и венозной крови и уровня лактата в плазме. Анализ мониторинга показывает, что при данной концентрации гемоглобина в этой здоровой популяции ишемия миокарда будет происходить крайне нечасто [44].

Даже более тяжелая анемия может быть «терпима» в хроническом ее варианте (анемия воспаления) вследствие изменений на клеточном уровне, обусловленных транскрипцией генов и увеличением гипоксического выживания [45]. У пациентов с хронической обструктивной болезнью легких есть более высокая минутная вентиляция при наличии анемии [46] и, наоборот, меньшая вентиляция — у пациентов с полицитемией во время физических упражнений [47]. Однако в какой степени эти впечатляющие компенсаторные изменения могут произойти у тяжелобольных пациентов, неизвестно.

Причины анемии у больных отделений реанимации и интенсивной терапии

Как было описано более чем 60 лет назад, заметное снижение концентрации сывороточного железа в организме человека и у собак отмечалось уже в течение первых нескольких дней после развития системной инфекции или воспаления [48, 49].

Сегодня роль железа в интенсивности бактериального роста и увеличение риска заражения при введении препаратов железа являются биологически обоснованным и доказанным фактом [50–54]. Развитие гипоферремии наблюдалось у мышей с экспериментальной менингококковой инфекцией или воспалением — в ответ на введение разных агрессивных сред [55–58]. Гипоферремия, вероятно, способствует защите организма-хозяина от инфекции за счет уменьшения доступности железа для микробов [59, 60], т. к. обычно большая часть железа, поставляемого в плазму (около 20–25 мг/сут), утилизируется макрофагами, участвующими в переработке старых эритроцитов. И только 1–2 мг/сут поступает при абсорбции железа из двенадцатиперстной кишки, с дополнительными малыми количествами, получаемыми из железа, хранящегося в гепатоцитах [61]. Оказалось, что воспаление или инфекция приводили к задержке появления радиоактивного железа не только в микроциркуляции, но и в костном мозге. И напротив, накопление железа было отмечено в макрофагах (ретикулоэндотелиальная система), как у пациентов, так и у экспериментальных животных [62, 63].

В исследовании Spitalnik S.L. было отмечено, что экстраваскулярный гемолиз, обусловленный поглощением эритроцитов клетками мононуклеарной системы фагоцитов (например, клетками Купфера в печени и селезеночными макрофагами), является особенно важным механизмом для очистки как нормально стареющих эритроцитов, так и патологически поврежденных. Макрофаги, как пишут авторы, поглощают эритроциты через сигналы «найди меня» и сигналы «съешь меня» [64].

Исходя из этих представлений, авторы разработали «железную гипотезу» (рис. 2), которая постулирует, что общая концепция роли железа при воспалении связана с быстрым внесосудистым гемолизом, происходящим в результате любого повреждающего процесса. В здоровых условиях (steady stat) единственными эритроцитами, удаляемыми из циркуляции, являются те, которые проходят через нормальное старение (~1 % всех эритроцитов в день). При патологическом фагоцитозе (pathological phagocitosis) метаболизм большого количества гемоглобина из «проглоченных» эритроцитов быстро повышает внутриклеточные «свободные» уровни железа (голубые круги, рис. 2) в лабильном внутриклеточном бассейне. Через сигнальный канал трансдукции усиливаются выработка и секреция провоспалительных цитокинов (inflammatory cytokines; зеленые круги, рис. 2), что приводит к выраженности синдрома системного воспалительного ответа (exacerbation of SIRS). Кроме того, избыточное «свободное» железо экспортируется из клетки через ферропортин (голубой цилиндр), или физиологический канал экспорта железа. Если же количество экспортируемого железа превышает связывающую способность трансферрина, то синтезируется специальный трансферрин (non-transferrin bound iron — NTBI) — неспособный связать железо, что вызывает окислительный стресс (oxidative demage) и усиливает пролиферацию патогена (infection risk) [64]. В моделях животных было показано, что размножение бактерий может быть управляемым процессом достаточности для них железа и, напротив, подавления размножения путем железного «голода» [65]. Кроме того, железо-перегруженные мыши имели тенденцию к развитию более тяжелых кишечных инфекций [66].

Рис. 2. Схематическое представление «железной гипотезы» (пояснение в тексте). Адаптировано по Noyes W.D., Bothwell T.H., Finch C.A. [64]

LIP — лабильный пул железа; NTBI — трансферрин, не способный связать железо; ССВР — синдром системной воспалительной реакции

Главным «режиссером» анемии воспаления оказался гепсидин (или «антимикробный пептид»). Именно с его подачи при манифестации воспаления происходит угнетение синтеза эритроцитов с достаточным уровнем гемоглобина, что приводит к развитию анемии воспаления (рис. 3). Анемия воспаления характеризуется недостаточной выработкой эритроцитов в условиях низкого уровня сывороточного железа и низкой связывающей способности железа (т. е. низкого уровня трансферрина), несмотря на сохраненные или даже увеличенные запасы железа в макрофагах и в костном мозге.

Рис. 3. Гепсидин в ответ на воспаление обеспечивает гипоферремию путем блокировки главных путей поступления железа в плазму (главным образом железа от селезеночных и печеночных макрофагов, но также и железа, адсорбируемого из двенадцатиперстной кишки). Длительная гипоферремия ограничивает доступность железа для синтеза гемоглобина и эритропоэза, вызывая анемию воспаления. Адаптировано по Butt A.T., Thomas M.S. [40]

Только гепсидин тормозит недостаточное поступление железа для синтеза молодых эритроцитов [40]. Воспаление стимулирует повышение выработки железорегулирующего пептида — гепцидина в гепатоцитах и синтез провоспалительного цитокина интерлейкина-6 (ИЛ-6), что подавляет эритропоэз. Гепсидин уменьшает поставку железа от макрофагов к «новорожденным» эритроцитам. Это ухудшает развитие всего эритроидного ростка костного мозга и приводит к анемии. Когда же воспаление разрешается, уровни гепсидина и ИЛ-6 уменьшаются, что позволяет железу быть экспортированным от макрофагов к эритроцитам и повышать эритропоэз [40]. Анемия воспаления, без сомнения, является признаком критического заболевания и возникает у 95 % пациентов, находящихся в ОРИТ [67, 68]. Причиной анемии у этих пациентов часто является многофакторность, включая кровопотерю, низкое потребление питательных веществ, а также ятрогенные факторы, такие как гемодилюция и частый забор крови для лабораторного исследования. По мнению Sihler K.C и Napolitano L.M., анемия воспаления характеризуется снижением у пациентов выработки эритроцитов, сокращением продолжительности жизни красных клеток крови, что является следствием изменений в метаболизме железа, которые оказывают прямое влияние на эритропоэз [69].

Но дефицита железа при этом в организме нет! Так, по данным M. Piagnerelli, несмотря на одинаковый общий анализ крови (лейкоциты, лейкоцитарная формула) в 1-й день пациенты с сепсисом имели достоверные более низкие концентрации в сыворотке железа, трансферрина, коэффициент насыщения трансферрина, но высокие концентрации ферритина, основного показателя железного депо, чем пациенты без септического процесса [70]. Эти изменения были связаны с более низким количеством ретикулоцитов. Примечательно, что в 1-й день уровень С-реактивного белка отмечался выше у септических, чем у не септических больных и при этом был напрямую связан с высокими концентрациями ферритина и обратно коррелировал с концентрацией трансферрина и коэффициентом насыщения трансферрина. Через 3 дня концентрации в сыворотке железа и трансферрина были идентичны как у больных с сепсисом, так и у не септических и не изменялись до 5 суток пребывания в ОРИТ [70]. Авторы также заявляют, что выявленные изменения являются следствием расстройств в метаболизме железа, которые оказывают прямое влияние на эритропоэз.

Экспериментальные исследования среди добровольцев, которым вводили умеренные дозы липополисахарида, показали примерно 50%-е уменьшение сывороточного железа уже через 24 ч [61]. В другой группе добровольцев введение в течение 3 ч ИЛ-6 сопровождалось падением уровня железа в сыворотке крови в среднем на 30 % уже спустя 2 ч [71]. Сегодня известен факт влияния воспалительных цитокинов на обмен железа, что может препятствовать дифференциации эритроидных предшественников и вообще, по мнению Weiss G., может сократить продолжительность жизни зрелых эритроцитов. Так, например, инкубация эритроцитов здоровых доноров плазмы с кровью от пациентов с септическим шоком привела к увеличению объема эритроцитов, т. е. к изменениям, которые могут сократить выживаемость эритроцитов за счет угрозы гемолиза [72].

Наличие почечной недостаточности также может усугубить последствия воспаления, и этот факт снова связан с метаболизмом железа [73]. Уремия способствует накоплению активных форм кислорода и окислению мембранных белков эритроцитов. Считается, что эти изменения не только ускоряют разрушение эритроцитов, но и способствуют прямому повреждению тканей [74]. Например, по данным Brookhart M.A. et al., результаты клинических данных от 117 050 пациентов, находящихся на хроническом диализе, выявили связи между дозой железа и манифестацией инфекции. Это не явилось для авторов неожиданным, т. к. был выявлен риск инфекции, связанный с различными методами дозирования железа у пациентов, проходящих хронический гемодиализ [75]. Хотя относительный риск был мал, но абсолютный риск — большой, предполагающий, что введение болюсом препаратов железа может потенцировать дополнительные 25 случаев госпитализированных инфекций в год на 1000 диализных пациентов. Авторы также наблюдали увеличенный риск инфекции, связанный с ежемесячным приемом железа в дозе бо́ль- шей, чем 200 мг в сутки [75, 76].

Как показали  данные  некоторых  исследований, у большинства пациентов с анемией воспаления ферритин сыворотки имеет нормальный уровень или высокий, что отражает стимулирование синтеза ферритина как воспалением, так и нагрузкой железом макрофагов [59]. Давно известно, что для провокации латентного пиелонефрита рекомендуется введение 50 мг железа, а по истечении 3 ч собирается моча и исследуется содержание лейкоцитов. Проба считается положительной, если за 1 ч выделение лейкоцитов с мочой превышает 19 000 клеток и увеличивается на 100 % по сравнению с исходными данными. Это все написано в доступной литературе  [77].

По данным О.Ф. Лыковой и соавт., в ликворе у больных с гнойным менингитом регистрируется резкое (в 220 раз!) увеличение концентрации лактоферрина. Индивидуальные колебания варьировали в пределах, превышавших данные контроля в 790 раз [78]! В норме лактоферрин в ликворе вообще отсутствует!

Как правило, пациенты ОРИТ, особенно септические пациенты, сталкиваются с катаболическим состоянием, которое снижает  потребление  железа и увеличивает его выделение путем разрушения эритроцитов и других клеточных структур в различных тканях. И этот эффект дополнительно усиливается путем проведения частых переливаний крови [79]. Результаты исследования F. Tacke показывают, что параметры метаболизма железа, особенно насыщение трансферрина, которые отражают доступность железа в сыворотке, являются сильными предсказателями исхода у пациентов в ОРИТ. Сывороточное железо очень тесно коррелирует с летальным исходом, и полученные новые результаты должны инициировать будущие клинические исследования, оценивающие полезность железохелатирующей терапии при критических заболеваниях и сепсисе [79].

Заслуживает внимания исследование Lan Р. et al., куда были включены данные больных с диагнозом сепсиса по критериям «Сепсис-3» — 1891 человек, из них у 324 пациентов был диагностирован септический шок. Авторы с помощью ROC-анализа показали, что более высокий квартиль сывороточного железа был связан с увеличением 90-дневной смертности в этой большой когорте пациентов с сепсисом [80].

Варианты регуляции и оценка эффективности вмешательства в метаболизм железа при критических состояниях

Трансфузии крови

Конечно, переливание крови! Но как тогда ответить на вопрос: когда переливать? Уровень гемоглобина становится причиной и показанием (и даже конечной точкой) для переливания независимо от клинического состояния пациента. Конкретный уровень гемоглобина — это всего лишь лабораторное значение, склонное к погрешности при измерении [81]. Однако совершен- но ясно, что нет универсального уровня содержания гемоглобина или гематокритного триггера в диапазоне 60–100 г/л, однозначно указывающего на необходимость гемотрансфузии. Кроме того, при одном и том же уровне гемоглобина у некоторых пациентов по совокупности клинико-лабораторных параметров и течения основного заболевания можно констатировать различную тяжесть общего состояния или органной дисфункции. Не каждому пациенту необходимо переливание крови на уровне гемоглобина 70 г/ л, в то время как некоторым пациентам может потребоваться переливание крови и при более высоких уровнях гемоглобина [82].

В литературе можно найти публикации, где озвучиваются опасения, что острая доставка железа, либо в растворимой форме, либо в структуре эритроцита, предрасполагает пациентов к новым инфекциям, преобразует «доброкачественную» бактериальную колонизацию в вирулентную инфекцию или усиливает вирулентность уже существующих инфекций. Особенно это касается переливания эритроцитов длительного периода хранения. Названия публикаций говорят сами за себя: Youssef L.A., Spitalnik S.L. Iron: a double-edged sword — «Железо — обоюдоострый меч» [83]. Необходимо учитывать не только уровень гемоглобина, но и симптомы тканевой гипоксии (стенокардия, когнитивная дисфункция, диагностированная с помощью нейропсихологических тестов), отмечают Weiskopf R.B. et al. [84]. Vallet B., Robin E., Lebuffe G. обращают внимание на увеличение уровня лактата в крови [85] и снижение сатурации в смешанной венозной крови (ScvO2  < 70 %) или электро кардиографические изменения (подъем интервала ST на электрокардиограмме), указывающие, по мнению Vincent J.L., на миокардиальную ишемию [86].

В экспериментальной работе Hod E.A. et al. [87] по- казали, что переливание эритроцитов после хранения (более 5 суток) оказывает вредное воздействие, которое опосредуется железом и воспалением [87]. Между тем вполне вероятно, что данный факт характерен не только для экспериментальных животных, но и для пациентов в критическом состоянии. Дело в том, что, во-первых, у мышей и людей существует связь между уровнем внутриклеточного железа в макрофагах и уровнем цитокинов, выделяемых в ответ на различные воспалительные стимулы [87, 88]. Например, при гемохроматозе макрофаги снижают уровень внутриклеточного железа, что приводит к снижению продукции цитокинов, и наоборот, увеличение внутриклеточного железа способно усугубить синдром системного воспалительного ответа, что может привести к пагубным последствиям [89]. Во-вторых, увеличение циркуляции железа увеличивает пролиферацию некоторых патогенов [90, 91].

Тем не менее с момента публикации многоцентрового рандомизированного контролируемого клинического исследования (TRICC) Hebert et al. в 1999 г. [92], где были представлены доказательства того, что концентрации гемоглобина в диапазоне 70–90 г/л относительно хорошо переносятся большинством пациентов ОРИТ, других исследований, опровергающих данные эти, нет. А возрастающие требования к рестриктивной, ограничительной тактике переливания крови, наоборот, присутствуют [93].

Кроме уровня гемоглобина, есть другие косвенные показатели оксигенации, такие как снижение венозной сатурации кислорода (ScvO2), что также должно рассматриваться в качестве триггера для переливания крови.

Это возвращает нас к вопросу о том, что мы лечим — число гемоглобина или болезнь у конкретного больного?

Препараты железа

Имеющиеся клинические рекомендации по внутривенной терапии железом у критических пациентов с анемией воспаления на данный момент подвергаются критическим замечаниям и широко обсуждаются, потенцируя новые исследования с целью определения эффективности препаратов.

Так, результаты исследования Litton Е. могут только указать путь будущих исследований, где звучит призыв взвесить все факторы за и против [94]. В этом небольшом, но двойном слепом рандомизированном клиническом исследовании у реанимационных пациентов без подтвержденного сепсиса введение внутривенного железа не уменьшило требования к количеству трансфузий, которое рассматривалось как основной исход. Тем не менее при выписке наблюдалось статистически значимое, хотя и скромное, но повышение уровня гемоглобина (107 г/л в группе, где вводились препараты железа, vs 100 г/л в группе, где использовалось плацебо), которое рассматривалось в качестве вторичного результата. Хотя уровень внутрибольничной инфекции был довольно высок в обеих группах (28,6 и 22,9 % в железе vs плацебо соответственно), разница по этому показателю не была статистически значимой [94].

В целом исследования по эффективности лечения препаратами железа у больных в критическом состоянии показали противоречивые результаты [95, 96]. Вызывает сомнение дозирование препаратов железа. В работе Brookhart M.A. et al. авторы наблюдали риск инфекции, связанный с внутривенным ежемесячным введением железа в дозе, превышающей 200 мг [75]. В результате возникает вопрос: если из принятого внутрь железа усваивается только максимум 5 мг, то может ли усвоиться 200 мг введенных внутривенно? Ведь это железо не включается в метаболизм — он  вообще исключает подобные объемы поступления. При физиологическом гемолизе трансферрин всей крови может связать одномоментно от 7 до 14,5 мг железа. Но время полураспада комплекса трансферрин–железо составляет 70–140 мин, что позволяет утилизировать 2,1–4,5 мг железа в час, а за сутки максимально — до 100 мг [12].

Недавний обзор Litton Е. et al. в гетерогенной группе критически больных пациентов, включивший в общей сложности 665 пациентов, из которых 368 получили железо различными путями и 297 не получили железа (плацебо), показал, что трудно повлиять на гепсидин [97]. Авторы одних исследований также не нашли достоверных доказательств того, что добавление железа (либо внутривенное, либо энтеральное) для лечения анемии у тяжелобольных пациентов снижает требования к переливанию крови или увеличивает концентрацию гемоглобина. Авторы же других публикаций отмечают, что в настоящее время полученные данные не поддерживают какую-либо конкретную стратегию планового введения железа для лечения пациентов с анемией в критическом состоянии [97–100].

Эритропоэтин

Эффективность эритропоэтина при анемии воспаления сегодня также часто обсуждается, однако единой позиции не сформировалось. Как следует из рис. 3, длительная гипоферремия ограничивает доступность железа для синтеза гемоглобина и эритропоэза из-за активной регуляции гепсидином всего метаболизма желе- за при наличии воспаления [40, 56, 59]. При взвешивании за и против многими специалистами делается вывод об отсутствии убедительных доказательств в поддержку концепций общего применения эритропоэтина у пациентов с системным воспалением [101].

Например, в исследовании van Iperen et al. введение высокой дозы эритропоэтина (300 МЕ/кг) через день в течение 9 дней вызвало только увеличение ретикулоцитов, в то время как концентрация гемоглобина оставалась неизменной [102], и не оказало существенного влияния на общую смертность, продолжительность пребывания в стационаре [103]. Авторы полагают, что эритропоэтин действует медленно, вызывая увеличение ретикулоцитов в крови через 3–4 дня. Дозы эритропоэтина, используемые для пациентов с сепсисом, очень высоки (40 000 МЕ 3 раза в неделю) и заметно удорожают терапию [104]. Только при крайне высокой концентрации эритропоэтина (от 36 000 до 160 000 МЕ) он может преодолеть тормозящее действие гепсидина, провоспалительных цитокинов и оказать стимулирующие влияние на пролиферацию эритроцитарных предшественников у больных в критическом состоянии [105].

Перспективы в лечении анемии воспаления

В плане потенциальных перспектив коррекции анемии воспаления хотелось бы обратить внимание на три субстанции.

Лактоферрин

Оказалось, что вполне вероятен и клинически удобен не вариант введения препаратов железа или трансфузий крови, а путь с учетом природного механизма метаболизма железа в организме. Наверное, излишне приводить пример, кто болеет чаще — дети на искусственном вскармливании или на грудном. Конечно, болеют меньше на грудном вскармливании, т. к. в грудном молоке мало железа, но много лактоферрина, а в коровьем — наоборот, железа много, а лактоферрина мало. Поэтому интерес к лактоферрину с целью его использования при воспалении сегодня высок, но не для лечения анемии, а для противостояния инфекции [106]. На основании результатов предварительных клинических наблюдений авторы предполагают благотворное влияние добавки лактоферрина при некротическом энтероколите у новорожденных с весом при рождении ниже 1250 г [106]. Иммуномодулирующий характер этого белка проистекает из его уникальной способности «осмысливать» иммунный активационный статус организма и действовать соответственно ситуации [107, 108]. Это приводит к ослаблению патологического повреждения за счет иммунных функций лактоферрина.

Гаптоглобин

Гаптоглобин связывает  внеклеточный  гемоглобин с высоким сродством и поэтому может потенциально уменьшить наличие железа и его оксидативную деятельность [40]. Как показали недавние исследования Remy K.E., гаптоглобин связывает свободный гемоглобин, компартментирует его молекулу во внутрисосудистое пространство, быстро очищает из циркуляции и уменьшает количество внутрисосудистого железа, доступного для бактерий [109]. Сегодня гаптоглобин даже предложен как маркер сепсиса, утверждающий его наличие при низких концентрациях гаптоглобина в плазме пациентов [110].

По мнению Immenschuh S., противоокислительные протеины, такие как гаптоглобин и гемопексин, надежно связывают и нейтрализуют внеклеточный гемоглобин и свободный гем в плазме соответственно. Гемоксигеназа ферментативно деградирует внутриклеточный гем для получения железа, моноксида углерода и биливердина, который преобразуется в билирубин биливердиновой редуктазой. Гаптоглобин и гемопексин могут быть вариантом потенциальной гем-нейтрализующей терапии [111].

Хелатор железа DIBI

Антибиотикорезистентность некоторых возбудителей — сегодня достаточно актуальная тема и имеет тесную связь с генераций активных форм кислорода, которые являются важной частью воспалительного каскада при сепсисе за счет генерации радикалов. Это может быть подавлено или предотвращено с помощью хелаторов железа. В не- давнем исследовании Thorburn T. et al. было изучено влияние нового хелатора DIBI — в сочетании с антибиотиками или на фоне стандартного лечения перитонита при экспериментальном сепсисе [112]. Авторы наблюдали снижение адгезии лейкоцитов на 55 % после введения DIBI и снижение на 40 % — после лечения имипенемом по сравнению с нелечеными животными (p < 0,05). Дальнейшее снижение количества ядерных лейкоцитов в венулах наблюдалось после комбинированного лечения с DIBI и имипенемом (66 %). Снижение количества колоний бактерий с 2200 до 100 колоний отмечалось в комбинированной группе, где использовали DIBI и имипенем. Число бактерий в перитонеальной жидкости также было меньше в группе с имипенемом, и в группе комбинации DIBI, и при сравнении с нелечеными животными [112].

DIBI, железо-хелатный полимер, по данным Ang M.T.C. et al., оказался сильным ингибитором для S. aureus — независимо от их источника (человека, крупного рогатого скота или собак) и от их характеристик устойчивости к антибиотикам. У больных с инфекцией метициллин-устойчивого золотистого стафилококка (MRSA) была сходная чувствительность. DIBI также подавлял воспаление, связанное с S. aureus, при местном применении на раны кожи или при интраназальном введении. Наблюдалось зависимое от дозы DIBI снижение бактериальной популяции и выраженности воспаления, связанного с раневой инфекцией [113].

Заключение

Как следует из данных обзора, анемия как симптом и анемия воспаления не всегда имеют единую природу и являются спутниками недостаточного количества железа, требуя переливания эритроцитарной массы или введения препаратов железа для увеличения уровня гемоглобина. Анемия как симптом при критическом состоянии вследствие тяжелой травмы в первую очередь требует определения ее роли в генезе гипоксии. Это должно подтверждаться не уровнем гемоглобина (свидетелем кровопотери) как носителя кислорода, а конкретными критериями гипоксии: анализом газов крови с обязательным определением ScvO2 (< 70 %), оценки высоты зубца ST на ЭКГ и, конечно, уровня лактата крови (более 2 ммоль/л). При наличии таких показаний нужна коррекция газотранспортной функции за счет дополнительных носителей кислорода в лице эритроцитов, но только при низком уровне гемоглобина. При этом нужен анализ метаболизма железа с выявлением возможной причины его недостатка.

Анемия же при сепсисе обусловлена внутрисосудистым гемолизом, а имеющаяся гипоферремия не является показателем истощения запасов железа в организме, это скорее следствие природной компенсаторной защиты от возможной манифестации инфекции. Введение таким пациентам препаратов железа или донорской крови сопряжено с обеспечением доступа бактерий к железу. Оценить запасы железа в организме можно посредством определения концентрации ферритина, рецепторов трансферрина и его насыщения. В условиях сепсиса и продолжающегося гемолиза целесообразно использование хелаторов, если выявлен высокий уровень ферритина, низкая концентрация гаптоглобина и трансферрина, тем более в случаях панрезистентной бактериальной флоры. У пациентов в критическом состоянии с анемией воспаления может и не быть эритропоэтического ответа на введение железа, а чаще и не бывает, потому что есть природный барьер, защищающий от манифестации инфекции.

Пациенты в ОРИТ очень «неоднородны» и по-разному реагируют на одно и то же вмешательство. Как таковые решения о переливании крови или введении препаратов железа должны быть индивидуализированы с учетом конкретных факторов пациента, таких как возраст и сопутствующие патологии, физиологические переменные, адаптация к анемии, оценка параметров обмена железа, и только в последнюю очередь — значение гемоглобина. Любые потенциальные преимущества терапии препаратами железа должны быть сбалансированы с риском побочных эффектов.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Орлов Ю.П. — литературный поиск, подготовка обзора литературы; Говорова Н.В. — подготовка обзора литературы, редактирование обзора литературы; Ночная Ю.А. — литературный поиск, оформление в соответствии с правилами журнала; Руднов В.А. — подготовка концепции обзора литературы, редактирование обзора литературы.

ORCID авторов

Орлов Ю.П. — 0000-0002-6747-998X

Говорова Н.В. — 0000-0002-0495-902X

Ночная Ю.А. — 0000-0003-4204-4979Х

Руднов В.А. — 0000-0003-0830-786X


Литература

  1. Poggiali E., Migone De Amicis M., Motta I. Anemia of chronic disease: a unique defect of iron recycling for many different chronic diseases. Eur. J. Intern. Med. 2014; 25(1): 12–7. DOI: 10.1111/ggi.12371:10.1016/j.ejim
  2. Corwin H.L., Gettinger A., Pearl R.G., et al. The CRIT Study: Anemia and blood transfusion in the critically ill-current clinical practice in the United States. Crit. Care Med. 2004;32(1): 39–52. DOI: 10.1097/01.CCM.0000104112.34142.79
  3. Joosten E., Lioen P. Iron deficiency anemia and anemia of chronic disease in geriatric hospitalized patients: How frequent are comorbidities as an additional explanation for the anemia? Geriatr Gerontol Int. 2015; 15(8): 931–935. DOI: 10.1111/ggi.12371
  4. Cartwright G.E. The anemia of chronic disorders. Semin Hematol. 1966; 3: 351–375.
  5. Zhang D.L., Ghosh M.C., Rouault T.A. The physiological functions of iron regulatory proteins in iron homeostasis — an update. Front. Pharmacol. 2014; 5: 124. DOI: 10.3389/fphar.2014.00124
  6. Andrews N.C., Schmidt P.J. Iron homeostasis. Annu Rev. Physiol. 2007; 69: 69–85. DOI: 10.1146/annurev.physiol.69.031905.164337
  7. Pantopoulos K., Porwal S.K., Tartakoff A., Devireddy L. Mechanisms of mammalian iron homeostasis. Send to Biochemistry. 2012; 51(29): 5705–5724. DOI: 10.1021/bi300752r
  8. Schaer D.J, Buehler P.W., Alayash A.I, et al. Positive Iron Balance in Chronic Kidney Disease: How Much is Too Much and How to Tell? Send to Am. J. Nephrol. 2018; 47(2): 72–83. DOI: 10.1159/000486968
  9. Philpott C.C., Jadhav S. The ins and outs of iron: Escorting iron through the mammalian cytosol. Free Radic Biol. Med. 2018; S0891–5849(18)32167–1. DOI: 10.1016/j.freeradbiomed.2018.10.411
  10. Gozzelino R., Arosio P. Iron Homeostasis in Health and Disease. Int. J. Mol. Sci. 2016; 17(1): 130. DOI: 10.3390/ijms17010130
  11. Bullen J.J. The signifi cance of iron in infection. Rev. Infect. Dis. 1981; 3: 1127–1138.
  12. Зайчик А.Ш., Чурилов Л.П. Основы патохимии. Учебник для студентов медицинских вузов. СПб.: ЭЛБИ-СПб. 2001: 688.
  13. [Zajchik A.Sh., CHurilov L.P. Osnovy patohimii. Uchebnik dlya studentov medicinskih vuzov). SPb.: EHLBI-SPb. 2001: 688. (In Russ)]
  14. Abbaspour N., Hurrell R., Kelishadi R. Review on iron and its importance for human health. J. Res. Med. Sci. 2014; 19(2): 164–174. PMCID PMC3999603
  15. Belcher J.D., Beckman J.D., Balla G., Balla J., Vercellotti G. Heme degradation and vascular injury. DOI: 10.1089/ars.2009.2822
  16. Park C.H., Valore E.V., Waring A.J., Ganz T. Hepcidin, a urinary antimicrobial peptide synthesized in the liver. J. Biol. Chem. 2001; 276: 7806–7810. DOI: 10.1074/jbc.M008922200
  17. Krause A., Neitz S., Mägert H.J., et al. LEAP-1, a novel highly disulfide-bonded human peptide, exhibits antimicrobial activity. FEBS Lett. 2000; 480: 147–150. DOI.org/10.1016/S0014–5793(00)01920–7
  18. Finberg K.E. Unraveling mechanisms regulating systemic iron homeostasis. Hematology Am. Soc. Hematol. Educ. Program. 2011; 2011:532–537. DOI: 10.1182/asheducation-2011.1.532
  19. Martins A.C., Almeida J.I., Lima I.S., et al. Iron Metabolism and the Inflammatory Response. DOI: 10.1002/iub.1635
  20. Madua Anazoeze J., Ughasoro Maduka D. Anaemia of Chronic Disease: An In-Depth Review. DOI: 10.1159/000452104
  21. Kell D.B. Iron behaving badly: inappropriate iron chelation as a major contributor to the aetiology of vascular and other progressive inflammatory and degenerative diseases. BMC Med. Genomics. 2009; 2: 2. DOI: 10.1186/1755-8794-2-2
  22. Wardman P., Candeias L.P. Fenton chemistry: An introduction. Rad. Res. 1996; 145: 523–531.
  23. Kehrer J.P. The Haber-Weiss reaction and mechanisms of toxicity. Toxicology. 2000; 149: 43–50. PMID 10963860
  24. Nadadur S.S., Srirama K., Mudipalli A. Iron transport & homeostasis mechanisms: their role in health & disease. Indian J. Med. Res. 2008;128(4): 533–544. PMID 19 106445
  25. Kruzel M.L., Zimecki M., Actor J.K. Lactoferrin in a Context of Inflammation-Induced Pathology. Front Immunol. 2017; 8: 1438. DOI: 10.3389/fimmu.
  26. Dutra F.F., Bozza M.T. Heme on innate immunity and inflammation. Front Pharmacol. 2014; 5: 115. DOI: 10.3389/fphar.
  27. Belcher J.D., Chen C., Nguyen J., et al. Heme triggers TLR4 signaling leading to endothelial cell activation and vaso-occlusion in murine sickle cell disease. Blood. 2014: 123377–390. DOI: 10.1182/blood-2013-04-495887
  28. Gozzelino R., Jeney V., Soares M.P. Mechanisms of cell protection by heme oxygenase-1. Annu Rev. Pharmacol Toxicol. 2010; 50: 323–354. DOI: 10.1146/annurev.pharmtox.010909.105600
  29. Larsen R., Gozzelino R., Jeney V., et al. A central role for free heme in the pathogenesis of severe sepsis. Sci Transl. Med. 2010; 2(51): 51ra71. DOI: 10.1126/scitranslmed.3001118
  30. Иванов А.В., Долгих В.Т., Лукач В.Н., Орлов Ю.П. Критические состояния как логическая и закономерная цепь событий в нарушении метаболизма железа (обобщение экспериментальных исследований). Биомедицинская химия. 2013; 59(6): 700–709.
  31. [Ivanov A.V., Dolgih V.T., Lukach V.N., Orlov Yu.P. Kriticheskie sostoyaniya kak logicheskaya i zakonomernaya cepʼ sobytij v narushenii metabolizma zheleza (obobshchenie ehksperimentalʼnyh issledovanij). Biomedicinskaya himiya. 2013; 59(6): 700–709. (In Russ)]
  32. Vinchi F., Tolosano E. Therapeutic approaches to limit hemolysis-driven endothelial dysfunction: scavenging free heme to preserve vasculature homeostasis. Oxid Med. Cell. Longev. 2013; 2013: 396527. DOI: 10.1155/2013/396527
  33. Li S., Fujino M., Takahara T., Li X.K. Protective role of heme oxygenase-1 in fatty liver ischemia-reperfusion injury. Med. Mol. Morphol. 2018; Aug 31. DOI: 10.1007/s00795-018-0204-0
  34. Zhang F.H., Sun Y.H., Fan K.L., et al. Protective effects of heme oxygenase-1 against severe acute pancreatitis via inhibition of tumor necrosis factor-α and augmentation of interleukin-10. BMC Gastroenterol. 2017; 17(1): 100. DOI: 10.1186/s12876-017-0651-4
  35. Орлов Ю.П., Лукач В.Н., Долгих В.Т., Соболева Е.Л., Иванова А.М. Роль ионов железа в нарушении микроциркуляции и реологических свойств крови при ишемии/реперфузии в эксперименте. Вестник анестезиологии и реаниматологии. 2012; 9(3): 51–54.
  36. [Orlov Yu.P., Lukach V.N., Dolgih V.T., Soboleva E.L., Ivanova A.M. Rolʼ ionov zheleza v narushenii mikrocirkulyacii i reologicheskih svojstv krovi pri ishemii/reperfuzii v ehksperimente. Vestnik anesteziologii i reanimatologii. 2012; 9(3): 51–54. (In Russ)]
  37. Мчедлишвили Г.И. Гемореология в системе микроциркуляции: ее специфика и практическое значение. Тромбоз, гемостаз и реология. 2002; 4(12): 18–24.
  38. [Mchedlishvili G.I. Gemoreologiya v sisteme mikrocirkulyacii: ee specifika i prakticheskoe znachenie. Tromboz, gemostaz i reologiya. 2002; 4(12): 18–24. (In Russ)]
  39. Шидловский А.С., Салтанов А.И. Варианты механизмов изменения активности трансаминаз: клиническая интерпретация. Вестник интенсивной терапии, 2015, 1: 22–32.
  40. [Shidlovskij A.S., Saltanov A.I. Varianty mekhanizmov izmeneniya aktivnosti transaminaz: klinicheskaya interpretaciya. Vestnik intensivnoj terapii, 2015, 1: 22–32. (In Russ)]
  41. Effenberger-Neidnicht K., Hartmann M. Mechanisms of Hemolysis During Sepsis. Send to Inflammation. 2018; 41(5): 1569–1581. DOI: 10.1007/s10753-018-0810-y
  42. Brauckmann S., Effenberger-Neidnicht K., de Groot H., et al. Lipopolysaccharide-induced hemolysis: Evidence for direct membrane interactions. Sci Rep. 2016; 6: 35508. DOI: 10.1038/srep35508
  43. Gomes A.C., Moreira A.C., Mesquita G., Gomes M.S. Modulation of Iron Metabolism in Response to Infection: Twists for All Tastes. Send to Pharmaceuticals (Basel). 2018; 11(3): E84. DOI: 10.3390/ph21030084
  44. Butt A.T., Thomas M.S. Iron Acquisition Mechanisms and Their Role in the Virulence of Burkholderia Species. Front. Cell. Infect. Microbiol. 2017; 7: 460. DOI: 10.3389/fcimb.2017.00460
  45. Ganz T. Iron and infection. Int. J. Hematol. 2018; 107(1): 7–15. DOI: 10.1007/s12185-017-2366-2. Epub 2017 Nov 16
  46. Barber M.F., Elde N.C. Buried treasure: evolutionary perspectives on microbial iron piracy. Trends Genet. 2015; 31: 627–36. DOI: 10.1016/j.tig.2015.09.001
  47. Бухарин О.В., Усвяцов Б.Я., Щуплова Е.А. Антигемоглобиновая активность бактерий при взаимодействии с эритроцитами и ее роль в патогенезе анемии. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2011; 4: 25–29.
  48. [Buharin O.V., Usvyacov B.Ya., Shchuplova E.A. Antigemoglobinovaya aktivnostʼ bakterij pri vzaimodejstvii s ehritrocitami i ee rolʼ v patogeneze anemii. Zhurnal mikrobiologii, ehpidemiologii i immunobiologii. 2011; 4: 25–29. (In Russ)]
  49. Yamaguchi M., Terao Y., Mori-Yamaguchi Y., et al. Streptococcus pneumoniae invades erythrocytes and utilizes them to evade human innate immunity. PLoS One. 2013; 8(10): e77282. DOI: 10.1371/journal.pone.0077282
  50. Weiskopf R.B., Viele M.K., Feiner J., et al. Human cardiovascular and metabolic response to acute, severe isovolemic anemia. JAMA. 1998; 279(3): 217–221.
  51. Semenza G.L. Regulation of oxygen homeostasis by hypoxia-inducible factor 1. Physiology (Bethesda). 2009;24: 97–106. DOI: 10.1152/physiol.00045.2008
  52. Schönhofer B., Wenzel M., Geibel M., Köhler D. Blood transfusion and lung function in chronically anemic patients with severe chronic obstructive pulmonary disease. Crit. Care Med. 1998; 26: 1824–1828.
  53. Winslow R.M., Monge C.C., Brown E.G., et al. Effects of hemodilution on O2 transport in high-altitude polycythemia. J. Appl. Physiol. 1985; 59: 1495–1502.
  54. Cartwright G.E., Lauritsen M.A., Jones P.J., et al. The anemia of infection. I. Hypoferremia, hepercupremia, and alteration in porphyrin metabolism in patient. J. Clin Invest. 1946; 25: 65–80.
  55. Cartwright G.E., Lauritsen M.A., Humphreys S., et al. The anemia of infection. II. The experimental production of Hypoferremia and anemia in dogs. J. Clin. Invest. 1946; 25: 81–86.
  56. Besarab A., Frinak S., Yee J. An indistinct balance: The safety and efficacy of parenteral iron therapy. J. Am. Soc. Nephrol. 1999; 10: 2029–2043.
  57. Cieri E. Does iron cause bacterial infections in patients with end stage renal disease? ANNA J. 1999; 26: 591–596.
  58. Fishbane S. Review of issues relating to iron and infection. Am. J. Kidney Dis. 1999; 34(Suppl. 2): S47–S52.
  59. Hoen B. Iron and infection: Clinical experience. Am. J. Kidney Dis. 1999; 34(Suppl. 2): S30–S34.
  60. Patruta S.I., Hörl W.H. Iron and infection. Kidney Int. Suppl. 1999; 69: S125–S130.
  61. Holbein B.E. Iron-controlled infection with Neisseria meningitidis in mice. Infect Immun. 1980; 29: 886–891.
  62. Beaumier D.L., Caldwell M.A., Holbein B.E. Inflammation triggers hypoferremia and de novo synthesis of serum transferrin and ceruloplasmin in mice. Infect Immun. 1984; 46: 489–494.
  63. Bertini R., Bianchi M., Erroi A., et al. Dexamethasone modulation of in vivo effects of endotoxin, tumor necrosis factor, and interleukin-1 on liver cytochrome P-450, plasma fibrinogen, and serum iron. J. Leukoc. Biol. 1989; 46: 254–262.
  64. Schaible U.E., Collins H.L., Priem F., Kaufmann S.H. Correction of the iron overload defect in beta-2-microglobulin knockout mice by lactoferrin abolishes their increased susceptibility to tuberculosis. J. Exp. Med. 2002; 196: 1507–1513. PMCID PMC2194267
  65. Ganz T., Nemeth E. Iron sequestration and anemia of inflammation. Semin. Hematol. 2009; 46:387–393. DOI: 10.1053/j.seminhematol.2009.06.001
  66. Holbein B.E. Enhancement of Neisseria meningitidis infection in mice by addition of iron bound to transferrin. Infect Immun. 1981; 34: 120–125.
  67. Kemna E., Pickkers P., Nemeth E., van der Hoeven H., Swinkels D. Time-course analysis of hepcidin, serum iron, and plasma cytokine levels in humans injected with LPS. Blood. 2005; 106: 1864–1866. DOI: 10.1182/blood-2005-03-1159
  68. Fillet G., Cook J.D., Finch C.A. Storage iron kinetics. VII. A biologic model for reticuloendothelial iron transport. J. Clin. Invest. 1974; 53: 1527–1533.
  69. Noyes W.D., Bothwell T.H., Finch C.A. The role of the reticulo-endothelial cell in iron metabolism. Br. J. Haematol. 1960; 6: 43–55.
  70. Spitalnik S.L. Stored RBC Transfusions: Iron, Inflammation, Immunity, Infection 2013 Emily Cooley Lecture. Transfusion. 2014; 54(10): 2365–2371. DOI: 10.1111/trf.12848
  71. Freidank H.M., Billing H., Wiedmann-Al-Ahmad M. Influence of iron restriction on Chlamydia pneumoniae and C. trachomatis. Journal of medical microbiology. 2001; 50: 223–227. DOI: 10.1099/0022-1317-50-3-223
  72. Nairz M, et al. Genetic and Dietary Iron Overload Differentially Affect the Course of Salmonella Typhimurium Infection. Front. Cell. Infect. Microbiol. 2017; 7: 110. DOI: 10.3389/fcimb.2017.00110
  73. Prakash D. Anemia in the ICU: anemia of chronic disease versus anemia of acute illness. Crit. Care Clin. 2012; 28: 333–343. DOI: 10.1016/j.ccc.2012.04.012
  74. Pieracci F.M., Barie P.S. Diagnosis and management of iron-related anemias in critical illness. Crit. Care Med. 2006; 34: 1898–1905. DOI: 10.1097/01.CCM.0000220495.10510.C1
  75. Sihler K.C., Napolitano L.M. Anemia of inflammation in critically ill patients. J. Intensive Care Med. 2008; 23: 295–302. DOI: 10.1177/0885066608320836
  76. Piagnerelli M., Cotton F., Herpain A., et al. Time course of iron metabolism in critically ill patients. Acta Clin. Belg. 2013; 68(1): 22–27. DOI: 10.2143/ACB.68.1.2062715
  77. Nemeth E., Rivera S., Gabayan V., et al. IL-6 mediates hypoferremia of inflammation by inducing the synthesis of the iron regulatory hormone hepcidin. J. Clin. Invest. 2004; 113: 1271–1276. DOI: 10.1172/JCI20945
  78. Weiss G., Goodnough L.T. Anemia of chronic disease. N. Engl. J. Med. 2005; 352(10): 1011–1023. DOI: 10.1056/NEJMra041809
  79. Dinkla S., van Eijk L.T., Fuchs B., et al. Inflammation-associated changes in lipid composition and the organization of the erythrocyte membrane. BBA Clin. 2016; 5: 186–192. DOI: 10.1016/j.bbacli.2016.03.007
  80. Georgatzakou H.T., Antonelou M.H., Papassideri I.S., Kriebardis A.G. Red blood cell abnormalities and the pathogenesis of anemia in end-stage renal disease. Proteomics Clin. Appl. 2016; 10(8): 778–790. DOI: 10.1002/prca.201500127
  81. Brookhart M.A., Freburger J.K., Ellis A.R., et al. Infection Risk with Bolus versus Maintenance Iron Supplementation in Hemodialysis Patients. J. Am. Soc. Nephrol. 2013; 24(7): 1151–1158. DOI: 10.1681/ASN.2012121164
  82. Collins A.J., Ebben J., Ma J.Z., Xia H. Iron dosing patterns and mortality [Abstract] J. Am.Soc. Nephrol. 1998; 9: 250A.
  83. Кремлинг Х., Лутцайер В., Хайнтц Р. Гинекологическая урология и нефрология: пер. с нем. М.: Медицина, 1985.
  84. [Kremling H., Lutcajer V., Hajntc R. Ginekologicheskaya urologiya i nefrologiya: per. s nem. M.: Medicina, 1985. (In Russ)]
  85. Лыкова О.Ф., Захарова Е.В., Конышева Т.В., Хохлова З.А. Содержание лактоферрина в сыворотке крови и ликворе больных менингитом. Журнал микробиологии эпидемиологии и иммунобиологии. 2007; 2: 80–84.
  86. [Lykova O.F., Zaharova E.V., Konysheva T.V., Hohlova Z.A. Soderzhanie laktoferrina v syvorotke krovi i likvore bolʼnyh meningitom. Zhurnal mikrobiologii ehpidemiologii i immunobiologii. 2007; 2: 80–84. (In Russ)]
  87. Tacke F., Nuraldeen R., Koch A., et al. Iron Parameters Determine the Prognosis of Critically Ill Patients. Crit. Care Med. 2016; 44(6): 1049–1058. DOI: 10.1097/CCM.0000000000001607
  88. Lan P., Pan K.H., Wang S.J., et al. High Serum Iron level is Associated with Increased Mortality in Patients with Sepsis. Sci Rep. 2018; 8(1): 11072. DOI: 10.1038/s41598-018-29353-2
  89. Giraud B., Frasca D., Debaene B., et al. Comparison of haemoglobin measurement methods in the operating theatre. Br. J. Anaesth. 2013; 111: 946–54. DOI: 10.1093/bja/aet252
  90. Lelubre C., Vincent J.L. Red blood cell transfusion in the critically ill patient. Ann. Intensive Care. 2011; 1: 43. DOI: 10.1186/2110-5820-1-43
  91. Youssef L.A., Spitalnik S.L. Iron: a double-edged sword. Transfusion. 2017; 57(10): 2293–2297. DOI: 10.1111/trf.14296
  92. Weiskopf R.B., Kramer J.H., Viele M., et al. Acute severe isovolemic anemia impairs cognitive function and memory in humans. Anesthesiology. 2000; 92: 1646–1652.
  93. Vallet B., Robin E., Lebuffe G. Venous oxygen saturation as a physiologic transfusion trigger. Crit. Care. 2010; 14: 213. DOI: 10.1186/cc8854
  94. Yalavatti G.S., DeBacker D., Vincent J.L. Assessment of cardiac index in anemic patients. Chest. 2000; 118: 782–787.
  95. Hod E.A., Zhang N., Sokol S.A., et al. Transfusion of red blood cells after prolonged storage produces harmful effects that are mediated by iron and inflammation. Blood. 2010; 115(21): 4284–42892. DOI: 10.1182/blood-2009-10-245001
  96. Wang L., Johnson E.E., Shi H.N., et al. Attenuated inflammatory responses in hemochromatosis reveal a role for iron in the regulation of macrophage cytokine translation. J. Immunol. 2008; 181(4): 2723–2731. PMC 2561261
  97. Nixon A.M., Neely E., Simpson I.A., Connor J.R. The role of HFE genotype in macrophage phenotype. J. Neuroinflammation. 2018; 15(1): 30. DOI: 10.1186/s12974-018-1057-0.
  98. Gordeuk V.R., Ballou S., Lozanski G., Brittenham G.M. Decreased concentrations of tumor necrosis factor-alpha in supernatants of monocytes from homozygotes for hereditary hemochromatosis. Blood. 1992; 79(7): 1855–1860.
  99. von Bonsdorff L., Sahlstedt L., Ebeling F., et al. Apotransferrin administration prevents growth of Staphylococcus epidermidis in serum of stem cell transplant patients by binding of free iron. FEMS Immunol. Med. Microbiol. 2003; 37(1): 45–51. DOI: 10.1016/S0928–8244(03)00109–3
  100. Hebert P.C., Wells G., Blajchman M.A., et al. A multicenter, randomized, controlled clinical trial of transfusion requirements in critical care. N. Engl. J. Med. 1999; 340: 409–417.
  101. García-Roa M., Del Carmen Vicente-Ayuso M., Bobes A.M., et al. Review Red blood cell storage time and transfusion: current practice, concerns and future perspectives. Blood Transfus. 2017; 15(3): 222–231. DOI: 10.2450/2017.0345–16
  102. Litton E., Baker S., Erber W.N., et al. Intravenous iron or placebo for anaemia in intensive care: the IRONMAN multicentre randomized blinded trial: A randomized trial of IV iron in critical illness. Intensive Care Med. 2016; 42(11): 1715–1722. DOI: 10.1007/s00134-016-4465-6
  103. Garrido-Martín P., Nassar-Mansur M.I., de la Llana-Ducrós R., et al. The effect of intravenous and oral iron administration on perioperative anaemia and transfusion requirements in patients undergoing elective cardiac surgery: a randomized clinical trial. Interact Cardiovasc Thorac Surg. 2012; 15(6): 1013–1038; DOI: 10.1093/icvts/ivs344
  104. Pieracci F.M., Henderson P., Rodney J.R., et al. Randomized, double-blind, placebo-controlled trial of effects of enteral iron supplementation on anemia and risk of infection during surgical critical illness. Surg. Infect. (Larchmt). 2009; 10(1): 9–19. DOI: 10.1089/sur.2008.043
  105. Shah A., Roy N.B., McKechnie S., et al. Iron supplementation to treat anaemia in adult critical care patients: a systematic review and meta-analysis. Crit Care. 2016; 20: 306. DOI: 10.1186/s13054-016-1486-z
  106. Litton E., Xiao J., Ho K.M. Safety and efficacy on intravenous iron therapy in reducing requirement for allogeneic blood transfusion: a systematic review and meta-analysis of randomised clinical trials. BMJ. 2013; 347: f4822. DOI: 10.1136/bmj.f4822
  107. Pasricha S.R., Atkinson S.A., Armitage A.E., et al. Expression of the Iron Hormone Hepcidin Distinguishes Different Types of Anemia in African Children. Sci Transl. Med. 2014; 6: 235re3. DOI: 10.1126/scitranslmed.3008249
  108. Bregman D.B., Morris D., Koch T.A., et al. Hepcidin levels predict nonresponsiveness to oral iron therapy in patients with iron deficiency anaemia. Am. J. Hematol. 2013; 88: 97–101. DOI: 10.1002/ajh.23354
  109. Jelkmanna I., Jelkmannb W. Impact of Erythropoietin on Intensive Care Unit Patients. Transfus Med Hemother. 2013; 40(5): 310–318. DOI: 10.1159/000354128
  110. van Iperen C.E., Gaillard C.A., Kraaijenhagen R.J., et al. Response of erythropoiesis and iron metabolism to recombinant human erythropoietin in intensive care unit patients. Crit. Care Med. 2000; 28(8): 2773–2778.
  111. Vincent J.L., Spapen H.D., Creteur J., et al. Pharmacokinetics and pharmacodynamics of once-weekly subcutaneous epoetin alfa in critically ill patients: results of a randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Crit. Care Med. 2006;34(6): 1661–1667. DOI: 10.1097/01.CCM.0000217919.22155.85
  112. Georgopoulos D., Matamis D., Routsi C., et al. Recombinant human erythropoietin therapy in critically ill patients: a dose-response study. Crit Care. 2005; 9(5): R508–R515. DOI: 10.1186/cc3786
  113. Zarychanski R., Turgeon A.F., McIntyre L., Fergusson D.A. Erythropoietin-receptor agonists in critically ill patients: a meta-analysis of randomized controlled trials. CMAJ. 2007; 177(7): 725–734. DOI: 10.1503/cmaj.071055
  114. Pammi M., Suresh G. Enteral lactoferrin supplementation for prevention of sepsis and necrotizing enterocolitis in preterm infants. Cochrane Database Syst. Rev. 2017; 6: CD007137. DOI: 10.1002/14651858.CD007137.pub5
  115. Lauterbach R., Kamińska E., Michalski P., Lauterbach J.P. Lactoferrin — a glycoprotein of great therapeutic potentials. Dev. Period. Med. 2016; 20(2): 118–125.
  116. Kruzel M.L., Zimecki M., Actor J.K. Lactoferrin in a Context of Inflammation-Induced Pathology. Front. Immunol. 2017; 8: 1438. DOI: 10.3389/fimmu.2017.01438
  117. Remy K.E., Cortés-Puch I., Solomon S.B., et al. Haptoglobin improves shock, lung injury, and survival in canine pneumonia. JCI Insight. 2018; 3(18). DOI: 10.1172/jci.insight.123013
  118. Kelly B.J., Lautenbach E., Nachamkin I., et al. Combined biomarkers discriminate a low likelihood of bacterial infection among surgical intensive care unit patients with suspected sepsis. Diagn. Microbiol. Infect. Dis. 2016; 85(1): 109–115. DOI: 10.1016/j.diagmicrobio.2016.01.003
  119. Immenschuh S., Vijayan V., Janciauskiene S., Gueler F. Heme as a Target for Therapeutic Interventions. Front. Pharmacol. 2017; 8: 146. DOI: 10.3389/fphar.2017.00146
  120. Thorburn T., Aali M., Kostek L., et al. Anti-inflammatory effects of a novel iron chelator, DIBI, in experimental sepsis. Clin. Hemorheol. Microcirc. 2017; 67(3–4): 241–250. DOI: 10.3233/CH-179205
  121. Ang M.T.C., Gumbau-Brisa R., Allan D.S., et al. A 3-hydroxypyridin-4-one chelator iron-binding polymer with enhanced antimicrobial activity. Medchemcomm. 2018; 9(7): 1206–1212. DOI: 10.1039/c8md00192h

Агенты, стимулирующие эритропоэтин

Что такое эритропоэтин?

Красные кровяные тельца производятся в костном мозге (губчатая ткань внутри кости). Для производства красных кровяных телец организм поддерживает достаточный запас эритропоэтина (ЭПО), гормона, вырабатываемого почками.

EPO помогает вырабатывать красные кровяные тельца. Чем больше эритроцитов, тем выше уровень гемоглобина. Гемоглобин – это белок красных кровяных телец, который помогает крови переносить кислород по всему телу.

Анемия – это заболевание, которое возникает, когда в крови человека недостаточно гемоглобина. Есть несколько разных причин анемии. Например, анемия может быть вызвана неспособностью организма вырабатывать достаточно ЭПО для образования красных кровяных телец. В этом случае человеку может потребоваться переливание крови для лечения этого типа анемии. Если у вас анемия, ваш врач может определить причину.

Что такое рекомбинантный эритропоэтин?

В случаях, когда переливание невозможно, например, когда пациент не может или отказывается от переливания, может потребоваться введение пациенту рекомбинантного эритропоэтина.Рекомбинантный эритропоэтин – это искусственная версия природного эритропоэтина. Его получают путем клонирования гена эритропоэтина.

Рекомбинантные препараты на основе эритропоэтина известны как средства, стимулирующие эритропоэтин (ЭСС). Эти препараты вводятся в виде инъекций (инъекций) и стимулируют выработку большего количества эритроцитов. Затем эти клетки попадают из костного мозга в кровоток.

На рынке США представлены два ESA: эпоэтин альфа (Procrit, ® Epogen®) и дарбепоэтин альфа (Aranesp®).

Кто получает ESA?

ЭСС обычно назначают пациентам с хроническим (длительным) заболеванием почек или терминальной стадией почечного (почечного) заболевания. У этих пациентов обычно более низкий уровень гемоглобина, потому что они не могут производить достаточное количество эритропоэтина.

ЭСС также назначают больным раком. Эти пациенты часто страдают анемией, которая может быть вызвана химиотерапией.

Каковы побочные эффекты ESA?

Побочные эффекты, которые чаще всего возникают при использовании ESA, включают:

Что следует учесть пациенту перед применением ЭСС?

У ESA есть несколько проблем с безопасностью:

  • ESAs увеличивают риск венозной тромбоэмболии (тромбы в венах).Сгусток крови может оторваться от одного места и попасть в легкие (тромбоэмболия легочной артерии), где он может заблокировать кровообращение. Симптомы сгустков крови включают боль в груди, одышку, боль в ногах и внезапное онемение или слабость в лице, руке или ноге.
  • ESAs может вызвать слишком высокий уровень гемоглобина, что подвергает пациента более высокому риску сердечного приступа, инсульта, сердечной недостаточности и смерти.
  • У больных раком ЭСС могут вызвать рост опухоли. Если для этих пациентов используются ЭСС, их обычно прекращают после завершения химиотерапии пациента.
  • Медицинский работник будет следить за количеством клеток крови пациента, чтобы убедиться, что они не подвергают его или ее более высокому риску. Дозировка может меняться в зависимости от потребностей пациента.

Пациентам со следующими состояниями необходимо проконсультироваться со своим лечащим врачом, если ESA рассматривается как часть плана лечения:

  • Болезнь сердца
  • Высокое кровяное давление
  • Порфирия (группа заболеваний, вызываемых недостаточностью ферментов)
  • Изъятия
  • Аллергия на эпоэтин альфа или любой другой компонент этого лекарства
  • Неконтролируемое высокое кровяное давление

Кроме того, беременным, планирующим беременность или кормящим грудью женщинам следует проконсультироваться со своим врачом перед приемом ESA.

Другие вопросы для рассмотрения:

  • Переливание крови может сразу облегчить симптомы анемии. Для заметного облегчения симптомов анемии может потребоваться от нескольких недель до месяцев.
  • Если пациенту сделали несколько переливаний крови, у него может развиться «перегрузка железом» или высокий уровень железа. Это серьезная медицинская проблема.
  • Добавки железа часто необходимы пациентам, принимающим ЭСС.
  • Сообщайте своему врачу обо всех изменениях в вашем состоянии.
  • Проверьте артериальное давление и частоту сердечных сокращений в соответствии с рекомендациями врача.
  • Будьте в курсе результатов всех выполненных анализов крови.
  • В организме могут вырабатываться антитела к ESA. Если это произойдет, антитела будут блокировать или уменьшать способность организма вырабатывать красные кровяные тельца. Это могло привести к анемии. Важно, чтобы пациент сообщал врачу о необычной усталости, нехватке энергии, головокружении или обмороке.

Общие положения

  • Если у вас опасная для жизни аллергия, всегда носите идентификационный номер аллергии.
  • Не сообщайте свое лекарство другим и не принимайте никакие другие лекарства.
  • Храните все лекарства в недоступном для детей и домашних животных.
  • Держите при себе список всех ваших лекарств (рецептурных, натуральных, пищевых добавок, витаминов, без рецепта).
  • Обратитесь к врачу за медицинской консультацией о любых побочных эффектах.
  • Поговорите со своим врачом, прежде чем начинать прием любых других новых лекарств, включая безрецептурные продукты, натуральные продукты или витамины.
  • Вы можете сообщить о побочных эффектах в FDA по телефону 1.800.FDA.1088.

Список лекарств / лекарств, используемых для лечения анемии (низкого гемоглобина)

Список лекарств, используемых для лечения состояния, называемого анемией. Нажмите на лекарство, чтобы получить дополнительную информацию, включая торговую марку, дозу, побочные эффекты, нежелательные явления, когда принимать лекарство и цену на него.

Общие и торговые наименования лекарственных средств для лечения анемии

Инъекция альглюцеразы

Инъекция альглюцеразы используется в качестве заместительной ферментной терапии у пациентов с диагнозом болезни Гоше I типа, генетического заболевания с симптомами и признаками анемии или склонности к кровотечениям, расстройства печени и заболевания костей.

Карбонильное железо

Карбонильное железо – это пищевая добавка, назначаемая при дефиците железа и железодефицитной анемии.

Торговые наименования:

Подробнее …

Цианокобаламин (витамин B12)

Цианокобаламин (витамин B12) – это витамин (различные химические вещества) витамина B12, используемый при лечении анемии, дефицита фолиевой кислоты, невропатий (повреждение нервов периферической нервной системы), профилактики и психических расстройств.

Торговые наименования:

Подробнее…

Дарбэпоэтин альфа

Дарбэпоэтин альфа – средство, стимулирующее эритропоэз, назначается при анемии, вызванной хроническим заболеванием почек.

Торговые наименования:

Экулизумаб

Экулизумаб – это моноклональное антитело, которое назначают при двух состояниях: пароксизмальной ночной гемоглобинурии (ПНГ), при которой эритроциты (эритроциты) разрушаются, что приводит к анемии и снижению поступления кислорода в организм.

Эпоэтин бета-метоксиполиэтиленгликоль

Эпоэтин бета-метоксиполиэтиленгликоль – это стимулирующее эритропоэз средство, которое назначают при анемии у людей с хронической почечной недостаточностью.

Торговые наименования:

Подробнее …

Ферро-мальтол

Железный мальтол используется для лечения дефицита железа у взрослых.

Цитрат двухвалентного аммония

Цитрат двухвалентного аммония – важный минерал, назначаемый при дефиците железа.

Торговые наименования:

Подробнее …

Фумарат железа

Фумарат железа – это важный минерал в организме, используемый для лечения железодефицитной анемии.

Торговые наименования:

Подробнее …

Сульфат железа – железо

Сульфат железа – железо является важным минералом, который назначают при железодефицитной анемии.

Ферумокситол

Ферумокситол – препарат, замещающий железо, который назначают при железодефицитной анемии у взрослых пациентов с хронической болезнью почек (ХБП).

Гидроксокобаламин

Гидроксокобаламин – натуральная форма витамина B12, назначаемая при анемии и дефиците витамина B12.

Комплекс гидроксида железа с полимальтозой III – IPC

Железо-III гидроксид-полимальтозный комплекс – МПК – препарат железа, назначаемый при железодефицитной анемии.

Декстран железа

Декстран железа – важный минерал, назначаемый при анемии или дефиците железа, мегалобластной анемии в качестве вяжущего средства.

Торговые наименования:

Железо сахароза

Железо Сахароза – это минеральное железо, которое назначают при железодефицитной анемии, особенно пациентам с почечной недостаточностью.

Торговые наименования:

Подробнее…

L-метилфолат

L-метилфолат – это витамин (лечебное питание), назначаемый для диетического лечения пациентов с низким содержанием эритроцитов в плазме или крови.

Торговые наименования:

Леналидомид

Леналидомид – иммуномодулирующее средство, назначаемое при некоторых типах миелодиспластического синдрома и множественной миеломы отдельно или вместе с другими лекарствами.

Торговые наименования:

Мультивитамины

Мультивитамины – это важное питательное вещество, назначаемое пациентам с авитаминозом.

Торговые наименования:

Нандролон

Нандролон – анаболический стероид, назначаемый при анемии, вызванной проблемами с почками.

Торговые наименования:

Подробнее…

Оксиметолон

Оксиметолон – синтетический анаболический стероид, назначаемый при анемии (низком уровне эритроцитов).

Торговые наименования:

Кровь и продукты крови, продукты железа, витамины, добавки с электролитами, вазопрессоры, антагонисты гистамина (h3), глюкокортикоиды

Автор

Джозеф Э. Маакарон, доктор медицины Научный сотрудник, Отделение внутренней медицины, Отделение гематологии / онкологии, Медицинский центр Американского университета Бейрута, Ливан

Раскрытие: Ничего не говорится.

Соавтор (ы)

Али Т. Тахер, доктор медицинских наук, FRCP Профессор медицины, младший научный сотрудник отделения внутренней медицины, отделение гематологии / онкологии, директор по исследованиям, Центр рака Базиля Н.К., Медицинский центр Американского университета Бейрута, Ливан

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Марсель Конрад, доктор медицины Заслуженный профессор медицины (на пенсии), Медицинский колледж Университета Южной Алабамы

Марсель Конрад, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американская ассоциация содействия развитию науки , Американская ассоциация банков крови, Американское химическое общество, Американский колледж врачей, Американское физиологическое общество, Американское общество клинических исследований, Американское общество гематологии, Ассоциация американских врачей, Ассоциация военных хирургов США, Международное общество гематологов, Общество по экспериментальной биологии и медицине, SWOG

. Раскрытие информации: Партнер не получал никаких финансовых интересов ни для кого.

Главный редактор

Эммануэль Беса, доктор медицины Почетный профессор кафедры медицины, отделение гематологических злокачественных новообразований и трансплантации гемопоэтических стволовых клеток, Онкологический центр Киммеля, Медицинский колледж Джефферсона Университета Томаса Джефферсона

Эммануэль Беса, доктор медицины, является членом следующих медицинских организаций: общества: Американская ассоциация по образованию в области рака, Американское общество клинической онкологии, Американский колледж клинической фармакологии, Американская федерация медицинских исследований, Американское общество гематологии, Нью-Йоркская академия наук

Раскрытие: нечего раскрывать.

Благодарности

Jose A Perez Jr, MD, MBA, MSEd Консультант, Отделение медицины, Методистская больница; Доцент клинической медицины, Медицинский колледж Вайля Корнелла

Хосе А Перес-младший, доктор медицины, магистр делового администрирования, магистр медицины и медицины является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей, Американского колледжа врачей, Общества общей внутренней медицины и Общества госпитальной медицины

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Рональд Захер, MB, BCh, MD, FRCPC Профессор, внутренняя медицина и патология, директор Хоксвортского центра крови, Академический центр здоровья Университета Цинциннати

Ronald A Sacher, MB, BCh, MD, FRCPC является членом следующих медицинских обществ: Американской ассоциации развития науки, Американской ассоциации банков крови, Американской клинической и климатологической ассоциации, Американского общества клинической патологии, Американского общества Гематология, Колледж американских патологов, Международное общество переливания крови, Международное общество по тромбозу и гемостазу и Королевский колледж врачей и хирургов Канады

Раскрытие: Глаксо Смит Клайн Гонорария Выступление и обучение; Членство в совете директоров Talecris Honoraria

Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Medscape Salary Employment

Лечение EPOGEN® для пациентов с анемией, вызванной хронической болезнью почек (ХБП)

Для больных раком:

  • У пациентов с раком груди, немелкоклеточного рака легких, головы и шеи, лимфоидного рака и шейки матки: ваша опухоль может расти быстрее, и вы можете умереть раньше, если вы решите принимать EPOGEN ® .
  • Ваш лечащий врач обсудит с вами эти риски.

Для всех людей, принимающих EPOGEN ® , включая людей с раком или хроническим заболеванием почек:

  • Серьезные проблемы с сердцем, такие как инфаркт или сердечная недостаточность, а также инсульт. Вы можете умереть раньше, если принимаете EPOGEN ® , чтобы увеличить количество красных кровяных телец (эритроцитов) примерно до того же уровня, что и у здоровых людей.
  • Тромбы. Сгустки крови могут возникнуть в любое время при приеме EPOGEN ® . Если вы принимаете EPOGEN ® по какой-либо причине и собираетесь перенести операцию, поговорите со своим врачом о том, нужно ли вам принимать разжижитель крови, чтобы уменьшить вероятность образования тромбов во время или после операции.
  • Позвоните своему врачу или немедленно обратитесь за медицинской помощью, если у вас есть какие-либо из этих симптомов:
    • Боль в груди
    • Проблемы с дыханием или одышка
    • Боль или отек ног
    • Холодная или бледная рука или нога
    • Внезапное замешательство, проблемы с речью или проблемы с пониманием чужой речи
    • Внезапное онемение или слабость в лице, руке или ноге, особенно на одной стороне тела
    • Внезапное нарушение зрения
    • Внезапные затруднения при ходьбе, головокружение, потеря равновесия или координации Потеря сознания (обмороки)
    • Сосудистый доступ для гемодиализа перестал работать

Если вы решите принять EPOGEN ® , ваш лечащий врач должен назначить минимальную дозу, которая необходима, чтобы снизить вероятность необходимости переливания эритроцитов.

Если уровень гемоглобина остается слишком высоким или повышается слишком быстро, это может привести к серьезным проблемам со здоровьем, которые могут привести к смерти. Эти серьезные проблемы со здоровьем могут возникнуть, если вы примете EPOGEN ® , даже если у вас нет повышения уровня гемоглобина.

Не принимайте EPOGEN ® , если вы:

  • Вы больны раком, и ваш лечащий врач не проконсультировал вас по поводу лечения с помощью EPOGEN ® .
  • Имеете неконтролируемое высокое кровяное давление (неконтролируемая гипертензия).
  • Ваш лечащий врач сообщил вам, что у вас есть или когда-либо был тип анемии, называемой чистой аплазией красных клеток (PRCA), которая начинается после лечения EPOGEN ® или других препаратов на основе эритропоэтина.
  • Были серьезные аллергические реакции на EPOGEN ® .

Беременные, кормящие женщины и младенцы не должны получать EPOGEN ® из многодозовых флаконов.

Перед приемом EPOGEN ® сообщите своему врачу, если у вас: сердечное заболевание; у вас повышенное артериальное давление; перенес приступ или инсульт; получить диализ; или если вы беременны или кормите грудью, или планируете забеременеть или кормите грудью.

EPOGEN ® может вызывать другие серьезные побочные эффекты:

  • Высокое кровяное давление. Высокое кровяное давление – частый побочный эффект EPOGEN ® у людей с хроническим заболеванием почек.При приеме EPOGEN ® ваше кровяное давление может повыситься или его будет трудно контролировать с помощью лекарств от кровяного давления. Это может произойти, даже если у вас никогда раньше не было повышенного артериального давления. Ваш лечащий врач должен часто проверять ваше кровяное давление.
  • Изъятия. Если у вас возникли судороги во время приема EPOGEN ® , немедленно обратитесь за медицинской помощью и сообщите об этом своему врачу.
  • Антитела к EPOGEN ® . Ваше тело может вырабатывать антитела к EPOGEN ® , которые могут блокировать или снижать способность вашего тела вырабатывать эритроциты и вызывать у вас тяжелую анемию.Позвоните своему врачу, если у вас необычная усталость, недостаток энергии, головокружение или обморок. Возможно, вам придется прекратить прием EPOGEN ® .
  • Серьезные аллергические реакции. Серьезные аллергические реакции могут вызвать кожную сыпь, зуд, одышку, хрипы, головокружение и обмороки из-за падения артериального давления, отек вокруг рта или глаз, учащенный пульс или потливость. Если у вас серьезная аллергическая реакция, прекратите использование EPOGEN ® и немедленно позвоните своему врачу или обратитесь за медицинской помощью.
  • Тяжелые кожные реакции. Признаки и симптомы серьезных кожных реакций на EPOGEN ® могут включать: кожную сыпь с зудом, волдыри, кожные язвы, шелушение или отслаивающиеся участки кожи. Если у вас есть какие-либо признаки или симптомы серьезной кожной реакции, прекратите использование EPOGEN ® и немедленно позвоните своему врачу или обратитесь за медицинской помощью.
  • Опасности использования EPOGEN ® из многоразовых флаконов (содержащих бензиловый спирт) у новорожденных, младенцев, а также беременных или кормящих женщин. Было показано, что бензиловый спирт вызывает повреждение головного мозга, другие серьезные побочные эффекты и смерть у новорожденных и недоношенных детей. Если вы используете EPOGEN ® из флаконов для многократного приема, вы не должны кормить грудью в течение как минимум 2 недель после последней дозы.

Общие побочные эффекты EPOGEN ® включают:

  • Боль в суставах, мышцах или костях
  • Лихорадка
  • Кашель
  • Сыпь
  • Тошнота
  • Головокружение
  • Повышенный уровень сахара в крови
  • Низкий уровень калия в крови
  • Озноб
  • Закупорка кровеносных сосудов
  • Низкий уровень лейкоцитов
  • Рвота
  • Болезненность во рту
  • Зуд
  • Головная боль
  • Мышечный спазм
  • Проблемы со сном
  • Затруднение глотания
  • Респираторные инфекции
  • Уменьшение веса
  • Депрессия
  • Покраснение и боль в месте инъекции EPOGEN ®

Это не все возможные побочные эффекты EPOGEN ® .Сообщите своему врачу о любых побочных эффектах, которые беспокоят вас или не проходят.

Вам рекомендуется сообщать о побочных эффектах рецептурных лекарств в Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA). Посетите www.fda.gov/medwatch или позвоните по телефону 1-800-FDA-1088.

Низкие показатели крови | Общество лейкемии и лимфомы

Лечение рака может снизить количество клеток крови, и особенно химиотерапия может повлиять на быстро делящиеся клетки костного мозга. Это препятствует способности костного мозга поставлять новые клетки в кровь во время лечения и в течение некоторого времени после него.У пациентов, получающих лечение от рака крови, может развиться

  • Анемия (низкое количество эритроцитов)
    • Красные кровяные тельца содержат гемоглобин, переносящий кислород по всему телу. Пациенты с тяжелой анемией могут быть бледными, слабыми, уставшими и испытывать одышку.
  • Тромбоцитопения (низкое количество тромбоцитов)
    • Тромбоциты – это крошечные клетки крови, которые помогают образовывать сгустки крови, замедляя или останавливая кровотечение. Низкий уровень тромбоцитов может вызвать кровотечение и легкие синяки.
  • Нейтропения (низкое количество нейтрофилов, тип лейкоцитов)
    • Белые кровяные тельца помогают бороться с инфекцией. Пациенты с нейтропенией подвержены риску инфекций.
  • Низкое количество всех трех клеток крови называется панцитопенией .

Низкое количество эритроцитов (анемия)

Побочные эффекты анемии включают

  • Усталость или одышка, особенно при физической активности
  • Бледная кожа, десны или ногти
  • Бред или головокружение
  • Склонность к холоду

Большинство людей с легким или умеренным снижением эритроцитов не осознают, что у них анемия.Однако анемия может стать серьезной, если вы продолжите производить слишком мало эритроцитов. Ваш врач может назначить фактор роста эритроцитов или переливание крови при тяжелой анемии, чтобы восстановить количество эритроцитов.

Средства, стимулирующие эритропоэз (ЭСС), – это еще один класс препаратов, которые врач может использовать для лечения анемии. ЭСС, такие как эпоэтин альфа (Epogen®, Procrit®) и дарбэпоэтин альфа (Aranesp®), являются синтетическими версиями эритропоэтина, гормона, вырабатываемого почками, который стимулирует организм к выработке красных кровяных телец.ЭСС вводятся под кожу. Некоторые исследования показывают, что ЭСС могут увеличивать риск образования тромбов, потому что они слишком активно корректируют анемию. Кроме того, при некоторых формах рака использование ESA может быть связано с худшим исходом. Если ваш врач пропишет ESA, вы получите информацию и рекомендации от Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов в отношении этого препарата. Поговорите со своим врачом о рисках и преимуществах этой терапии.

Ваш врач может также порекомендовать переливание крови для увеличения количества клеток крови и облегчения симптомов.Если вам делают переливание крови, вы более подвержены развитию перегрузки железом. См. Дополнительную информацию в разделе «Железная перегрузка».

Кровотечение и низкое количество тромбоцитов

Легкое или умеренное снижение количества тромбоцитов обычно не вызывает кровотечения. Однако, если у вас очень низкое количество тромбоцитов, вы можете испытать:

  • Чрезмерное кровотечение из порезов или синяков
  • Кровоточащие точки на коже размером с булавочную головку, называемые петехиями, особенно на голенях и лодыжках
  • Черно-синие пятна на коже от мелких неровностей без видимых повреждений
  • Красноватая или розоватая моча
  • Черный или кровавый стул
  • Кровотечение из десен или носа
  • Головные боли
  • Головокружение
  • Слабость
  • Боль в суставах и мышцах

После завершения терапии и восстановления достаточного количества тромбоцитов эти побочные эффекты быстро исчезают.Однако, если вам необходимо дополнительное лечение, а количество тромбоцитов остается низким, вам может потребоваться переливание тромбоцитов. Некоторые лекарства могут ослабить тромбоциты и усугубить кровотечение.

Низкое количество тромбоцитов: 7 способов избежать проблем

Следуйте этим советам, чтобы предотвратить или уменьшить последствия низкого уровня тромбоцитов:

  1. Спросите своего врача, безопасно ли принимать аспирин, парацетамол, ибупрофен или другие лекарства, отпускаемые без рецепта или по рецепту.
  2. Не употребляйте алкогольные напитки без разрешения врача.
  3. Используйте сверхмягкую зубную щетку и следуйте советам стоматолога и врача по уходу за зубами и деснами или при любой стоматологической работе.
  4. Осторожно подуйте на мягкую ткань, чтобы очистить нос.
  5. Избегайте порезов или порезов ножницами, иглами, ножами или инструментами. Используйте электробритву вместо бритвы.
  6. Будьте осторожны, чтобы не обжечься во время глажки, приготовления пищи или выпечки.
  7. Избегайте контактных видов спорта и других занятий, которые могут привести к травмам.

Инфекция и низкое количество лейкоцитов

Серьезное или продолжительное снижение количества лейкоцитов повышает риск инфицирования, поэтому врач может назначить факторы роста, которые могут стимулировать ваш костный мозг к образованию новых лейкоцитов для предотвращения или уменьшения инфекций. Факторы роста также могут быть использованы для восстановления костного мозга после трансплантации костного мозга и трансплантации стволовых клеток.

Факторы роста, называемые колониестимулирующими факторами роста, могут вызывать легкую боль в костях, обычно в пояснице или тазу, примерно в то время, когда лейкоциты начинают возвращаться в костный мозг.Эта легкая боль длится всего несколько дней, и ваш врач может назначить обезболивающее. Однако имейте в виду, что врачи осторожно назначают эти лекарства людям с раком, поражающим костный мозг, потому что факторы роста могут стимулировать рост раковых клеток.


Ссылки по теме
  • Загрузите или закажите бесплатные информационные бюллетени Общества лейкемии и лимфомы:
  • Инфекции

причин низкого / высокого уровня гемоглобина и способы его улучшения

Гемоглобин является важной частью красных кровяных телец, доставляющих кислород во все части тела.И низкий, и высокий уровень могут негативно повлиять на наше здоровье. В этом посте мы рассмотрим симптомы высокого и низкого гемоглобина, а также проблемы со здоровьем и заболевания, которые увеличивают или уменьшают его уровень.

Высокий гемоглобин

Обычно гемоглобин (Hb) считается высоким, если он превышает нормальный диапазон 15,5 г / дл у женщин или 17,5 г / дл у мужчин [1, 2].

Одного теста недостаточно для постановки диагноза. Врачи обычно интерпретируют этот тест с учетом истории болезни человека и других тестов, таких как эритроциты (эритроциты), гематокрит и показатели эритроцитов.

Кроме того, существует некоторая вариабельность нормальных значений от лаборатории к лаборатории из-за различий в оборудовании, методах и используемых химикатах. Кроме того, нормальные диапазоны могут незначительно отличаться в разных популяциях. Вот почему результат, который немного выше, может не иметь медицинского значения.

Почему высокий гемоглобин – это плохо?

Высокий уровень гемоглобина, сопровождающийся увеличением количества эритроцитов, может быть признаком состояния, называемого полицитемией. Полицитемия возникает, когда в крови больше эритроцитов, и поэтому кровь становится более густой (более вязкой).

Связь между гемоглобином и толщиной крови линейная до 16 г / дл. Выше этого соотношение становится экспоненциальным – небольшое увеличение гемоглобина приводит к большему увеличению толщины крови [3].

Когда уровень гемоглобина превышает 18 г / дл, толщина крови достигает уровня, который может нарушить кровообращение в мелких кровеносных сосудах, и в результате к тканям поступает недостаточное количество кислорода [3].

Это часто проявляется в виде посинения кожи и нарушения психической функции в результате нарушения мозгового кровообращения [3].Признаки напоминают признаки тяжелой анемии (низкий гемоглобин).

Кроме того, из-за плохого кровотока существенно возрастает риск образования тромбов [3].

Исследование людей с хронической горной болезнью, вызванной сочетанием высокогорного проживания и плохой функции легких, показало, что долгосрочное выживание при уровне гемоглобина выше 20 г / дл невозможно [3].

Высокий гемоглобин связан с различными проблемами безопасности, включая повышенное кровяное давление, дефицит железа, образование тромбов, сердечную дисфункцию и инсульт.

Повышенный гемоглобин имеет несколько причин, но обычно он является результатом этих двух механизмов:

  • Увеличение производства красных кровяных телец. Это может произойти в качестве компенсации за то, что кровь содержит меньше кислорода [3].
  • Уменьшение объема плазмы. Плазма – это жидкая часть крови [3].

Симптомы, связанные с высоким гемоглобином

Признаки и симптомы высокого гемоглобина включают [3, 4, 5, 6]:

  • Посинение кожи
  • Нарушение психической функции
  • Усталость
  • Тяжелые или затрудненные дыхание
  • Бессонница
  • Головокружение
  • Головная боль
  • Затуманенное зрение
  • Жжение, покалывание или покалывание или онемение в конечностях

Факторы и состояния, повышающие гемоглобин

Показанные здесь причины обычно связаны с высоким гемоглобином .Проконсультируйтесь со своим врачом или другим медицинским работником, чтобы поставить точный диагноз. Ваш врач интерпретирует повышение гемоглобина вместе с другими тестами, такими как эритроциты, гематокрит и показатели эритроцитов.

1) Большая высота

Пребывание на большой высоте увеличивает гемоглобин. Это потому, что низкий уровень кислорода на больших высотах сигнализирует организму о необходимости вырабатывать больше красных кровяных телец. Чем больше эритроцитов, тем больше гемоглобина доставляет кислород к тканям [3, 7].

Например, исследование с участием 21 здорового мужчины и женщины показало, что гемоглобин увеличился в течение семи дней после подъема до более чем 5000 метров (16500 футов), но также вернулся к норме в течение семи дней после спуска на 1500 метров (5000) [7 ].

Хорошо известно, что спортсмены часто используют большую высоту, чтобы повысить уровень гемоглобина и улучшить свои спортивные результаты. Увеличение гемоглобина связано с повышенной выносливостью, что является результатом более высокой способности крови переносить кислород [8].

Более длительное пребывание на высоте от 2100 до 2500 метров (от 7 до 8000 футов) необходимо для повышения уровня гемоглобина, и исследования показывают, что эффекты сохраняются в течение примерно двух-трех недель после спуска до уровня моря, прежде чем уровни в конечном итоге вернутся к исходному уровню [ 9, 7].

Повышение гемоглобина с помощью высотных тренировок – это легальная манипуляция в спорте на выносливость, в отличие от незаконного использования эритропоэтина (ЭПО), андрогенов (подробнее об этих двух ниже) и переливания аутологичной крови [10].

Гемоглобин также увеличивается при хронической горной болезни [11].

Интересный факт: жители Гималаев, но не Анд, адаптировались к большой высоте благодаря более низкому уровню гемоглобина. Из-за этого они редко болеют хронической горной болезнью. Эти различия в адаптации объясняются тем, что этим людям пришлось адаптироваться к большой высоте. Жители высокогорья населяли Анды примерно от 9000 до 12000 лет, но люди жили на Гималайском плато более 50 000 лет [ 11 , 12 ].

Исследование, проведенное с участием более 1,7 тыс. Тибетских женщин, показало, что более низкий уровень гемоглобина увеличивает их выносливость и снижает риск образования тромбов, хронической горной болезни, преэклампсии во время беременности и детской смертности [ 13 , 14 ].

2) Курение сигарет

Курение сигарет приводит к тому, что часть гемоглобина становится нефункциональной. Это связано с тем, что окись углерода (CO) из табачного дыма связывает гемоглобин в 210 раз эффективнее, чем кислород [3].

Чтобы компенсировать это, у курильщиков повышается общий уровень эритроцитов и гемоглобина (полицитемия курильщиков) [15].

3) Обезвоживание

Меньший объем плазмы (жидкой части крови) приводит к относительному повышению уровня гемоглобина [3].

Любое состояние, вызывающее потерю жидкости, такое как диарея или тяжелые ожоги, приводит к относительно высокому уровню гемоглобина [2].

В краткосрочной перспективе упражнения также могут временно повысить уровень гемоглобина, когда жидкости не восполняются в достаточной степени.Но уровень гемоглобина обычно возвращается к норме в течение следующих 24 часов [16, 17].

Острое обезвоживание может увеличить концентрацию гемоглобина на 10–15% [3].

4) Респираторные и сердечные заболевания

Проблемы с легкими и сердцем, которые снижают количество кислорода в крови, также увеличивают выработку эритроцитов и уровень гемоглобина [3].

Высокий гемоглобин развивается как реакция организма на состояние постоянного низкого содержания кислорода, обнаруживаемое при таких состояниях, как хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ) или апноэ во сне [10].

Взрослые с некоторыми врожденными пороками сердца могут иметь высокий уровень гемоглобина [18].

5) Истинная полицитемия

Истинная полицитемия – это заболевание костного мозга. По сути, это тип опухоли, которая вызывает перепроизводство эритроцитов и в результате увеличивает гемоглобин [2].

Во многих случаях это состояние вызвано мутацией в гене JAK2. Из-за того, что это заболевание часто является наследственным, у родственников первой степени родства риск развития заболевания в 5–7 раз выше, чем в общей популяции [19].

Однозначного лекарства от этого состояния нет. Однако можно вылечить симптомы и увеличить продолжительность жизни [10].

6) Заболевание почек

Поликистоз почек и некоторые виды рака почек могут увеличивать эритроциты и гемоглобин. То же самое и с трансплантацией почки [10].

Обычно это происходит из-за повышенной выработки эритропоэтина, гормона, стимулирующего выработку красных кровяных телец.

7) Эритропоэтин

Эритропоэтин (ЭПО) увеличивает уровни гемоглобина двумя механизмами [20]:

  • Путем увеличения производства красных кровяных телец
  • Путем уменьшения объема плазмы (жидкой крови), , вероятно, из снижение функции реннин-ангиотензин- альдостерон ось

Эритропоэтин, как лекарство, используется для лечения некоторых типов анемии.Кроме того, он иногда используется спортсменами в качестве допинга для увеличения количества эритроцитов, что увеличивает их запасы кислорода [10].

8) Тестостерон и другие гормоны

Тестостерон стимулирует выработку красных кровяных телец и увеличивает гемоглобин, особенно в высоких дозах [21].

Андрогены стимулируют выработку красных кровяных телец. Они делают это за счет увеличения высвобождения ЭПО, стимуляции активности костного мозга и увеличения включения железа в эритроциты [17].

Другие гормоны, которые увеличивают производство красных кровяных телец, включают кортизол, гормон роста и инсулиноподобные факторы роста [17].

9) Некоторые редкие генетические заболевания

У некоторых людей высокое количество эритроцитов и уровень гемоглобина могут быть вызваны редкими наследственными заболеваниями (например, первичной семейной и врожденной полицитемией) [22].

Низкий гемоглобин

Гемоглобин обычно снижается при уменьшении количества эритроцитов. Низкий уровень гемоглобина может означать, что ваша кровь менее эффективно переносит кислород.Это состояние называется анемией [23].

Но имейте в виду, что одного теста недостаточно для диагностики анемии. Врачи интерпретируют значение гемоглобина с учетом истории болезни человека и других результатов анализов, таких как эритроциты, гематокрит и показатели эритроцитов. Немного заниженный результат может не иметь медицинского значения, поскольку этот тест часто меняется в зависимости от дня и от человека к человеку.

Немного более низкий уровень гемоглобина обычно не сопровождается какими-либо симптомами .Однако во время тренировок любая потеря гемоглобина или эритроцитов приводит к снижению переносимости упражнений, даже в пределах нижних нормальных значений [3].

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), анемия определяется как гемоглобин < 12,0 г / дл у женщин и < 13,0 г / дл у мужчин [24].

Хотя способность переносить кислород зависит от уровня циркулирующего гемоглобина, у людей с хронической анемией может развиться компенсаторный механизм, улучшающий разгрузку тканей кислородом.Этот механизм поддерживает адекватную доставку кислорода тканям до уровня гемоглобина 7-8 г / дл [3].

Тяжелая анемия определяется как уровень гемоглобина ниже 7 г / дл [3].

Симптомы низкого гемоглобина

Признаки низкого гемоглобина / анемии включают [25, 26, 27]:

  • Усталость и общую слабость
  • Раздражительность
  • Головокружение
  • Головные боли
  • Плохая концентрация
  • Одышка
  • Сердцебиение (учащенное или нерегулярное сердцебиение)
  • Непереносимость физических упражнений
  • Холодные руки и ноги (нарушение способности поддерживать внутреннюю температуру тела)

Исходя исключительно из симптомов, может быть непросто понять, что у человека анемия.Это потому, что у людей с низким гемоглобином одновременно будет относительно мало симптомов. Более того, они часто привыкают к своим симптомам и считают их нормальными [26].

Факторы и условия, снижающие гемоглобин

Показанные здесь причины обычно связаны с низким гемоглобином. Проконсультируйтесь со своим врачом или другим медицинским работником, чтобы поставить точный диагноз. Ваш врач интерпретирует падение гемоглобина вместе с другими тестами, такими как эритроциты, гематокрит и показатели эритроцитов.

1) Дефицит железа

Эритроцитам требуется большое количество железа для выработки гемоглобина . Фактически, более половины всего железа в организме содержится в гемоглобине [28]!

Дефицит железа снижает уровень гемоглобина и приводит к анемии, когда запасы железа в организме истощаются [28].

При отсутствии большого кровотечения железодефицитная анемия обычно развивается медленно в течение месяцев или лет [28].

Излечение железодефицитной анемии может происходить столь же медленно, в зависимости от количества железа в рационе и состояния функции кишечника [28].

В развитых странах от 4 до 20% населения страдают железодефицитной анемией, тогда как в развивающихся странах эти цифры колеблются от 30 до 48% [29].

2) Другой дефицит витаминов и минералов

Помимо недостатка железа, анемия также является следствием нехватки других микронутриентов, таких как витамины B12 и B9 (фолиевая кислота) или, реже, витамин A, витамин B6 или медь [30 ].

Все эти витамины и минералы важны для производства красных кровяных телец.

Витамины группы В и анемия

Дефицит витамина B12 (кобаламина) обычно вызван мальабсорбцией в развитых странах и недостаточным потреблением с пищей в развивающихся странах [31].

Дефицит витамина B12 встречается почти у 6% людей в возрасте 60 лет и старше, тогда как маргинальный (легкий) дефицит встречается почти у 20% людей в более старшем возрасте [32].

Пониженное всасывание витамина B12 часто связано с злокачественной анемией, аутоиммунным заболеванием, которое вызывает воспаление желудка, которое препятствует всасыванию витамина B12.Распространенность злокачественной анемии в европейских странах составляет около 4%, и она чаще встречается у пожилых людей [32].

Дефицит фолиевой кислоты (витамина B9) – еще одна важная причина анемии [33].

Анемия, вызванная недостаточностью фолиевой кислоты, возникает из-за плохого питания, нарушения всасывания в кишечнике, повышенной потребности в этом витамине (например, во время беременности), истощения запасов некоторыми лекарствами или наследственных заболеваний [34, 35].

Дефицит витамина А и анемия

Дефицит витамина А может вызвать анемию , потому что это питательное вещество важно как для производства клеток крови, так и для мобилизации железа из запасов железа [36, 37].

Витамин А также увеличивает выработку эритропоэтина (ЭПО), стимулятора выработки красных кровяных телец [37].

Дефицит витамина А распространен в развивающихся странах, но редко встречается в США.

Медь и анемия

Дефицит меди вызывает нарушение производства клеток крови и медно-дефицитную анемию [38]. Дефицит меди обычно возникает из-за проблем со здоровьем.

3) Кровопотеря

Кровопотеря может возникнуть в результате ран и язв, обильных менструальных кровотечений или частой сдачи крови.

Пилотное исследование с участием 44 женщин показало, что у женщин с обильным менструальным кровотечением уровень гемоглобина был ниже, а у них чаще была анемия [39].

Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) известны тем, что вызывают повреждение кишечника и кровотечение из верхних отделов кишечника. Даже низкие дозы аспирина или НПВП, таких как ибупрофен, могут увеличить кровопотерю, а их частое применение может привести к анемии [40].

У частых доноров крови также может развиться анемия. Это происходит потому, что сдача крови удаляет из крови большое количество железа.Некоторые ученые утверждают, что минимальный 56-дневный интервал между донорами для доноров в США может быть недостаточным для восстановления запасов гемоглобина и железа. Вот почему донорам лучше контролировать уровень железа и ферритина и при необходимости использовать добавки железа или для продления периода между донорами [41].

4) Заболевания, нарушающие усвоение питательных веществ

Состояния, нарушающие усвоение питательных веществ, могут вызывать анемию, вызывая дефицит питательных веществ (чаще всего железа).Это может произойти при таких состояниях, как целиакия, воспалительное заболевание кишечника (ВЗК), аутоиммунный гастрит (заболевание, которое разрушает клетки, вырабатывающие желудочную кислоту) и инфекция Helicobacter pylori [42, 43, 44, 45, 46].

Анемия является наиболее частым симптомом целиакии , обнаруживается у 32-69% взрослых с этим заболеванием [40].

Анемия также является одним из наиболее распространенных осложнений ВЗК (воспалительного заболевания кишечника) [44, 47].

5) Хирургия обходного желудочного анастомоза

Люди, перенесшие операцию обходного желудочного анастомоза, усваивают меньше питательных веществ. Вот почему железодефицитная анемия может быть относительно распространенным явлением после операции желудочного шунтирования [48].

6) Хронические воспалительные заболевания

Воспалительная анемия (также называемая анемией хронического заболевания) возникает при хронических инфекциях, критических заболеваниях , почечной недостаточности , аутоиммунных заболеваниях и раке [49].

Это вызвано активацией иммунной системы (интерлейкин IL-6 увеличивает выработку гормона гепсидина, который снижает уровень железа в крови) [50, 51].

Например, по оценкам, от 30 до 60% пациентов с ревматоидным артритом могут иметь анемию [52].

Это анемия от легкой до умеренной. Значения гемоглобина редко опускаются ниже 8 г / дл [53].

Лучшее лечение этого типа анемии – лечение основного заболевания . Когда это невозможно, врачи могут назначить переливание крови, внутривенное введение железа и средства, стимулирующие выработку эритроцитов, чтобы улучшить состояние [49].

7) Избыточный вес

Избыточный вес был связан с более низким уровнем гемоглобина, вероятно, из-за хронического воспаления [54].

Обследовано 707 подростков. у полных девушек уровень гемоглобина был ниже [55].

8) Аномальное разрушение эритроцитов

Гемоглобин ниже в условиях, которые вызывают аномальное разрушение красных кровяных телец (гемолитическая анемия), включая [56, 57, 58, 59]:

  • инфекции, такие как малярия
  • Увеличенная селезенка
  • наследственные заболевания, такие как серповидно-клеточная анемия
  • аутоиммунная анемия (антитела, атакующие красные кровяные тельца)

9) Генетические нарушения производства гемоглобина

Существует несколько генетических нарушений, при которых гемоглобин является аномальным. , в результате чего образуются деформированные эритроциты, такие как [57, 60]:

  • Серповидно-клеточная анемия
  • Альфа- и бета-талассемия
Серповидно-клеточная анемия

Серповидно-клеточная анемия вызывается мутацией в гене для одной из цепей гемоглобина.Включение аномальных цепей приводит к аномальному гемоглобину, называемому гемоглобином S (HbS). Заболевание встречается только у людей, у которых есть две аномальные копии.

Красные кровяные тельца, содержащие этот HbS, становятся жесткими , принимают форму полумесяца или «серпа» . Из-за своей формы , они препятствуют кровотоку в более мелких кровеносных сосудах [61].

Серповидно-клеточная анемия вызывает воспаление, образование тромбов, разрушение эритроцитов, недостаток кислорода и, в конечном итоге, повреждение органов [57].

Эпизодическое обострение может вызвать сильную боль, легочную недостаточность и инсульт [61].

Около 240 000 детей ежегодно рождаются с серповидно-клеточной анемией, большинство из них – в Африке. Только 20% доживают до второго дня рождения [61].

Средняя выживаемость пациентов с серповидноклеточной анемией в США составляет около 42 лет [61].

Есть важная причина того, почему это заболевание так распространено. А именно, носители HbS, имеющие единственную аномальную копию, устойчивы к малярии [62, 57].

Носители одной копии HbS обычно имеют 40% HbS. Обычно они протекают бессимптомно. Для того, чтобы испытать симптомы серповидно-клеточной анемии, требуется серьезная кислородная недостаточность [62].

Примерно 8% афроамериканцев являются носителями этого варианта гемоглобина [62].

Талассемии

Талассемии – это заболевания, вызываемые комбинацией более 300 известных мутаций в цепях гемоглобина (альфа или бета) [61].

Эти мутации распространены в Средиземноморье, Юго-Восточной Азии и Китае.Ежегодно рождается около 60 000 пострадавших детей [61].

Люди с талассемией имеют анемию различной степени . В одном из наиболее тяжелых случаев, например, при большой бета-талассемии, невозможно поддерживать уровень гемоглобина выше 6,5 г / дл [61].

В то время как некоторым людям с этим заболеванием требуется регулярное переливание крови, другим требуется спорадическое переливание, когда активность костного мозга подавлена ​​(например, из-за вирусной инфекции). Вариантами лечения более тяжелых случаев могут быть трансплантация костного мозга или генная терапия [61].

Так же, как носители серповидноклеточного HbS, носители мутации талассемии также устойчивы к малярии. Поэтому эти мутации относительно распространены [63].

10) Хроническая болезнь почек

Анемия также развивается как частое осложнение хронической болезни почек (ХБП). Тяжесть анемии может быть пропорциональна степени нарушения функции почек [64].

Нарушение функции почек является следствием неспособности почек вырабатывать эритропоэтин (ЭПО), гормон, стимулирующий выработку красных кровяных телец [65].

11) Гипотиреоз

Анемия часто сопровождает заболевания щитовидной железы [66].

Гормоны щитовидной железы стимулируют выработку эритроцитов как напрямую, так и за счет увеличения выработки эритропоэтина (ЭПО) [66].

Анемия при гипотиреозе может быть результатом снижения функции костного мозга, снижения выработки эритропоэтина или дефицита железа, витамина B12 или фолиевой кислоты [66].

Связь между анемией и заболеваниями щитовидной железы двусторонняя, поскольку железодефицитная анемия снижает уровень гормонов щитовидной железы [66].

Исследование с участием 60 человек показало, что добавление железа к терапии тироксином улучшает гипотиреоз лучше, чем терапия только тироксином [67, 68].

12) Упражнения на выносливость (спортивная анемия)

Тренированные спортсмены , , особенно в видах спорта на выносливость , , часто имеют « спортивная анемия ».

Это не всегда обычная анемия. Фактически, у спортсменов часто увеличивается общая масса эритроцитов и гемоглобина по сравнению с не спортсменами.Однако относительное снижение гемоглобина обусловлено увеличением объема плазмы (жидкой части крови) [17].

Однако некоторые виды упражнений могут фактически вызвать разрушение старых эритроцитов в сокращающихся мышцах или за счет сжатия, например, в подошвах ног во время бега [17].

Исследование с участием 747 спортсменов и 104 не спортсменов показало, что низкий гемоглобин чаще обнаруживается у людей, которые занимаются выносливостью, по сравнению с силовыми и смешанными тренировками [69].

13) Тяжелые металлы и токсины

Отравление свинцом снижает выработку гемоглобина и снижает выживаемость эритроцитов [70].

Несколько исследований с участием детей, подвергшихся воздействию свинца в окружающей среде, показали, что более высокие уровни свинца в крови связаны с более низким гемоглобином [71, 72].

Кадмий – еще один тяжелый металл, вызывающий анемию из-за разрушения красных кровяных телец, дефицита железа и дефицита эритропоэтина (ЭПО) [73].

Анемия и низкий уровень эритропоэтина являются клиническими признаками болезни итай-итай, которая является заболеванием, вызванным длительной интоксикацией кадмием в Японии [74].

Токсины, отличные от тяжелых металлов, также могут нарушать выработку красных кровяных телец. Например, афлатоксины могут уменьшать объем как гемоглобина, так и эритроцитов [75].

Афлатоксины – это токсины, вырабатываемые грибами, заражающими основные продовольственные культуры во многих развивающихся странах [76].

В исследовании 755 беременных женщин с более высоким уровнем афлатоксина в крови вероятность развития анемии была выше [76].

14) Заболевания костного мозга

Анемия и низкий уровень гемоглобина могут быть следствием заболеваний костного мозга (например,грамм. лейкоз, лимфома, миелома) и повреждения, вызванные токсинами, радиацией, химиотерапией и раком, которые распространились на костный мозг [77, 58].

15) Старение

Люди с большей вероятностью заболеют анемией с возрастом [78].

Крупное исследование, проведенное в США с участием почти 40 тысяч человек, показало, что анемия присутствует у 11% мужчин и 10% женщин старше 65 лет, а также у 26% мужчин и 20% женщин старше 85 лет [79].

Падение уровня гемоглобина, которое происходит примерно на восьмом десятилетии жизни, кажется частью нормального старения [79].

Но примерно в 50% случаев анемия у пожилых людей возникает по обратимым причинам, включая дефицит железа и витамина B12 и хроническую почечную недостаточность [78].

16) Беременность

При нормальной беременности объем крови увеличивается в среднем на 50%. Это быстрое увеличение объема крови начинается в первом триместре.

Однако объем плазмы (жидкая часть крови) увеличивается больше, чем масса эритроцитов, что вызывает относительное снижение уровня гемоглобина в течение первой половины беременности.Это известно как анемия беременности [3].

Это снижение гемоглобина больше всего у женщин с большими детьми или беременных близнецов [80].

17) Некоторые лекарства

Помимо НПВП, которые могут вызвать кровотечение, лекарства, используемые для снижения артериального давления, также могут снижать уровень гемоглобина. Обычно эти изменения небольшие. Однако в некоторых случаях эти препараты могут вызывать клинически значимую степень анемии [81].

Лекарства от кровяного давления вызывают гемодилюцию (увеличение содержания жидкости в крови), гемолитическую анемию (аномальное разрушение эритроцитов) и / или подавление выработки красных кровяных телец [81].

Факторы и условия, влияющие на функцию гемоглобина

1) Метгемоглобин

Метгемоглобин (metHb) – это форма гемоглобина, в которой железо находится в измененном состоянии (Fe 3+ вместо Fe 2+ ) и не может связывать кислород.

Помимо того, что этот тип гемоглобина не может переносить кислород, он вызывает окислительное и воспалительное повреждение кровеносных сосудов [82].

У нормальных людей metHb составляет от 1 до 2% от общего гемоглобина [82].

Однако некоторые лекарства и токсины могут повышать уровень metHb.Некоторые генетические мутации также могут повышать уровень metHb.

Люди с более чем 10% metHb имеют синеватый оттенок кожи [62].

Симптомы и повреждения, связанные с мозгом и сердцем, начинают проявляться, когда metHb превышает 30% [62].

Метиленовый синий эффективно лечит как токсические, так и врожденные патологии [62].

2) Окись углерода

Окись углерода (СО) связывает гемоглобин со сродством, в 210 раз большим, чем кислород [62].

Вдыхание большого количества окиси углерода приводит к токсическому отравлению угарным газом [62].

Когда окись углерода связывает гемоглобин, гемоглобин больше не может связывать кислород. Это вызывает повреждение тканей из-за недостатка кислорода [62].

У людей с отравлением угарным газом происходит поражение мозга и сердца, когда уровень связанного с угарным газом гемоглобина превышает 20% [62].

Уровни от 40 до 60% приводят к потере сознания, коме и смерти [62].

Отравление угарным газом можно лечить кислородом или обменным переливанием крови [62].

Серия гемоглобина

Этот пост является второй частью серии из трех частей:

Эритропоэтин | Лабораторные тесты онлайн

Источники, использованные в текущем обзоре

2020, проведенная Хода Хаграсс, доктор медицинских наук.D., доцент кафедры патологии и медицинский директор клинической химии и иммунологии, UAMS и ACH.

Сообщение FDA по безопасности лекарственных средств: Измененные рекомендации по дозировке для повышения безопасности использования стимулирующих эритропоэз агентов (ЭСС) при хронической болезни почек. Доступно в Интернете по адресу https://www.fda.gov/drugs/drug-safety-and-availability/fda-drug-safety-communication-modified-dosing-recommendations-improve-safe-use-erythropoiesis. Дата обращения 04.10.2020.

Эритропоэтиновая проба.Медицинская энциклопедия MedlinePlus. Доступно на сайте https://medlineplus.gov/ency/article/003683.htm. Дата обращения 04.10.2020.

Калантар-Заде К. История средств, стимулирующих эритропоэз, разработка биосимиляров и будущее лечения анемии в нефрологии. Am J Nephrol. 2017; 45 (3): 235-247. DOI: 10,1159 / 000455387. Epub 2017, 1 февраля. PMID: 28142147; PMCID: PMC5405152.

Всемирное антидопинговое агентство. Запрещенный список UFC (31 августа 2019 г.). Доступно в Интернете по адресу https: // ufc.usada.org/wp-content/uploads/UFC-Prohibited-List.pdf. Дата обращения 05.10.2020.

Каушанский К. Кроветворение и гемопоэтические факторы роста. В: Goldman L, Schafer AI, ред. Goldman-Cecil Medicine. 26-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевьер; 2020: глава 147.

Источники, использованные в предыдущих обзорах

Томас, Клейтон Л., редактор (1997). Циклопедический медицинский словарь Табера. Компания F.A. Davis, Филадельфия, Пенсильвания [18-е издание].

Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж.(2001). Справочник по диагностическим и лабораторным испытаниям Мосби, 5-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури.

Уоллинг, А. (1 апреля 2004 г.). Эритропоэтин улучшает анемию, но не контролирует рак. Американский семейный врач [Интернет-журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.aafp.org/afp/20040401/tips/13.html.

(© 2005). Эритропоэтин. Руководство ARUP по клиническим лабораторным исследованиям [он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.aruplab.com/guides/clt/tests/clt_a241.jsp#1147927.

Харт, Дж.(2004 16 января). Эритропоэтин. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003683.htm.

Эккардт, К. (2001). После 15 лет успеха – перспективы терапии эритропоэтином. Циферблат нефрола (2001) 16: 1745-1749 [Электронный журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://ndt.oxfordjournals.org/cgi/content/full/16/9/1745.

Bahlmann, F. et. al. (2004). Эритропоэтин: это больше, чем лечение анемии? Циферблатная трансплантация нефрола (2004) 19: 20-22 [Электронный журнал].Доступно в Интернете по адресу http://ndt.oxfordjournals.org/cgi/content/full/19/1/20.

Денкер, Б. (март 2004 г.). Эритропоэтин: от скамейки к постели. Раунды по нефрологии 2 (3) [Электронный журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.cardiologyrounds.org/crus/nephUS_0304.pdf#search=’erythropoietin ‘.

Янгерман-Коул, С. (17 ноября 2004 г.). Эритропоэтин. Kaiser Permanente [Он-лайн информация]. Доступно на сайте http://prospectivemembers.kaiserpermanente.org.

Абрамсон, С.и Абрамсон, Н. (15 февраля 1999 г.). «Обычные» необычные анемии. Американский семейный врач [Интернет-журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.aafp.org/afp/9ap/851.html.

(март 2005 г.). Протокол тестирования ИААФ EPO. Международная ассоциация легкоатлетических федераций [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.iaaf.biz/newsfiles/28888.pdf#search=’erythropoietin,%20testing ‘.

Снивли, К. и Гутьеррес, К. (15 ноября 2004 г.). Хроническая болезнь почек: профилактика и лечение распространенных осложнений.Американский семейный врач [Интернет-журнал]. Доступно в Интернете по адресу http://www.aafp.org/afp/20041115/1921.html.

Goodnough, L.T. (2004). Кровяной допинг: от железа к золоту? Американское общество гематологов, ASH Online [он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.hemology.org/meeting/2004/newsdaily/issue_3/Blood_Doping.cfm.

Новости Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. FDA усиливает информацию о безопасности эритропоэтин-стимулирующих агентов (ESAs). (Информация в Интернете, по состоянию на март 2007 г.).Доступно в Интернете по адресу http://www.fda.gov/bbs/topics/NEWS/2007/NEW01582.html.

Healthday, MedlinePlus. FDA ужесточает предупреждения о лекарствах от анемии. 9 марта 2007 г. (онлайн-информация, по состоянию на апрель 2007 г.). Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/news/fullstory_46388.html.

Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж. (© 2007). Справочник по диагностическим и лабораторным испытаниям Мосби, 8-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури. С. 406-407.

Ву, А. (2006). Клиническое руководство по лабораторным исследованиям Тиц, четвертое издание.Сондерс Эльзевир, Сент-Луис, Миссури. Стр. 364-365.

Томас, Клейтон Л., редактор (1997). Циклопедический медицинский словарь Табера. Компания F.A. Davis, Филадельфия, Пенсильвания [18-е издание]. Стр 672.

Grund, S. (обновлено 27 августа 2007 г.). Эритропоэтиновая проба. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003683.htm. Доступно 22.11.08.

Артунч Ф. и Рислер Т. (6 ноября 2007 г.). Концентрация эритропоэтина в сыворотке и реакция на анемию у пациентов с хроническим заболеванием почек или без него.Medscape from Циферблат нефрола . 2007; 22 (10): 2900-2908 [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/564922. Доступно 22.11.08.

(октябрь 2008 г.). Анемия при заболевании почек и диализе. Национальный информационный центр по почечным и урологическим заболеваниям [он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://kidney.niddk.nih.gov/kudiseases/pubs/anemia/. Доступно 22.11.08.

(август 2007 г.). Ваши почки и как они работают. Национальный информационный центр по почечным и урологическим заболеваниям [он-лайн информация].Доступно в Интернете по адресу http://kidney.niddk.nih.gov/kudiseases/pubs/yourkidneys/. Доступно 22.11.08.

Дагдейл, Д. (Обновлено 14 августа 2011 г.). Эритропоэтиновая проба. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003683.htm. По состоянию на апрель 2012 г.

(© 1995-2012). Идентификатор теста: ЭПО Эритропоэтин (ЭПО), сыворотка. Клиника Мэйо Медицинские лаборатории Мэйо [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http: //www.mayomedicallaboratories.ru / test-catalog / Обзор / 80173. По состоянию на апрель 2012 г.

Мур, Э. и Белломо, Р. (21 марта 2011 г.). Эритропоэтин (ЭПО) при остром повреждении почек. Анналы интенсивной терапии 2011, 1: 3 [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.annalsofintensivecare.com/content/1/1/3. По состоянию на апрель 2012 г.

(Обновлено 14 ноября 2011 г.) Почечная недостаточность: чего ожидать. Национальный информационный центр по почечным и урологическим заболеваниям [он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http: // kidney.niddk.nih.gov/kudiseases/pubs/expect/. По состоянию на апрель 2012 г.

(обновлено 9 сентября 2010 г.). Анемия при заболевании почек и диализе. Национальный информационный центр по почечным и урологическим заболеваниям [он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://kidney.niddk.nih.gov/kudiseases/pubs/anemia/. По состоянию на апрель 2012 г.

Лерма, Э. и Стейн, Р. (Обновлено 28 марта 2012 г.). Анемия хронических заболеваний и почечной недостаточности. Справочник по Medscape [Он-лайн информация]. Доступно на сайте http: // emedicine.medscape.com/article/1389854-overview. По состоянию на апрель 2012 г.

Пагана, К. Д. и Пагана, Т. Дж. (© 2011). Справочник по диагностическим и лабораторным испытаниям Мосби, 10-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури. С. 414-415.

(2010) Amer, J. et. al. Анемия . Антиоксидантное действие эритропоэтина на талассемические клетки крови. Доступно в Интернете по адресу http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3065733/. По состоянию на сентябрь 2016 г.

(март 2011 г.) Jelkmann, W. The Journal of Physiology .Регулирование продукции эритропоэтина. Доступно в Интернете по адресу http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3082088/. По состоянию на сентябрь 2016 г.

(2011). Локателли Ф. и Дель Веккио Л. Онколог . Средства, стимулирующие эритропоэз, в почечной медицине. Доступно в Интернете по адресу http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/21930831. По состоянию на сентябрь 2016 г.

(сентябрь 2015 г.). MedlinePlus. Эритропоэтиновый тест. Доступно в Интернете по адресу https://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003683.htm. По состоянию на сентябрь 2016 г.

(сентябрь 2014 г.) Medscape. Количество ретикулоцитов и содержание гемоглобина. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/2086146-overview#a2. По состоянию на сентябрь 2016 г.

(август 2004 г.) Ноукс, Т. Д. Медицинский журнал Новой Англии . Испорченная слава – допинг и спортивные результаты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *